Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Центральном Доме литераторов прошла презентация антологии "Незримое благословенье: исламский Восток в русской поэзии"


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Сергей Тарасов: В Центральном Доме Литераторов прошла презентация антологии «Незримое благословенье: исламский Восток в русской поэзии». «Незримое благословенье» - строчка Анны Ахматовой, вспоминавшей о своих азиатских корнях. В книгу вошли произведения 130 авторов, написанные за трехвековой период.



Лиля Пальвелева: С древних времен славянский мир находился в тесном соседстве с тюркским миром, а через него и с исламом, что не могло не отразиться в русской литературе. Однако, никогда прежде, до «Незримого благословенья», никому не приходило в голову собрать такие произведения воедино. Почему? Вот как отвечает на этот вопрос составитель этого издания Михаил Синельников, известный поэт и переводчик восточной поэзии.



Михаил Синельников: Это было невозможно в силу атеизма советского общества, какие-то робкие попытки в Узбекистане были написать о некоторых русских поэтах советского времени, писавших об исламе, в Средней Азии. Это подавалось как восточные мотивы. Но, разумеется, какого-то либо обобщающего сборника не было. В эту книгу вошли стихи многие, великие, Пушкина, Лермонтова, Бунина, многих поэтом Серебряного века. Допустим, у Сологуба и у Блока есть стихи, вдохновленные Кораном. Отчасти они следовали Пушкину с его подражаниями Корану, но в этих стихах есть и личные переживания. Например, Блок над своим восьмистишьем работал 12 лет и вернулся в грозное время Первой мировой войны. Значит, мысль о кораническом пророчестве его не покидала.



Лиля Пальвелева: Это какое стихотворение вы имеете в виду?



Михаил Синельников: Это маленькое восьмистишье, в котором он говорит о том, что ему слышна тайная музыка, и что-то грозное в этой музыке есть.



Лиля Пальвелева: Я уже успела посмотреть книгу и увидела, что среди авторов есть и ваше имя. Прочитайте какое-нибудь из ваших стихотворений.



Михаил Синельников:


Не только в пустынях ислама,


Где солнце по ржавым холмам


Сражает и косо, и прямо


Скитальцев, одетых в ихрам.


Но в каждом душевном движении,


В терпеньи под ношей страстей


И, в частности, в стихосложении


Под оконном духовных властей.


И в самых невинных эклогах


О совести несколько строк.


«Путь к Богу не должен быть легок», -


Сказал на прощанье Пророк.



Лиля Пальвелева: Чтобы понимать такое стихотворенье во всей его полноте, надо, конечно, обладать некоторыми знаниями. Есть ли какие-то пояснения?



Михаил Синельников: Я никак не могу с вами согласиться. Мне кажется, это стихотворение очень простое и даже не обязательно связанное прямо с исламом. Но книга до некоторой степени комментированная. В ней есть стихи, конечно, разной сложности. Некоторые, как, например, вольные (а они всегда вольные) переводы из Корана русских поэтов, они требуют комментариев, подобно тому, как их требует сам Коран. И посмотрите, на памятнике Пушкина последняя строка есть не что иное, как цитата из Корана: «Не оспоривай глупца».



Лиля Пальвелева: К сказанному Михаилом Синельниковым добавлю: более чем 400-страничную антологию выпустили в свет нижегородский Издательский дом «Медина» и московское издательство «Наталис».


XS
SM
MD
LG