Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Готова ли Сербия выдать генерала Младича


Ирина Лагунина: Во вторник главный прокурор Международного трибунала в Гааге Серж Браммерц окончил двухдневный визит в Белград. Руководство Сербии и представители правоохранительных органов ознакомили его с тем, что страна предпринимает, чтобы успешно завершить сотрудничество с Гаагским трибуналом по военным преступлениям, совершенным во время войн в бывшей Югославии. Сербия уже выдала трибуналу 44 обвиняемых в военных преступлениях. На свободе остались лишь двое – бывший лидер сербов в Хорватии Горан Хаджич и генерал боснийских сербов Ратко Младич. Готов ли Белград выполнить и это, последнее обязательство? Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: Чувствуется, что руководство Сербии проводило главного прокурора Гаагского трибунала из Белграда с противоречивыми чувствами. С одной стороны, контакты с новым прокурором, вступившем в должность в начале года, налаживаются хорошо, но с другой – сербские политики жалуются, что Серж Браммерц совершенно не считается с политическими обстоятельствами в стране, требуя только конкретных результатов. Напомню, что ранее, когда главным прокурором Международного трибунала была Карла дель Понте, Белград упрекал ее в противоположном - что она не занимается правовыми делами, а прямым образом вмешивается в политику. Новое в отношениях сербских властей с Гаагским трибуналом состоит в том, что они, очевидно, отдают себе отчет: не все обязательства перед трибуналом выполнены. До конца недели Серж Браммерц должен представить Совету Безопасности ООН свой отчет о том, как себя ведет Сербия.


Председатель национального совета Сербии по сотрудничестве с Международным трибуналом Расим Льяич не очень оптимистичен.



Расим Льяич: Мы довольны встречами, которые провели с прокурором Браммерцем. Я уверен, что его отчет не будет ни однозначно позитивным, ни негативным. Позитивным он не может быть по той простой причине, что Младич все еще не в Гааге. А негативной оценка не может быть, так как Браммерц уверен, что у Сербии есть политическая готовность арестовать его, что он доверяет нашим действиям, и что мы его ознакомили с дальнейшими планами поисков оставшиеся двоих обвиняемых Гаагским трибуналом и, прежде всего, Ратко Младича. Никаких сроков ареста не существует, ведь они уже давно истекли.



Айя Куге: Стало известно, что главный прокурор дал Сербии срок до нового года арестовать генерала Ратко Младича. Однако в Белграде утверждают, что это требование было высказано в шутливом тоне. Ровно за неделю до приезда Браммерца, в городке Вальево, в ста километрах от Белграда, была проведена широкомасштабная операция – более пятидесяти до зубов вооруженных полицейских шесть часов обыскивали фабрику и частный дом местных бизнесменов братьев Вуич. В этих краях у генерала Младича есть небольшое сельскохозяйственное имение, и раньше его там часто видели. Первые комментарии: в очередной раз проводится демонстрация поисков Ратко Младича. Однако Расим Льяич утверждает, что они не устраивали спектакль поиска генерала, а только обыск его возможных пособников.



Расим Льяич: У нас нет никаких следов, которые вели бы к Ратко Младичу! Должно произойти чудо, чтобы мы нашли его в ближайшие дни. Мы не искали Ратко Младича в Вальево. Там была проведена операция с другой целью: мы искали определенные доказательства, материалы, документы, которые могут помочь найти его. Не буду утверждать, что результаты этой операции эпохальные, но мы нашли то, что ожидали.



Айя Куге: Главный авторитет в Сербии по вопросам военных преступлений, директор неправительственной организации «Фонд Гуманитарных прав» Наташа Кандич.



Наташа Кандич: Я удивляюсь и не могу понять - представители государства постоянно, ежедневно повторяют: «Мы не знаем, где он». Такие заявления ведь действуют против них самих. Когда арестовали Караджича, все были поражены, как неожиданно это произошло. И тогда видно было, что государство функционирует. Но ведь и раньше никто не сомневался, что существует информация о том, где находится как Караджич, так и Младич, но только тогда оказалось, что легче было выдать трибуналу Караджича. А теперь, когда очередь за Младичем, никто ничего не предпринимает, только плаксиво жалуются: «Ничего мы не знаем. Вот, мы ведем борьбу с пособниками Младича, только их и находим, и будем их судить. Пусть нам кто-то подскажет, где Младич!» Это показывает, что что-то не в порядке в государстве. Если все повторяют: «Мы хотим его арестовать», но этого не происходит, тогда нужно ставить вопрос: что в государстве не функционирует? Существует ли часть этого государства, которая контролирует все, которая тянет все тайные нити, и теперь решилась показать, что арест генерала невозможен?



