Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Вишневский: "Галина Васильевна могла много о чем рассказать, ее голос был слышен"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие правозащитник Борис Вишневский.



Андрей Шарый: Некоторые важные события сегодняшнего дня я попросил прокомментировать в прямом эфире программы «Время Свободы» известного петербургского политолога, одного из лидеров городского отделения партии «Яблоко» Бориса Вишневского.


Борис, политическая подоплека убийства Старовойтовой понятна в Петербурге?



Борис Вишневский: Она, к сожалению, понятна не совсем, потому что несмотря на то, что расследование проводили очень квалифицированно, и даже наши правозащитники, адвокаты очень высоко оценивают работу, проделанную следственной группой, но отмечают, что так и остались неустановленными официально заказчики этого преступления. Преобладающее мнение, что все это связано с политической деятельность Галины Васильевны, но, к сожалению, в процессе следствия и суда не было названо ни одного имени из тех, кто реально это организовывал, кто стоял за этим преступлением. Скорее всего, в ближайшее время уже и не будут они названы – в этом сходится большая часть тех людей, кто помнит Галину Васильевну.



Андрей Шарый: Борис, сейчас прошло 10 лет, все политические обстоятельства того времени помнить уже, конечно, сложно. Хотя бы в каком направлении шел поиск убийц Старовойтовой? Это были какие-то неонацистские группы, какой-то криминальный бизнес? О чем говорили больше всего, по крайней мере, в политологических кругах?



Борис Вишневский: Больше всего говорили о том, что люди, подобные ей, могли стать помехой и для криминального бизнеса, тесно сплетенного с политикой, и для политиков с не самыми лучшими намерениями. С одной стороны, надо быть объективным и говорить, что с точки зрения влияния непосредственно на политическую жизнь Галина Васильевна тогда мало на что уже могла повлиять, но она могла много о чем рассказать, ее голос был слышен. И было понятно, что если она узнает о чем-то скандальном и остром, о том, что затрагивает достаточно влиятельные интересы, она не успокоится, пока это не станет общеизвестным фактом. Вполне возможно, что ноги растут, что называется, оттуда. Вопрос не в том, что ее подпись где-то была нужна, что от нее зависели судьбы каких-то миллионов долларов, а в том, что она могла стать человеком, который бы озвучил чрезвычайно важную для общества и опасную для чьих-то коммерческих или политических интересов информацию. Вот то, о чем можно только догадываться, к сожалению, потому что дальше предположений дело не пошло. Звучали отдельные имена людей, мягко говоря, из недемократического лагеря, назывались даже имена некоторых депутатов Государственной Думы, но официально никто из них не признан причастным к этому.



Андрей Шарый: Борис, то, что произошло сегодня с процессом по делу об убийстве Анны Политковской, похоже на политическое давление на судью?



Борис Вишневский: Мне кажется это совершенно несомненным. Я сегодня общался с моими коллегами из московской редакции «Новой газеты», они, конечно, уже знали о ситуации с присяжными, они возмущены. И их мнение, и мое мнение очень простое: совершенно возмутительной является любая попытка закрыть этот процесс. Судья принял очевидно неправосудное решение. Мы надеемся, что все-таки оно будет пересмотрено, потому что не может быть такой резонансный процесс закрытым для СМИ и закрытым для общества. Это что, какие-то военные тайны обсуждаются? На этом процессе что, обсуждаются места размещения наших стратегических ракет? Да нет, конечно. Нет никаких оснований для того, чтобы обществу не было известно о том, что станет известно в результате этого суда. И попытка поставить стену глухую между информацией, которая прозвучит в судебном заседании, и обществом является абсолютно недопустимой.



Андрей Шарый: Борис, я совершенно с вами согласен, однако более-менее понятно, чего боятся власти в том случае, если версия эта верна и давление политическое. Речь идет о том, что могут вскрыться многие нелицеприятные момент о роли спецслужб в этом убийстве. Как вы думаете?



Борис Вишневский: Я не думаю, что уж очень много таких моментов может вскрыться в судебном заседании. Что-то, возможно прозвучит, но я думаю, что наиболее опасную информацию, скорее всего, постарались отсечь еще на этапе следствия. Недаром все время были какие-то странные утечки, странные сообщения. Недаром работники следственной группы очевидно пытались помешать установлению истины. Я боюсь, что вот такое трагическое совпадение, что этот процесс может оказаться очень похожим на процесс по делу об убийстве Галины Васильевны Старовойтовой, что в лучшем случае будут наказаны исполнители, повторяю, в лучшем случае.


XS
SM
MD
LG