Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скончался бывший министр финансов России, один из самых видных финансистов России 90-х годов Борис Федоров


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.



Андрей Шарый: Сегодня на 51-м году жизни скончался бывший министр финансов России, один из самых видных финансистов России 90-х годов Борис Федоров. Он впервые стал министром в правительстве России в 1990 году и в течение всего десятилетия работал на разных важных постах в государстве. Он занимался и политикой, возглавлял одно время демократическую партию «Вперед, Россия!», а в 2000 году избрался в состав совета директоров «Газпрома». Затем в середине 2000-х годов он ушел из большой политики. Моя коллега Евгения Назарец беседовала с хорошо знавшим Бориса Федоров по совместной работе в правительстве политиком Борисом Немцовым.



Борис Немцов: Он ушел в бизнес и был очень успешным бизнесменом, был владельцем и руководителем United Financial Group, инвестиционной компании. Я с ним , честно говоря, в последние годы не встречался, потому что он отошел совсем и от общественной деятельности, и от политической. Скорее, пик нашего сотрудничества и дружбы был в 90-е, когда мы работали вместе в правительстве, в 1997-98 годах. Когда я работал губернатором нижегородским, Боря работал министром финансов. В самые такие тяжелые, как господин Путин говорит, лихие 90-е, Боря, будучи человеком безупречно финансово эрудированным и честным, умудрялся нашу хилую финансовую систему держать в своих руках. И вообще, он парень был такой, знаете, потомственно образованный, честный и резкий. Если он с чем-то был не согласен, он был готов хлопнуть дверью. Причем мне казалось, что его принципиальность ровно та, что нам не хватает многим. Потом, в 1997-98 годах, он уже занимался проблемой сбора налогов, был вице-премьером по этому вопросу. Тоже было дело такое, знаете, 10 долларов за баррель, сплошные неплатежи, налоги никто не платит. Он опять был на острие вот этой борьбы. Честно говоря, я в шоке от этой новости сегодняшней, кошмарной. Мне казалось, что его жизнелюбие и его такая вера в свою собственную звезду должны были ему все-таки длинную жизнь обеспечить, но получилось иначе. Я знаю еще, что он, я видел, кстати, он мне присылал эти книги, он писал исторические книги, в частности про Столыпина, по-моему, замечательные книги. Причем это не инсинуации какие-то, а это действительно исследования касательно и эпохи Столыпина, и реформ, которые Столыпин проводил. Вообще, он интересовался живо русской историей. У него была замечательная библиотека. Но общественной и политической деятельностью он не занимался. Я так понимаю, что не хотел конфликта интересов, не хотел, чтобы бизнес каким-то образом мешал политике, и наоборот.



Евгения Назарец: Вы говорите, что вы с ним были в дружеских отношениях. Очевидно, у вас есть какое-то понимание, с чем все-таки связано то, что он в свое время совершенно оставил политическую деятельность и ушел в бизнес?



Борис Немцов: Ну, он способный бизнесмен. Вообще, редко бывает, что талантливый политик и управленец государственный еще может быть и успешным бизнесменом. Вот Борис редкого таланта человек, он как раз был бизнесменом и стал последние годы таким достойным бизнесменом. Возможно, его коллеги, его партнеры были против его общественной деятельности, потому что его позиция никогда не была конформистской, она никогда не была такой, знаете, лицемерно-холуйской. И понимая, в какой стране мы живем, наверное, его партнеры посоветовали политикой больше не заниматься, чтобы не вредить бизнесу. Собственно, он, как умный парень, это решение и принял. Там не было никакой такой тайной подоплеки. Скорее всего, он решил заниматься бизнесом, поэтому всю оставить политику.



Евгения Назарец: Я понимаю, что, конечно, сослагательное наклонение весьма спорная вещь, но все-таки, в сегодняшней политической системе он бы смог работать, приносить пользу и быть востребован, если бы он остался в политике, в активной российской политической жизни?



Борис Немцов: Нет, он бы с Путиным не смог работать, нет, что вы. Он такой самостоятельный парень, у него всегда была своя точка зрения, он мог спорить с начальством, он никогда не лебезил перед начальством. А сейчас же совсем другие качества ценятся. Сейчас ценится лояльность, подхалимаж, холуйство. Профессионализм, а он был, конечно, очень хорошо подготовленным в профессиональном плане человеком, с таким блестящим финансовым образованием, с опытом работы на Западе, в Европейском банке. Мне кажется, что такие люди не могут сейчас в этой системе, где серые нужны и безликие, они не могут в этой системе работать. Нет, он не смог бы работать. Он был в совете директоров "Газпрома", и то он был не от государства, а именно от миноритарных акционеров. При этом постоянно требовал, чтобы "Газпром" показывал свою отчетность, чтобы этот черный ящик, в котором исчезают миллиарды, оказываясь просто в карманах друзей Путина, чтобы все эти черные ящики стали белыми, вот за это он боролся. Потом он все-таки и из совета директоров "Газпрома" ушел. Видимо, понял, что бороться бессмысленно, и перестал входить в состав совета директоров. Тем не менее, многие миноритарные акционеры доверяли именно ему работу в совете директоров "Газпрома", а это работа, я вам скажу, не для слабонервных.


XS
SM
MD
LG