Айя Куге: Вопрос – к ответственному в Сербии политику за сотрудничество с Международным трибуналом Расиму Льяичу. Совсем недавно главный прокурор Сербии по расследованию военных преступлений Владимир Вукчевич заявил, что Ратко Младич находится в Сербии. Позже была неубедительная попытка опровергнуть это заявление. Если нет следов генерала, откуда тогда предположение, что он скрывается в Сербии?



Расим Льяич: С марта 1997 года, когда Младич приехал из Боснии, кстати, до того он скрывался в двух других странах, и до 2006 года он был в Сербии, это ясно. У нас информации о нем недостает, начиная с первой половины 2006 года. Но все-таки можно полагать, что он по-прежнему скрывается в Сербии. Однако на данный момент утверждать однозначно, что он здесь, невозможно. Мы можем говорить только о такой вероятности, возможности, на основе некоторых фактов из его прошлого. Известно, что с ним небольшое число людей. Если бы он был за границей, ему бы понадобилось большое число охранников, а для этого нужны бы были большие деньги, да и раскрыть большую группу пособников легче. На основе этого анализа мы можем сделать определенные выводы.



Айя Куге: Три года назад в Сербии была задержана группа пособников Ратко Младича, которые помогали ему скрываться в Белграде. Специалисты полагают, что создать новую большую сеть поддержки он не в состоянии, что генерала сопровождает лишь пара человек.


Годами на Сербию совершается сильный нажим с целью выдать Гаагскому трибуналу всех обвиняемых в военных преступлениях. Сейчас приостановлена интеграция страны в Европейский союз до тех пор, пока не решится вопрос генерала Младича. Является ли такое давление на Сербию лучшим способом добиться результата? Наташа Кандич…



Наташа Кандич: Честно говоря, я считаю, что такой способ правильный. У нас ничего не было бы сделано, если бы отсутствовал этот настойчивый нажим. Мы не созрели ни политически, ни морально, чтобы сказать: хватит скрывать и защищать их, они должны быть арестованы! Выдача всех предыдущих обвиняемых трибуналу всегда была результатом страшного нажима, а не нашего искреннего отношения к военным преступлениям. Я, с точки зрения правовых норм и прав человека, абсолютно уверена, что Сербия должна арестовать и выдать Ратко Младича ради самой себя и своего будущего. Только тогда можно будет начать новый период реального отношения к прошлому. Климат в Сербии изменился, но эта задача осталась.



Айя Куге: После ареста в августе в Белграде бывшего лидера боснийских сербов Радована Караджича больше никто не ожидает, что арест Ратко Младича может спровоцировать дестабилизацию Сербии, как считалось ранее. Почему?



Наташа Кандич: То, что случилось с Караджичем, полностью изменило политическую и общественную атмосферу в Сербии. Прекратились притчи о героях, оказалось, что тот, про которого сочиняли песни, портреты которого держали в кафе и порой даже в служебных помещениях, сам уничтожил сложенную о нем сказку. Все ожидали, что когда Караджич появится перед судьями Гаагского трибунала, он будет говорить о том, как нужно защищать и беречь сербские государства, что он готов свою жизнь отдать за Республику Сербскую. А он там говорит только о том, что его обманули, что Холбрук и Госдепартамент США обещали ему свободу и достаток, если он покинет политику. Караджич в Гааге только то и делает, что требует информации, чтобы доказать, что его обманули. Самое большое приобретение Сербии после его ареста состоит в том, что никто больше не решается распевать песни про каких-то героев - Младича и Караджича.



Айя Куге: После того, как оказалось, что Радован Караджич годами спокойно жил в Белграде и выступал даже публично под маской народного исцелителя, многие считают, что нельзя исключать возможности, что подобную же тактику мог избрать и генерал Младич. Белградский журналист, специалист по вопросам организованной преступности Милош Васич предложил свою, не совсем серьезную, версию сокрытия Младича.



Милош Васич: Я вижу Младича как военного пенсионера где-то в новых районах Белграда. Он сбросил он килограмм двадцать, отпустил усы, подобрал очки, играет в шахматы с пенсионерами и валяет дурака. Раз в месяц кто-то подкладывает ему в почтовый ящик конверт с какими то деньгами. Так он может жить до конца своей жизни.



Айя Куге: Впрочем, представители официального Белграда заявляют, что до 12 декабря, когда Главный прокурор Международного трибунала Серж Брамерц будет выступать перед Советом Безопасности ООН, ещё есть шансы найти и арестовать генерала Ратко Младича.


XS
SM
MD
LG