Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Битва за помощь Детройту превращается в последнюю политическую битву года. Сработают ли гигантские пакеты экономического и финансового стимулирования? Успех Барака Обамы вдохновляет не всех афроамериканцев



Юрий Жигалкин: Битва за помощь Детройту превращается в последнюю политическую битву года. Сработают ли гигантские пакеты экономического и финансового стимулирования? Успех Барака Обамы вдохновляет не всех афроамериканцев. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Идея спасения большой детройтской тройки от банкротства превращается в повод для неожиданно эмоциональной политической и даже философской схватки, ставкой в которой может стать будущее страны. В то время как сторонники выделения второго 25-миллиардного кредита трем автопроизводителям заявляют, что государство обязано поддержать Детройт, поскольку на кону стоят миллионы рабочих мест, противники считают, что налогоплательщики не должны содержать нежизнеспособную индустрию, это противоречит американской традиции и не приведет ни к чему хорошему. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Барак Обама в интервью телекомпании CBS заявил, что коллапс автомобильной промышленности станет катастрофой в нынешней ситуации, что помощь должна быть оказана на определённых условиях.


«Компании исчезают и на их место приходят другие. Это хотя и болезненный, но естественный процесс. И вытаскивать за уши банкротов, на мой взгляд, неверно, - говорит Ричард Шелби, сенатор-республиканец из Алабамы. - Эти компании испытывают трудности, прежде всего потому, что производят не ту продукцию. В автомобильных корпорациях трудятся квалифицированные рабочие, но, видимо, неквалифицированное руководство».


Президент профсоюза автомобилестроителей Рон Геттелфингер возмущён тем, что слышны обвинения в адрес непомерных аппетитов профсоюзов, высоких зарплат и разных льгот рабочим автомобильной промышленности.



Рон Геттелфингер: Нет сомнений, что многие компании должны были вовремя исправить свои ошибки. Но сейчас дело не в ошибках автомобильных корпораций, а в том, что потребитель не может получить банковскую ссуду на покупку автомобиля, а страдают производители. Я не согласен, что автокорпорациям лучше позволить объявить банкротство ради защиты от кредиторов и реорганизации. Банкротство - это худший путь для нашей промышленности. Потому что за банкротством по параграфу 11-му о реорганизации последует банкротство по параграфу 7-му, то есть ликвидация.



Ян Рунов: Из-за разногласий вопрос о помощи детройтской тройке может быть отложен до 2009 года, когда решение будет принимать президент Обама. Со временем, как полагают республиканцы, станет очевидной ошибочность и опасность раздачи государственных денег. В связи с этим бывший спикер Конгресса республиканец Ньют Гингрич заявил.



Ньют Гингрич: Когда Конгресс даёт миллиарды долларов дискредитировавшим себя компаниям, голосовавшие за Обаму 20-летние, 30-летние избиратели увидят, что они стали платить больше налогов, а зарабатывать больше не стали, они могут сильно разочароваться уже к лету будущего года.



Ян Рунов: Администрация Буша дала понять, что не планирует использовать весь пакет 700-милллиардной помощи финансовому сектору. По меньшей мере, половина суммы останется в распоряжении следующей администрации. Пусть Обама решит, как распределить следующие 350 миллиардов.



Юрий Жигалкин: В то время как законодатели намерены определить судьбу автомобильного Детройта, американские экономисты все скептичнее оценивают экономическую ситуацию. Согласно опросу, проведенному Федеральным резервным банком Нью-Йорка, эксперты считают, что США находятся в глубоком экономическом спаде, который начался прошлой весной и продлится, по крайней мере, до будущего лета. Такой прогноз - одно из свидетельств того, что беспрецедентные меры экономического и финансового стимулирования, предпринимающиеся Вашингтоном, уже больше полугода не дают результатов.


Как это можно объяснить? Я задал этот вопрос директору научного общества «Атлас» Эдварду Хаджингсу.



Эдвард Хаджингс: Дело в том, что проблемы, с которыми столкнулась экономика, слишком глубоки, их невозможно нейтрализовать временными поверхностными мерами, которыми являются многомиллиардные впрыскивания капитала. Глубинная причина того, что сейчас происходит, заключается в том, что и США и весь мир жил в последние годы не по средствам. Это произошло благодаря очень сходным действиям федеральной резервной системы и центральных банков других стран, вбрасывавших капитал, чтобы справиться с рецессией, первого-второго года, возникшей после того, как лопнул интернетный пузырь. Дешевый кредит, доступный повсюду, включая, развивающиеся страны, Россию, помог взвинтить цены на недвижимость, природные ресурсы до небывалых ненормальных уровней. Когда выяснилось, что эти цены абсурдны, что эти кредиты возвратить невозможно, а первым сигналом стало крушение рынка рискованных ипотечных кредитов в США, кредитная пирамида посыпалась. И этот процесс далеко не закончился.


Что сейчас пытаются сделать правительства многих стран? Они вновь удешевляют кредит, пытаясь поддержать дешевыми деньгами сдувающийся пузырь, это те же самые правительства, которые поспособствовали созданию проблемы. И такой подход вряд ли, на мой взгляд, улучшит положение.



Юрий Жигалкин: Какой в таком случае вывод? Стоит ли нам всем ждать худшего?



