Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Берлине есть свой Барак Обама: портрет нового лидера Партии «зеленых» Германии


Ирина Лагунина: На партийном съезде, состоявшемся в минувшую субботу в Эрфурте, новым председателем влиятельной немецкой партии «Союз 90-Зеленые» был избран Джем Оздемир. Таким образом, впервые в истории Германии руководителем одной из ведущих партий стал политик иностранного происхождения. Этот факт анализирует в своем материале мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Джем Оздемир – по происхождению турок. Его родители поселились в ФРГ в середине 60-ых годов. Как и в семьях других турецких «гастарбайтеров», в доме у Оздемиров говорили по-турецки. Однако сын Джем, родившийся в 1966-ом, с детства в совершенстве владеет и немецким – тем его диалектом, который в просторечье именуется «швабским наречием». Джем Оздемир давно является членом партии Зеленых, в последнее время входил в ее руководство. В Турции победа Оздемира получила широкий резонанс. Национальные СМИ называют его «турецким Обамой», акцентируя тем самым значимость его победы, которая рассматривается как пример успешной интеграции иммигрантов в немецкое общество.


Какой резонанс вызвала эта победа в самой Германии, вы узнаете из сообщения нашего берлинского корреспондента Юрия Векслера.



Юрий Векслер: В партию, которую он теперь возглавляет, еще недавно партию Йошки Фишера, Джем Оздемир вступил в 1981 году в возрасте 16 лет. Ныне ему 42. В 29 лет он был впервые избран в Бундестаг. Он пробыл депутатом в течение 8 лет. В своей родной земле Баден-Вюртемберг он не прошел в качестве кандидата от партии Зеленых на прямое избрание в Бундестаг. Эта неудача, однако, не обескуражила Оздемира, и он не отказался от объявленного ранее самовыдвижения на пост руководителя партии. В качестве позитивного примера Оздемир напомнил об успехах Зеленых в коалиционном правительстве Шредера-Фишера, о принято тогда решении отказаться от атомной энергии и о разрешении в Германии однополых браков. Джем Оздемир говорил об интеграции иностранцев.



Джем Оздемир: Я хочу биться вместе с вами, друзья, за общество, в котором все в равной степени важны и равноправны, независимо от того, приехали их родители из Казахстана или из Турции или являются потомками тех, кто сражался с римлянами еще в IX веке в битве в Тевтобургском лесу. Все они нам одинаково важны.



Юрий Векслер: Джем Оздемир закончил свое выступление под аплодисменты вставшего зала. И хотя у партии Зеленых в ближайшие годы мало шансов стать правительственной партией, партия, несомненно, будет играть заметную роль в стране в условиях кризиса. Говорит Джем Оздемир.



Джем Оздемир: В вопросе власти для меня арифметические расчеты по созданию коалиций всегда на втором месте после содержания политики. Главное, мы должны усиливать свои позиции, оставаясь на своих содержательных принципах, и грядущие выборы покажут, в союзе с кем конкретно политика Зеленых более осуществима. Я уверен, что мы продолжим работу в правительстве Гамбурга в коалиции с ХДС и в Бремене с социал-демократами. Но решающим остается содержания нашей политики.



Юрий Векслер: Оздемир представляет в самой партии левое крыло, которое находится в постоянной дискуссии с так называемыми реалистами, лидером которых является сопредседатель партии Клаудия Рот, кстати, активно болевшая за избрание Оздемира. Чего ждут делегаты съезда он нового лидера?



- Он должен привести партию к победам.



- Он должен хорошо представлять партию на общегерманской политической сцене. Он должен объединить оба крыла и тесно кооперировать с Клаудией Рот.



- Он должен показать себя лидером и бойцом.



Юрий Векслер: По поводу амбициозной цели Партии Зеленых бороться за то, чтобы к 2030 году страна жила на экологически безвредной энергетике, Джем Оздемир сказал…



Джем Оздемир: Если бы мы слушали тех, кто предсказывал нереальность осуществления наших целей, тех, кто в 80-х годах говорил, что максимум возможного в Германии – это 5 процентов возобновляемой энергии, то мы не достигли бы того, что имеем уже сегодня. А сегодня это уже 15 процентов, и я предсказываю, что мы с вами увидим, что доля этой энергии существенно увеличится.



Юрий Векслер: Говорил избранный сопредседателем Партии Зеленых, сын гастарбайтеров из Турции, 42-летний Джем Оздемир.



