Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Государственной Думе обсуждался вопрос о состоянии российской экономики


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: В Государственной Думе сегодня обсуждался вопрос о состоянии российской экономики в связи с финансовым кризисом. Для ответов на вопросы депутатов в парламент были вызваны министр финансов Алексей Кудрин, министр экономики Эльвира Набиуллина и председатель Центрального банка Сергей Игнатьев.



Данила Гальперович: Депутаты и министры очевидно выполняли в парламентском зале разные задачи: люди из исполнительной власти пытались доказать, что в российской экономике ничего всерьез драматического не происходит, а парламентарии говорили обратное и приводили свои примеры экономического кризиса. Драматизма в этот спор добавило заявление председателя российского Центробанка Сергея Игнатьева о том, что всего лишь за два последних месяца золотовалютные резервы ЦБ сократились на одну шестую - почти на сто миллиардов долларов. Гораздо больше оптимизма было в выступлении министра финансов Алексея Кудрина, который доказывал, что создание несколько лет назад Стабилизационного фонда было не только хорошим способом защититься от кризиса, но и антиинфляционной мерой.



Алексей Кудрин: Мы должны были накапливать золотовалютные резервы и накапливать Стабилизационный фонд. Если бы мы этого не делали, у нас было бы не 24 за доллар, он был бы и 20, и 15. А как только цена на нефть пошла бы обратно, он бы обратно вернулся к 30-ти. Вот этих скачков, этих качаний мы не должны допускать. И золотовалютные резервы, накаплиемые, и являются этой базой сохранения стабильности национальной валюты. Поэтому Стабилизационный фонд, который мы накапливали, соответственно, на 1 января 2004 года составлял всего 106 миллиардов рублей, на 1 января 2008 года он составил 3 триллиона 849 миллиардов рублей. При этом за один только год, за 2007-й, стабилизационный фонд прирос на 1 триллион 503 миллиарда рублей. Я слышал от некоторых депутатов, присутствующих даже в зале, постоянно повторяемую мысль о том, что эти деньги были изъяты из экономики. Значит, эти деньги никогда не попадали в экономику.



Данила Гальперович: И, по словам Алексея Кудрина, все это время Стабилизационный, а затем Резервный фонды работали как хорошее экспортное предприятие, в любых условиях приносящее стране прибыль. Тем не менее, министр экономики Эльвира Набиуллина призналась, что в последние годы политика российской власти в экономической сфере была, мягко говоря, недальновидной или устаревшей.



Эльвира Набиуллина: По сути, мировой экономический кризис, который только разворачивается, показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы. Она практически строилась на двух основных элементах: первое - это высокие цены на нефть, которые давали дополнительные экспортные доходы в страну (напомню, что цены на нефть в номинальном выражении за пять лет выросли в три раза, и мы к этому достаточно быстро привыкли), и второе - на доступе наших банков и наших предприятий к относительно дешевым длинным деньгам на заемных условиях для финансирования роста. Но по сути эта модель была не очень устойчива, потому что низкая диверсификация экономики, зависимость от экспорта только ряда секторов - известная всем проблема, но она сейчас выявилась в острой форме, и недостаточно развитый собственный финансовый рынок. Поэтому нам сейчас в условиях мирового финансового кризиса приходится искать новую модель экономического роста, новые источники финансирования. И главные задачи текущего момента: первое - это адаптация всей нашей экономики к снижению экспортных доходов (это будет происходить и к ухудшению платежного баланса, и второе - поиск собственных длинных ресурсов для экономического развития.



Данила Гальперович: Это признание позволило слову «кризис» теперь уже свободно звучать в парламентском зале, и депутат от Компартии Алексей Багаряков горячо, хотя и не очень внятно призывал власть легализовать этот термин.



Алексей Багаряков: Рано или поздно нам всем придется говорить вслух о кризисе. И чем позже мы начнем это делать, тем сильнее будет паника. Найти верные слова, действительно, непросто, учитывая и объективные трудности, и ту ловушку, в которую власти сами себя загнали. Мы призываем вас открыто говорить о проблемах со своими гражданами, активнее сотрудничать с нами, с депутатами. Не золотовалютные резервы, не нефть и не газ является нашим главным богатством. Наш народ - вот главное, о чем мы должны думать, принимая какие-то государственные решения. А приняв эти решения, иметь мужество нести за них персональную ответственность.



Данила Гальперович: Особенно же мощную порцию критики правительство получило от Владимира Жириновского. Каким-то образом умудрившись ни разу не упомянуть руководителя кабинета министров, Жириновский описал положение в стране и умственные способности министров в самых нелестных выражениях.



Владимир Жириновский: Ну, как вы можете говорить, что у вас везде доходность, да еще растет? Как так можно?! Вы что, умнее всех что ли? У американцев все рухнуло, в Европе тревога. Везде все плохо, а вы говорите: там доходность мы получили... Что вы получили?! Почему вы нам говорите, что какие-то там валюты в каких-то позициях, уменьшилось их процентное отношение - было 16, стало 8. Вы по-русски скажите: мы потеряли, мы, Россия, потеряли 30, 40, а может быть, 50 процентов всех наших накоплений. Потеряли! Навсегда! Все! Они ушли. Вот нужно что говорить. А вы начинаете обсуждать: вот там у нас уменьшилось... Что значит уменьшилось? То же самое ребенок скажет: "Знаешь, мама, у меня уменьшилось, было в кармане 100 рублей, а теперь там 10 копеек". Он потерял, ребенок, на улице деньги. Ни одной правильной функции вы не осуществили в условиях этого мирового финансового кризиса! Поэтому самая отрицательная оценка! "Двойка" по школьной системе, чтобы вам было понятно.



Данила Гальперович: На эти слова обиделся Алексей Кудрин. И обиделся всерьез.



Алексей Кудрин: Невероятно, Владимир Вольфович, услышать это, но это так. Вы говорите: как же так, все не умеют управлять, а вы умеете. Да, мы умеем, так мы управляем. У нас профессиональное управление в России, слава богу, привлечены лучшие профессионалы мира, эксперты, в том числе специалисты с нашего рынка, россияне, которые это умеют делать. Поэтому не уменьшилось. И то, что Владимир Вольфович не может поверить и говорит, что упало, и вот вы прямо так об этом скажите, - не упало. Это вранье, что вы говорите, Владимир Вольфович. Я за свои слова отвечаю по закону и перед каким хотите законом, и по бюджету, и по Уголовному кодексу.



Данила Гальперович: После дискуссии создалось впечатление, что обсуждавшие экономику министры и депутаты остались каждые при своем мнении: первые - что ухудшения можно не допустить, а вторые - что все и так достаточно плохо.


XS
SM
MD
LG