Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрею Сычеву отказывают в операции


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Валиев.



Андрей Шарый : В Ставрополе возбуждено уголовное дело о гибели в результате неуставных отношений солдата-срочника из Саратовской области Антона Шаламова. В качестве подозреваемого проходит другой военнослужащий этой части. Рядовой Антон Шаламов, который служил в городе Невинномысск, были найден повешенным в складском помещении на территории части 29 октября. По данным Союза солдатских матерей, накануне гибели солдат звонил матери, сообщил об издевательствах со стороны военнослужащих и просил помощи. Это очередной случай смерти солдата из-за неуставных отношений.


А сейчас мы вспомним о другой громкой истории, о которой говорили еще пару лет назад фактически каждый день. Семья Андрея Сычева, солдата, искалеченного сослуживцами во время службы в армии и лишившегося в результате издевательств старослужащих обеих ног, обратилась с письмом к министру обороны России Анатолию Сердюкову. Родные солдата утверждают, что военное ведомство не выполняет взятых на себя обязательств по отношению к Андрею. После того, как утихла шумиха в газетах и на телевидении вокруг этой страшной истории, военные врачи, в частности, пытаются отказать Сычеву в операции, о необходимости и возможности которой неоднократно заявляли заранее. Из Челябинска сообщает корреспондент Радио Свобода Александр Валиев.



Александр Валиев : Судьба солдата Андрея Сычева, еще полтора года назад бывшая в центре внимания прессы и общественности, теперь редко упоминается на страницах газет, в интернете и эфирах. Между тем, проблем у парня, искалеченного в армии, по-прежнему много. Он несколько окреп физически, но по-прежнему передвигается на инвалидной коляске, и не научился ходить на протезах. Раз в полгода он с мамой ездит на плановые осмотры в госпиталь Бурденко. Но с каждым разом прием им оказывают все более и более прохладный. Рассказывает сестра Андрея Марина Муфферт.



Марина Муфферт : Андрей находится в общей палате, то есть палате на четырех больных. В принципе, по-прежнему ему оказывается какое-то бесплатный медицинский осмотр, бесплатное лечение, бесплатное питание. Что касается мамы, то если раньше ее точно также обеспечивали бесплатным питанием и койко-местом либо в общежитии, либо в больнице в палате с Андреем, то сейчас этого не произошло. Она туда приехала, с трудом ей удалось выбить комнату в общежитии, за которую она сейчас будет платить в размере 150 рублей в день. Сколько они там будут, в принципе, неизвестно.



Александр Валиев : Однако проблема, с которой семья Сычевых обратилась к журналистам, связана не с бытовыми условиями. Оказалось, что вот уже полтора года им обещают провести восстановительную операцию, которая бы могла дать шанс Андрею на нормальную семейную жизнь. Сначала врачи говорили, что нужно набраться сил после интенсивного лечения, потом призывали подождать, пока солдат встанет на протезы, впоследствии ссылались на нежелательность проведения операции в летний период, и вот настала осень. Сейчас у медиков госпиталя Бурденко уже совсем другая точка зрения. Говорит Марина Муфферт.



Марина Муфферт : Они конкретно сказали, что шансов на успех нет. Придется затрагивать сосуды, а сосуды у него травмированы. И невозможно предугадать, как поведет себя организм, то есть справиться, не справится. Возможно опять же образование новых тромбов. Это может, в принципе, привести даже к летальному исходу. Если это действительно, на самом деле, так, если невозможно сделать операцию с медицинской точки зрения, почему нам об этом не сообщили сразу еще тогда, еще в 2006 году, когда Андрей находился в госпитале имени Бурденко на лечении? Почему тогда об этом не сообщили? Почему они нас на протяжении двух лет кормят вот этими завтраками - давайте подождем то, давайте, подождем это?



Александр Валиев : Семья Сычевых консультировалась у независимых экспертов, которые пришли к выводу о том, что операция возможна. В этой связи у родных Андрея возникает подозрение, что военные врачи просто не хотят делать обещанную сложную операцию, а Министерство обороны - оплачивать ее.



Марина Муфферт : Сейчас мы независимо от врачей госпиталя имени Бурденко ведем разговоры со специалистами-урологами, которые нам ситуацию прояснят. Пока на сегодняшний день есть информация о том, что операция возможна.



Александр Валиев : А вот точка зрения правозащитника Сергея Беляева, который на протяжении всего времени после ЧП с Андреем оказывал юридическую помощь его семье.



Сергей Беляев : Мне кажется, что ничего удивительного в такой оценки ситуации нет. Если внимательно анализировать, как заботилось военное ведомство за своим солдатом, покалеченным на службе вплоть до того, что проблемы были с оплатой билетов для поездки Андрея в госпиталь для наблюдения, которое, собственно говоря, они сами и вызывали, то, что уж говорить про дорогостоящие операции. Врачи госпиталя устали от тех проблем, которые доставляет им Сычев, и хотят столкнуть с себя эту ответственность. Мне кажется, что очередной опыт, который приобретают родители военнослужащих, молодые военнослужащие, анализируя судьбу Андрея, покажет, какую родину, какую страну они готовы защищать.



Александр Валиев : Семья Сычевых обратилась с письмом к министру обороны Сердюкову, и настроена любыми способами добиться того, чтобы военное ведомство исполнило свой долг перед солдатом, чью жизнь сломала армейская служба.



XS
SM
MD
LG