Ефим Фиштейн: Джем Оздемир – не первый крупный политик иностранного происхождения в Германии. Одним из основателей партии Зеленых был четверть века тому назад молодой чешский перебежчик Милан Горачек. В отличие от Оздемира, он бежал в Германию из коммунистической Чехословакии в возрасте 18 лет, преодолев пограничные проволочные заграждения. Милан Горачек и был первым «не немцем» по рождению, который стал депутатом Бундестага – федерального парламента ФРГ. В настоящее время он – депутат Европейского парламента все от той же партии Зеленых. Я просил Милана Горачека, чем он объясняет избрание Оздемира, получившего на Эрфуртском съезде почти 80 процентов голосов делегатов?



Милан Горачек: Есть несколько обстоятельств, способствовавших избранию Джема Оздемира. Во-первых, ему всего лишь 42 года, его относительная молодость играет в его пользу. Партия нуждается в омоложении, в смене поколений. Немецкие Зеленые уже три года находятся в оппозиции, через год нас ждет новая избирательная кампания, и партия хочет на следующих выборах представить новое поколение «зеленых» политиков. Массовой смены поколений можно ожидать от следующего съезда, который состоится через год. А во-вторых, свою роль сыграло и его ненемецкое происхождение.



Ефим Фиштейн: Милан Горачек, как я уже сказал, был вообще первым иностранцем, ставшим после получения гражданства заметным политиком в Германии. Доводилось ли ему чувствовать враждебность или просто отчужденность со стороны немецких коллег, прессы, общественности?



Милан Горачек: Мне было и легче, и трудней, чем Джему. Трудней, потому что мой случай был самым первым. Кроме того, я до сих пор говорю по-немецки с сильным акцентом, учить язык мне довелось в возрасте 22 лет. Джем Оздемир в этой стране с рождения, он не просто в совершенстве говорит по-немецки, но еще и прекрасно имитирует швабский диалект – неслучайно его здесь называют анатолийским швабом. С другой стороны, он никогда не пытается скрыть свое восточное происхождение, он даже, наоборот, подчеркивает его своим обликом и прической. Впрочем, он не является чистокровным турком, его отец – черкес по происхождению, так что семья имеет смешанные кавказско-турецкие корни.


На себя я никаких проявлений неприязни со стороны немцев не испытывал, я был для них интересен как экзот. Своей экзотичности подкупает и Оздемир. В его избрании проявилась определенная тенденция современной политической жизни в Германии – вовлекать в большую политику представителей различных меньшинств. Зеленые кстати и в этом отношении были первыми, выдвигая на заметные посты людей с альтернативной сексуальной ориентацией. Так что нынешнее избрание Оздемира председателем следует рассматривать как продолжение этой тенденции.



Ефим Фиштейн: Можно ли сказать, что Джем Оздемир был избран председателем Партии Зеленых в первую очередь потому, что относится к нацменьшинствам, то есть по этническому признаку, или скорее по своим деловым качествам?



Милан Горачек: Нет, он не был избран по чисто этническому признаку. Вот уже 4 года я вместе с ним работаю в Комитете по иностранным делам Европейского парламента. Мы знакомы уже как минимум 15 лет, и я могу засвидетельствовать, что он сам никак не акцентирует свое происхождение. Да и как политик он специализировался с самого начала не на правах меньшинств, а на классических экологических темах – на охране природы. Оздемир – человек исключительно живого ума, общительный, харизматичный политик. Я не раз встречался с ним на Франкфуртской книжной ярмарке, где он представлял свои книги, и мог убедиться в том, как легко он находит общий язык с незнакомыми людьми, своими читателями. В нем удачно сочетаются глубокие познания в области охраны природы и в области прав человека – с огромным человеческим обаянием.



Ефим Фиштейн: Можно ли утверждать, что в его избрании председателем партии сказался так называемый «эффект Обамы»?



Милан Горачек: Никак не повлиял. Я бы эти события вообще не сравнивал. Аналогия с Обамой, конечно, лежит на поверхности, но поверьте мне, если бы не его личные качества, не помогло бы любое сходство с Обамой, как и факт его черкесско-турецкого происхождения. Для избрания это было бы недостаточно. Сравнение с Обамой обоснованно только в том смысле, что оба они могут похвастаться редким сочетанием политической хватки и личного обаяния. В наше время аналогичных случаев немало как на земельном, так на федеральном уровне. Люди привыкли к тому, что германское общество мультикультурно, и в нем есть место для всех, не только для политиков чисто немецкого происхождения.



Ефим Фиштейн: Таково м нение Милана Горачека, чеха по происхождению, первого депутата Бундестага ФРГ из числа иммигрантов. Посмотрим, будет ли эта история иметь продолжение или станет однодневной сенсацией.


XS
SM
MD
LG