Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Троица" Андрея Рублева в опасности


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Кирилл Кобрин : Второй день в Живом Журнале активно обсуждается текст, написанный старшим научным сотрудником Третьяковской галереи Левоном Нерсесяном. Как сообщил искусствовед, руководство музея не исключает возможность временной передачи знаменитой "Троицы" Андрея Рублева Сергиевой лавре для богослужебных нужд. Между тем, шедевр древнерусской иконописи покидал стены галереи только один раз - для эвакуации во время Второй мировой войны. Сегодня газета "Коммерсантъ" написала: "Администрация Третьяковки отказала руководству РПЦ в просьбе выдать ей на три дня икону". Мы связались с сотрудниками Отдела древнерусского искусства галереи, где работает Левон Нерсесян. Там сообщили, что такими сведениями не располагают. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Лиля Пальвелева: Рублевская «Троица» входит в особый список произведений, не выдаваемых ни на какие выездные выставки. Тут же предполагается переезд на значительное расстояние и в помещение, не обладающее музейным микроклиматом.


Комментарии блогеров по поводу этого проекта резко разделились. Приведу несколько цитат, обойдя самые резкие: "Это уж совсем ни в какие ворота!», «Читаю вас и не верится, что это не дурной сон. Будем надеяться, что катастрофа не произойдет!», «Понимаю желание людей помолиться перед этой «Троицей» и провести богослужение в ее присутствии», а также «Пребывание иконы в музее для православного человека всегда будет являться ненормальным».


И вот вопрос Левону Нерсесяну, автору текста, вызвавшего всю эту полемику.


Вопрос о том, чтобы икона была выставлена для поклонения в Троице-Сергиевой лавре, был поставлен святейшим патриархом еще в сентябре. Почему только сейчас вы забили тревогу?



Левон Нерсесян: Письмо содержало всего-навсего просьбу и совершенно не означало, что это обращение будет немедленно удовлетворено. Есть очень много способов деликатного, взвешенного ответа, который указывает на невозможность удовлетворения этой просьбы.



Лиля Пальвелева: То есть вы просто полагали, что это невозможно, что этого не произойдет?



Левон Нерсесян: Я полагал, по крайней мере, что руководство Третьяковской галереи находится именно на этих позициях. И как-то эта проблема решится людьми, которыми она, прежде всего, должна решаться.



Лиля Пальвелева: А что же сейчас тогда произошло?



Левон Нерсесян: Непосредственным поводом, который меня к этому выступлению сподвиг, был Реставрационный совет, который произошел в Третьяковской галерее. На нем присутствовали не только сотрудники галереи, но и приглашенные специалисты, искусствоведы, историки древнерусского искусства, реставраторы известные, перед которыми, собственно, была поставлена эта проблема - возможность транспортировки "Троицы" на богослужение.



Лиля Пальвелева: А кем она была поставлена?



Левон Нерсесян: Руководством Третьяковской галереи, естественно. Предполагалось по жанру, что им будет изложена проблема. Их мнение будет выслушано и, по крайней мере, зафиксировано.



Лиля Пальвелева: Предполагалось по жанру. А что произошло на самом деле?



Левон Нерсесян: А на самом деле к мнению специалистов отнеслись, скажем так, очень странно. Реставрационный совет должен завершаться принятием некоего протокола и оглашением некоего решения. Все к тому и шло, что все-таки отказать в этой просьбе, имея в виду состояние сохранности памятника, что никакие меры предосторожности гарантировать его безопасности не могут. Была даже зачитана соответствующая резолюция одним из наших сотрудников и предложено за нее голосовать. После чего этот вполне себе легитимный процесс был прекращен директором со следующей мотивировкой, что если вы сейчас примите это решение, то у вас ее отберут навсегда, и это будет страшное преступление.



Лиля Пальвелева: "Троицу" отберут у Третьяковки?!



Левон Нерсесян: "Троицу" отберут у Третьяковки. Это была фраза, которую услышало более сотни человек в зале. Из этого я сделал вывод, что руководство галереи испытывает какой-то сильный административный нажим. Если бы речь шла об обычном письме патриарха с обычной просьбой, которую можно было бы обсудить в обычном порядке и дать на это какой-то осмысленный ответ, такой паники не было бы. А паника эта показывает, что где-то в неизвестных мне местах, решение это уже принято. А Третьяковская галерея поставлена перед фактами.



Лиля Пальвелева: Как сообщает Левон Нерсесян, его тревогу разделяют многие в музейном сообществе. Так Геннадий Попов, директор Музея имени Андрея Рублева и ведущий в стране исследователь творчества этого иконописца, заявляет:



Геннадий Попов : Есть момент, конечно, изначально смущающий. Мы имеем сейчас ситуацию, когда каждая смена персоналий во главе государства, губернии и так далее, начинается с того, что, если угодно, выплачивает долго некогда угнетаемой церкви - возвращаются святыни, возвращаются здания. Замечательно все это. Но существует еще некое понятие не только религиозной жизни, но и истории искусства.


Что касается перемещения, то они всегда вредны. Любой самый сохранный памятник... Всегда его перемещение вызывает трепет. На выставку "Троицу" от роду не возили. Она никогда не покидала стен Третьяковской галереи после того, как пришла из Сергиевского монастыря в 1929 году. Там очень плохие доски. Ее увлажняли, чтобы доски сошлись.



Лиля Пальвелева : Вот вы сказали - плохие доски, плохой сохранности.



Геннадий Попов : Да.



Лиля Пальвелева : Это значит, что осуществиться этот проект летом, и они снова могут разойтись?



Геннадий Попов : Да, они могут разойтись, они могут заставить вспучиться по краям досок живопись. И это процесс, которым управлять очень трудно. Можно положить в любую капсулу, но тряска по дороге неминуема. Конечно, можно заказать вертолет, все очень здорово будет, с размахом таким, но риск... Вот степень риска недопустима вообще, малейшая, потому что это памятник один из тех немногих, которые, если угодно, идентифицируется с абсолютом русской культуры. Вообще, это самый известный памятник в иконописи, в живописи, как угодно, в истории русской культуры.



Лиля Пальвелева : Подчеркивает Геннадий Попов.



XS
SM
MD
LG