Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В российских регионах прокуроры начали проверять, как средства массовой информации освещают тему финансового кризиса


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Кирилл Кобрин: В российских регионах прокуроры начали проверять, как средства массовой информации освещают тему финансового кризиса. Цель акции - противодействовать «фактам информационных атак на банки и разжиганию панических настроений». Проверки проводятся на основании письма генерального прокурора России Юрия Чайки.



Вероника Боде: 17 ноября Оксану Панову, главного редактора информационного агентства « URA . RU », освещавшего проблемы банковского сектора в Свердловской области, вызвали для беседы в прокуратуру. Прокурор интересовался, откуда берется информация для публикаций о финансовом кризисе. Рассказывает заместитель главного редактора агентства Михаил Вьюгин.



Михаил Вьюгин: Прокурор показал письмо из Генеральной прокуратуры, направленно во все регионы с требованием изучить ситуацию освещения в медиа-сфере финансового кризиса. Прокурора интересовало, откуда берется информация. Редактор ответила, что надо разбирать каждую заметку отдельно, потому что у каждой заметки свои источники: где-то это вкладчики банка, которые не могут снять досрочно свои вклады, где-то это заемщики банка, которым был обещан кредит и которые не могут его получить...



Вероника Боде: Существуют ли законные основания для подобных прокурорских проверок? Такой вопрос я задала адвокату Владимиру Энтину, одному из авторов действующего закона о средствах массовой информации.



Владимир Энтин: Я понимаю прекрасно, что прокуратура - это достаточно квалифицированный и мощный орган, но ему сейчас поручают заниматься полностью не своим делом. Оценка того, как может быть воспринята та или иная публикация, - это дело экспертов именно в данной области, в области восприятия публикаций в СМИ. Возложение на прокуратуру функций цензуры в задачи этого не входит. Надлежащей компетенции по оценке того, как воспринимаются публикации СМИ населением она не обладает. Поэтому отношение у меня к этому очень тяжелое, потому что я понимаю, что это как бы попытка властей, если они выглядят неубедительно в своих объяснениях тех или иных экономических проблем и ситуации, которая происходит, возложить эту неубедительность, что это вот не они не умеют разъяснить то, что они делают, а это все нехорошие журналисты, которые все искажают, провоцируют и дезинформируют общественное мнение. Насколько мне известно, уже было вынесено предупреждение за распространение не соответствующих действительности сведений, способствующих паническим настроениям, ряду средств массовой информации как раз компетентным органом - Росохранкультурой. Но это все не афишировалось. А вот такое публичное как бы афиширование данного поручения иначе как внеправовое давление на средства массовой информации назвать нельзя.



Вероника Боде: Это мнение юриста. А что думают по этому поводу представители журналистского сообщества? Говорит редактор отдела экономики газеты "Московский комсомолец" Александр Гришин.



Александр Гришин: Во-первых, меня умиляет терминология: указание прокурорам на местах противодействовать фактам информационных атак на банки. Я не знаю понятия ни в Уголовном, ни в Уголовно-процессуальном кодексе, которое бы формулировало информационные атаки на что-то там, на банки или еще что-то. Соответственно, не понимаю, что и как тут будет происходить. Но, с другой стороны, меня это совершенно не волнует. Потому что мы никаких атак не проводим. Мы сообщаем о фактах и пишем вещи, которые проверяем, которые соответствуют действительности. А если, скажем, банк не исполняет своих обязательств, замалчивать это мы тоже не будем.



Вероника Боде: А вот как оценивает инициативу Генеральной прокуратуры экономист Ирина Ясина, руководитель Клуба региональной журналистики.



Ирина Ясина: Было бы смешно, если бы не было уверенности, что они обязательно кого-нибудь найдут и с кем-нибудь начнут разбираться, чтобы показать собственную значимость и то, что они тоже борются с этой финансовой турбулентностью, как они ее называют. "Кризис" же у нас нельзя слово употреблять особо часто. Это мне все напоминает Александра Третьего, который, когда был голод в огромном количестве губерний России в конце 19 века, сказал, что слово "голод" употреблять не надо, надо говорить "страдания от недорода". Вот у нас примерно то же самое. Ну, что, люди пытаются занять себя. Глупость полная.



Вероника Боде: А влияют ли на экономические процессы обсуждения в средствах массовой информации, на ваш взгляд?



Ирина Ясина: Безусловно, влияют. Это такая тонкая материя, которую как бы трогать страшно, а не трогать нельзя, потому что нужно информировать население. Например, слово "девальвация" больше всего боится произносить председатель Центрального банка, а отнюдь не население. Сказать это слово нельзя, потому что немедленно начинается нервная ситуация, я не скажу паника. А не сказать тоже нельзя, потому что надо предупредить. Понимаете, о банках как о покойниках надо - либо хорошо, либо ничего. Банк, если о нем кто-то начинает плохо говорить, это паника сразу среди вкладчиков и так дальше. Но, понимаете, за банк говорят цифры, не надо никаких слов. Если есть необходимость публикации баланса с какими-то негативными тенденциями, которые там видны, это все говорит само за себя. А граждане должны научиться эти цифры читать, вот и все. И научиться видеть, когда там сумасшедшие проценты дает какой-то банк, видеть не собственную алчность, а инстинкт самосохранения. Очень болезненная вещь. А что делать, все равно нужно говорить. Нужно находить слова, нужно находить интонации, нужно говорить не о том, что не будет, а о том, что мы делаем то-то и то-то для того, чтобы не было. Просто не тупо, не в лоб, но конечно, надо говорить.



Вероника Боде: Алексей Симонов, президент фонда защиты гласности, полагает, что Генеральная прокуратура пытается в данном случае осуществлять цензуру в средствах массовой информации.



Алексей Симонов: Вопрос - по какому поводу они возбудились. По поводу ли того, что с помощью публикация в СМИ одни банки пытаются утопить другие банки? Это было бы еще понятно. Или по поводу того, что Дмитрий Анатольевич Медведев сказал, что хорошо бы проследить, чтобы наша пресса не обижала наши банки? Если первое, то я за это, я глубоко убежден в том, что такого рода публикации существуют, к сожалению, пресса у нас в достаточной мере продажна, и такие проблемы есть. Но это требует очень серьезного расследования, а не такого вот наезда под эгидой общей тенденции, что давайте не будем критиковать свои банки, потому что у нас нельзя на сегодняшний день в стране упоминать слово "кризис".



Вероника Боде: Как вы полагаете, это имеет отношение к цензуре?



Алексей Симонов: Я еще пока результатов этого не знаю, но, в принципе, думаю, что имеет, и самое непосредственное. Потому что о чем писать - это проблема средств массовой информации. Более того, средства массовой информации обязаны писать о положении банков, потому что в этих банках лежат деньги людей, граждан, ради которых в принципе, в идеальной или в нормальной ситуации средства массовой информации работают. Они должна заботиться о деньгах своих читателей, которые лежат в тех банках, о которых они обязаны писать. Так что с этой точки зрения попытка в это вмешаться есть акт цензуры.



Вероника Боде: Прокурорские проверки прессы критикуют и в Общественной палате. Анатолий Кучерена, председатель комиссии по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, заявил, что считает заявление генерального прокурора преждевременным. Он уверен, цитирую, что «пытаться не дозволить журналисту высказать свое мнение по тем или иным вопросам через призму каких-то предписаний нельзя. Иначе это может войти в привычку».


XS
SM
MD
LG