Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Челябинске обострился конфликт между жильцами "социального дома" и муниципальными чиновниками


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Челябинске Александр Валиев.



Марк Крутов: В Челябинске обостряется конфликт между чиновниками и ветеранами, жителями так называемого "социального дома". Пожилые люди, среди которых много ветеранов и инвалидов войны, а также тружеников тыла, настаивают на том, что их обманули, заселяя в этот дом. С жильцами не хотят заключать договор социального найма, не разрешают прописывать родственников, дом практически не обслуживается коммунальными и социальными службами. У представителей муниципалитета - своя точка зрения на происходящее.



Александр Валиев: Жильцы челябинского социального дома ветеранов борются не то с чиновниками, не то с законами, не то с несправедливостью жизни. Каждый из этих людей нуждался в улучшении жилищных условий, каждый радовался новоселью. Спустя время радость сменилась отчаянием. Сегодня ветераны, многим из которых за 80, уверяют, что их обманули: обещали заключить договор социального найма, а в результате их пустили как постояльцев. Прописать к себе родственников они не могут, обслуживанием не довольны, жалуются во все инстанции. Рассказывает один из жильцов, Степан Филиппович Антипов, участник войны, инвалид второй группы...



Степан Антипов: Нам не сказали о том, что это или общежитие, или дом престарелых. Мы сюда поселились. Здесь все такие старики, в основном участники войны, немощные старушки, которым нужен повседневный, круглосуточный уход. Бывают даже такие случаи, что лекарство не то принимают они... вместо глазных закапали какими-то другими каплями. Ну, кого-то прописать надо здесь. Я думаю, мы заслужили квартиру все-таки. Меня пацаном забрали. Как говорится, еще нецелованные были. И семь с половиной лет я армии отдал, всю молодость я там отдал.



Александр Валиев: За примерами того, почему жильцам нужен уход родственников или просто близких людей, далеко ходить не надо. Они все дееспособны и обслуживают себя самостоятельно. Но тем не менее случаются и чрезвычайные ситуации. Бывает, память подведет - кто-то уйдет, оставив на плите кастрюлю, кому-то может стать плохо среди ночи, так что и до телефона доползти - проблема, а кто-то, как Раиса Тилиенко, оказывается заблокированным в собственной ванной.



Раиса Тилиенко: Было холодно, я все позакрывала - и балкон, и двери, и пошла погреться в ванну. Сильнее потянула дверь - и она у меня закрылась на этот запор. Я там просидела шесть часов. Я била и в стены, и в потолки, и в пол, и, в конце концов, по трубам, кричала, орала. Вызвали спасателей, и тогда только меня вытащили.



Александр Валиев: Пожилые люди говорят, что им необходимо прописать в свои квартиры родственников или близких людей, чтобы те имели право на проживание. В настоящий момент формально это правилами запрещено. Кроме того, ветераны негодуют по поводу обслуживания в доме. Они утверждают, что врачи бывают лишь три раза в неделю по два часа, от медсестер нет особого толка, не работает столовая, нет прачечной, стригут их ученики, а не мастера, никто за ними не ухаживает. Говорит Анатолий Иванович Цырненко...



Анатолий Цырненко: Нам, когда сюда посылали, сказали: там работает столовая, парикмахерская, вы, не выходя из дома, будете иметь все условия. А получился обман - дом неспециализированный.



Александр Валиев: Пожилые люди обращались во все инстанции, в том числе и в суд, но - безрезультатно. В своих жалобах они пишут, что их обманом заселили в этот дом, якобы сняв с очереди на получение собственного жилья. Слово Алексею Петровичу Сивашу…



Алексей Сиваш: Нам нужно, чтобы кто-то с нами жил, близкий, мы это заслужили, и тем не менее наша старость никому не нужна.



Александр Валиев: У муниципалитета - своя правда. Сотрудники мэрии уверяют, что держат на контроле этот дом, и стариков там никто не обижает, но дать квартиры в собственность никак нельзя. Говорит Ольга Кучерина, заместитель начальника Управления социального развития администрации Челябинска...



Ольга Кучерина: Эти жилые помещения не подлежат приватизации, передаче в поднаем и любому другому отчуждению. Это прописано в договоре, который подписывался каждым из проживающих в этом доме. Плюс к этому эта норма была прописана и в том заявлении, которое они писали на имя главы города с просьбой поселить в этот дом. Второе, дома социального обслуживания... есть такой документ, он называется "ГОСТ по системе социального обслуживания", подразумевает, что это действительно специализированное жилье, к которому приближены все виды услуг социального спектра.



Александр Валиев: Кто прав, кто виноват в этой ситуации, разобраться трудно. Ольга Леонидовна уверяет, что и у нее самой сердце обливается кровью, глядя на эту конфликтную ситуацию. Но есть ощущение, что на пожилых людей давят их взрослые дети, желающие приобрести казенное помещение в собственность. Кстати, по утверждению чиновницы, никто с федеральной очереди на жилье стариков не снимал. Другое дело - когда эта очередь подойдет. Что же касается обслуживания в доме, то оно предоставляется в рамках закона.



Ольга Кучерина: Наши уважаемые ветераны немного путают понятие дома специализированного и стационарного учреждения, как интернат, например. В стационарном интернатном учреждении действительно люди находятся на полном государственном обеспечении, когда их кормят за счет государства, стирают вещи, постельные принадлежности, обеспечивают лекарствами и так далее. Этот дом, по сути дела, это жилые помещения, к которым применяются те же нормы, что к обычным жилым помещениям, которые предоставляются по договору социального найма.



Александр Валиев: Слушая две противоположные точки зрения на одну ситуацию, понимаешь, что возник этот конфликт по одной простой причине: у государства нет или возможности, или желания дать ветеранам Великой отечественной жилье, а не квартиру в общежитии.


XS
SM
MD
LG