Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Газовый спор между Россией и Украиной


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский.



Кирилл Кобрин : Еще одну точку зрения на причины очередного российско-украинского "газового спора" в интервью моему коллеге Андрею Шароградскому высказал президент киевского Центра рыночной реформы Владимир Лановой. Господин Лановой отметил, что даже если сейчас речь и идет о частной задолженности, то это - задолженность государственного значения.



Владимир Лановой : Это корпоративные отношения между большими, может быть, самыми большими компаниями Украины и России, но потребителями услуг этих больших корпораций является вся Украина, все население, все общество. Поэтому, конечно, государство отвечает за деятельность такой корпорации, и постарается помочь ей в данной ситуации. Я думаю, что то, что Россия заявила такую цену, это является реакцией на то, что западное сообщество решило помочь Украине в сложной этой ситуации, связанной с внешней торговлей Украины.



Андрей Шароградский : А в чем заключается эта помощь?



Владимир Лановой : Украина получила огромный кредит или получит огромный кредит Международного валютного фонда, который ее как бы обеспечить от любых претензий внешних кредиторов, которые, конечно же, есть. У нас большие долги и в корпоративном секторе, и в государственном секторе. Мы еще будем иметь долги, потому что сейчас у нас имеется дефицит в торговле внешней. Поэтому нам нужны сейчас ресурсы для выравнивания платежного баланса. Украина могла обратиться к России за помощью, как некоторые другие страны. Но Украина обратилась на Запад. По-видимому, России это не понравилось, и поэтому такая бурная реакция, связанная с повышением цен на газ. Она мало логична, мало оправданна, с точки зрения экономических реалий.



Андрей Шароградский : Почему же в России это вызвало такое раздражение?



Владимир Лановой : Раздражение в России, потому что России хочется, чтобы процессы, протекающие в Украине, шли по определенным сценариям, которые, в общем-то, подкривляют ту стратегию, которая имеется в России. В Украине идут другие сценарии, другие внешнеполитические движения. Украина осуществляет иные внутренние процессы. Происходит не все так, как хочется в России. В данном случае, Россия понимает, что украинская промышленность, в частности, металлургия, химические предприятия, машиностроительные предприятия, работающие, в основном, на экспорт, остановились, имеют очень плохую конъюнктуру на свою продукцию. Цены упали до уровня, который не обеспечивает прибыльную работу. Предприятия остановились. В этих условиях поднять цены на газ, это значит для этого сектора повысить затраты, то есть в Украине резко возрастут затраты в промышленности. И еще менее конкурентоспособной станет продукция промышленности Украины при сегодняшних международных ценах. Поэтому это очень серьезный удар, ухудшение положения нашей экономики. А ухудшение экономики - это ухудшение позиций бюджета. Это значит, что меньше мы можем финансировать развитие гуманитарных, социальных, инфраструктурных программ. Это значит, под угрозу ставится вся наша внутренняя политика, собственно, и наше лицо, скажем, в перспективе Евро-2012, которое может быть очень неприглядным.



Андрей Шароградский : Многие наблюдатели, прежде всего, политические наблюдатели, говорят о том, что заявление Дмитрия Медведева с требованием - взыскать с Украины эти долги за газ - связаны с довольно резким обменом между президентами России и Украины по поводу оценки событий 30-х годов прошлого века. Речь идет о Голодоморе. Как вы считаете, действительно ли это связано с этими резкими заявлениями, которые сделали и Дмитрий Медведев, и Виктор Ющенко?



Владимир Лановой : Это, скорее всего, одна из страничек, один из фрагментов определенного политического противостояния, которое сегодня присутствует между истэблишментом - президентом Украины и президентом России. Но, в принципе, глубина такого противостояния идет еще дальше - это разные концептуальные взгляды на устройство общества. Демократическое, прозападное, либеральное устройство, к которому стремится Украина, и несколько иное, более авторитарное, более иерархическое устройство, которое выстраивается в России. Вопрос для общества и в Украине, и в России, для людей состоит в том - какая модель, какая ориентация правильнее? Эта борьба как бы идеологий и цивилизационных концепций.



XS
SM
MD
LG