Эдвард Хаджингс: Я опасаюсь, что эти меры в недалеком будущем могут очень негативно отразиться на экономической ситуации. Конгресс и Белый дом с их планами помощи экономики игнорируют недавний опыт. Пытаясь помочь одной индустрии или, желая предотвратить рецессию, они своими действиями вызывают результаты, которых они не ожидали. Если они не позволят рыночным силам самим найти выход из этого кризиса, если они начнут двигаться по пути государственного вмешательства в рынки, мы можем повторить европейский опыт 60-70-х годов, то есть ничтожный экономический рост, ничтожный рост благосостояния, высокая безработица, застой на фондовых биржах. И такая ситуация в Европе продолжалась вплоть до 80-х годов, когда европейцы стали больше доверять рыночным силам.



Юрий Жигалкин: Это прогнозы американского экономиста Эдварда Хаджингса.


Вкратце - о некоторых из новостей дня и о том, почему пример Барака Обамы вдохновляет далеко не всех афроамериканцев.


Хиллари Клинтон готова возглавить внешнеполитическое ведомство в кабинете Барака Обамы. Об этом сообщила в понедельник британская газета «Гардиан». Это сообщение широко цитируется американскими средствами информации, несмотря на то, что пока никто формально не подтвердил сообщение о том, что пост госсекретаря был предложен Хиллари Клинтон. Знатоки вашингтонской политической кухни говорят, что серьезным препятствием на пути дипломатической карьеры сенатора от штата Нью-Йорк могут стать обширные деловые связи ее супруга, который за восемь лет, прошедшие после ухода его из Белого дома, получил около 500 миллионов долларов пожертвований для своего благотворительного фонда, часть этих пожертвований - от правительств ближневосточных стран. Мало того, известно, что Билл Клинтон не чурался контактов и с правительствами Казахстана и Китая, критикуемых за нарушение прав человека. Тезис конфликта интересов может стать сильным аргументом противников назначения Хиллари Клинтон на пост госсекретаря.


Впервые в истории страны спекуляция билетами может быть отнесена к разряду уголовных преступлений, если будет одобрен законопроект, предлагаемый сенатором от Калифорнии Дайаной Фейстин. Она предлагает наказать стотысячным штрафом и годом тюремного заключения тех, кто попытается перепродать пригласительные билеты на инаугурацию Барака Обамы. «Процедура приведения президента к присяге - один из самых важных ритуалов нашей демократической системы, - заявила сенатор. - Возможность стать свидетелем этого события не должна предметом купли-продажи». Но она может стать предметом розыгрыша в лотерею. Именно так, в виду небывалого спроса, намерены распределить большую часть из 240 тысяч бесплатных приглашений американские законодатели, которые получат эти приглашения незадолго до церемонии от Белого дома. Между тем, пригласительные билеты уже предлагаются на интернетных аукционах по цене от 1,5 тысяч долларов и выше.


Исторический факт победы на президентских выборах афроамериканца, может, как ни парадоксально, оказаться более значимым в глазах белого большинства, чем в глазах афроамериканцев, многие из которых не рассматривают его пример как образец для подражания. Рассказывает Владимир Морозов



Владимир Морозов: Победа Барака Обамы на президентских выборах продолжает оставаться сенсацией. Особенно в семьях афроамериканцев.



Афроамериканка: Когда Барак Обама выступает по телевизору, сын кричит - мама, мама иди сюда. И мы все сбегаемся смотреть.



Владимир Морозов: Но первые восторги проходят, а жизнь продолжается. Какие выводы делает молодежь из победы Барака Обамы?



Подросток: Его пример показывает, что быть отличником в школе - это не стыдно. Мне больше не нужно торчать на углу с пацанами. Я могу зарыться в книги и добиться успеха, и, может быть, тоже стать президентом или сенатором.



Владимир Морозов: Очень хорошо. Но, должность президента одна на всю страну. А сенаторов, хотя и побольше, но тоже всего 100 человек. И, строго говоря, до той же мысли «зарыться в книги и добиться успеха» можно было додуматься и до победы Барака Обамы. Как это сделал, например, афроамериканец Джером Стриклэнд. Он голосовал за Обаму и рад его победе. "Но, - говорит Джером, - мне не нужен никакой пример для подражания. Я любил музыку, учился, не гнушался никаким трудом, вкалывал в две смены. И я добился своего, теперь я ди-джей на радиостанции V -103 в городе Атланта".



Афроамериканка: У наших родителей был Мартин Лютер Кинг. Он дал им надежду и веру в лучшее будущее. А Барак Обама - это герой для нас.



Владимир Морозов: Но одной надежды мало, говорит психолог Стэндфордского университета Дэвид Спигл. Что толку стоять перед холодильником и с жаром молиться, чтобы Всевышний заполнил его продуктами!



Дэвид Спигл: Если надежда становится пустой фантазией, то она может не помочь вам, а навредить. Надежда приносит плоды только тогда, когда она подкреплена работой и когда она реалистична.



Владимир Морозов: Ту же мысль внушает своим подопечным социолог Карла Стокер, которая работает с афроамериканскими подростками. Да, говорит она, Барак Обама широко распахнул перед ними дверь, но войти в нее и идти дальше люди должны сами. Куда они пойдут? Конечно, признает Стокер, победа Обамы на выборах еще не означает, что страна покончила с расизмом. Но дело не столько в расизме, сколько в глубоких социальных проблемах афроамериканской семьи, о чем не раз говорил и сам Барак Обама во время избирательной кампании. Трудно объяснить расизмом, например, тот факт, что во многих семьях дети растут без отцов.


По результатам обследования, проведенного Американским социологическим журналом, более 20 процентов чернокожих, родившихся с 1965 по 1969 год, к своим 30 годам успели побывать в тюрьме. У белых та же доля 3 процента.



XS
SM
MD
LG