Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С 1 декабря на улицах многих российских городов появятся православные дружинники


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин : С 1 декабря этого года на улицах многих российских городов появятся православные дружинники. Руководство Русской православной церкви утверждает, что создание "миролюбивых православных дружин сегодня может спасти общество от вала преступлений, которые скоро начнут совершать люди, лишившиеся работы из-за финансового кризиса". Видимо, подразумевается при этом и иностранная рабочая сила. Правозащитники же подчеркивают, что такая инициатива РПЦ мгновенно приведет к столкновениям на религиозной почве, да и вообще внесет в общество еще больший раскол. Также не известно, как православные дружины будут сотрудничать с милиционерами, и кто будет, на самом деле, контролировать их собственное поведение. Над этой темой работал корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский: С идеей формирования православных дружин выступил председатель отдела внешних церковных связей протоиерей Всеволод Чаплин. Планируется, что права у дружинников от церкви будут такими же, как у уже существующих народных дружинников. Как минимум дружинник имеет право потребовать соблюдения общественного порядка. Может он работать в оцеплении на массовых мероприятиях и помогать милиции изымать орудия совершения правонарушения. В Министерстве внутренних дел инициативу Русской православной церкви обещали рассмотреть. По словам начальника управления общественных связей МВД Валерия Грибакина, "предложение об участии РПЦ в охране общественного порядка будут рассмотрены руководством министерства в обязательном порядке", пишет газета "Коммерсант". Ранее, во время проведения "Русского марша" 4 ноября на набережной Тараса Шевченко, о создании подобных дружин говорили участники акции. Однако их предложения были несколько иными. Говорит представитель движения "Русский образ" Дмитрий Тараторин:



Дмитрий Тараторин : Мы говорили о том, что сами граждане создают отряды из людей, имеющих лицензию на травматическое оружие, то есть заведомо, таким образом, законопослушных и психически нормальных. Потому что другим подобную лицензию не выдают. Соответственно, вооруженные травматиками, грубо говоря, выходят патрулировать свои районы в темное время суток, то есть тогда, когда милиции там как раз нет. Эти люди, естественно, должны каким-то образом регистрироваться в милиции и нести ответственность за свои действия в вечернее время. Но смысл был несколько иным. Не то, что вместе с милицией ходить по светлым проспектам, чем занимается милиция, а охранять свои районы.



Максим Ярошевский: У меня сразу возникает вопрос. Если у меня есть лицензия на травмоопасное оружие, но я, например, атеист. То что?



Дмитрий Тараторин : Да, это тоже, в общем, странный очень подход. Причем, в их инициативе ничего о травматах не говорится, то есть это пока, может быть, будут в дальнейшем каким-то образом детализировано. Но я просто сразу говорю, какие ассоциации напрашиваются, что как люди ходили просто за отгулы или еще за что-то, была некая профанация, сейчас существует реальная опасность, которая нарастает с нарастанием кризиса. Прежде всего, это связано и с нашими согражданами, предположим, деклассированными, но в значительно большей степени это связано с колоссальным количеством мигрантов трудовых так называемых гастарбайтеров, которые лишатся работы, грубо говоря, на тех же стройках.



Максим Ярошевский: Есть ли какие-то данные, где и сколько можно было бы создать подобных дружин сегодня?



Дмитрий Тараторин : Данных этих просто не может быть на сегодняшний день. Прежде всего, это должно быть инициативой снизу, то есть никто же не заставит людей самим себя охранять. Люди должны осознать, что спасение утопающих в сегодняшней ситуации, дело рук самих утопающих. А дело государства не мешать. Дело государства, естественно, контролировать эту инициативу, и не ставить палки в колеса и не выхолащивать ее. В общем, достаточно странно переводить это в плоскость конфессиональную, когда речь идет просто о жизни и здоровье людей.



Максим Ярошевский: Правозащитники уже не в первый раз заявляют, что создание православных дружин может спровоцировать столкновения. Большинство приезжих на заработки так называемых гастарбайтеров не являются православными. Сегодня все, говоря о финансовом кризисе, напоминают, что нелегалы тысячами остаются без работы. Говорит руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев.



Лев Пономарев : Я считаю, что это очень опасная вещь. Первое, что я хочу отметить, во-первых, эта опасность надуманная и преувеличенная. Процент преступлений среди гастарбайтеров ниже, чем в среднем по Москве. Гастарбайтеры запуганы, живут в очень стесненных условиях. Второе. Если это направлено против гастарбайтеров, то, конечно, столкновения религий, в том числе, то есть православные дружины, а гастарбатеры чаще всего мусульмане. Третье. Уже были попытки создавать такого рода дружины наведения порядка казаками, которые, кстати, тоже, в основном, православные. И это привело к прямому столкновению с милицией, потому что они по-своему наводили порядок. Люди шли жаловаться в милицию. Милиция была вынуждена исполнять свой долг, и этих самых миролюбивых казаков наказывать. Если мы хотим, чтобы на наших улицах было как можно больше мира и порядка, ни в коем случае нельзя допускать этих миролюбивых православных дружин.



Максим Ярошевский: Зачем Русская православная церковь решила выйти на улицы городов и помогать милиции в борьбе с преступностью. К чему может привести такая инициатива. На эти вопросы отвечает историк религии, доцент Центра сравнительного изучения религии Российского государственного гуманитарного университета Борис Фаликов.



Борис Фаликов : Такое вмешательство в охрану правопорядка со стороны РПЦ является непродуманным. Дело в том, что церковь, собственно, имеет иные функции в обществе. Это совершенно не значит, что церковь должна отделяться стеной от общества. Нет, отнюдь. Достаточно конституционного принципа отделения церкви от государства, а в жизни общества церковь может участвовать, почему бы и нет. Но дело в том, что это участие представляется мне довольно специальным и, так сказать, ни в коей мере она не должна уподобляться иным общественным институтам, и не брать на себя их функцию. Охрана правопорядка - это функция... Ясно, кому она принадлежит - правоохранительным органам. И, собственно, они и должны это делать. Мне кажется, что если церковь хочет, чтобы у нас было на улицах меньше агрессии и меньше всякого рода довольно страшных вещей, о которых мы все знаем, просто в свои проповедях священники должны говорить о том, что не насилие является положительной ценностью, а отсутствие агрессивности - положительная ценность и прочее и прочее. Как бы давать такую христианскую картинку этой ситуации. Но зачем вмешиваться напрямую? Это, честно говоря, мне совершенно непонятно.



Максим Ярошевский: К чему все это может привести, это вмешательство напрямую, как вы сказали?



Борис Фаликов : Вы знаете, мне кажется, особенно это ни к чему не приведет. Дело в том, что поскольку функция такого рода дружин как бы совершенно непонятна в христианском плане, то в лучшем случае эти дружины просто превратятся в такого рода общественные дружины, которые были в советские времена. Будут выходить какие-то люди с повязками. Только повязки будут не красные, а, скажем, с православным крестом. Будут выходить и сражаться с хулиганами. Это в лучшем случае. А в худшем случае - это просто может плохо сказаться на имидже самой церкви. Потому что если она будет выполнять такие несвойственные ей функции на улице, то, что, собственно говоря, о ней подумают люди. Подумают, как мне кажется, плохо.



Максим Ярошевский: Любопытно, что инициативу Русской православной церкви поддержали сразу две кардинально не похожие друг на друга организации. За создание православных дружин разом высказалось молодежное прокремлевское движение "Наши" и ультраправое Движение против нелегальной иммиграции.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG