Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Территориальная целостность в Грузии практически не обсуждается


ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Манана Кузма .



Андрей Шароградский : Президент Михаил Саакашвили еще раз подчеркнул в Мюнхене, что территория, которую занимает Южная Осетия, была интегрирована в состав Грузии уже много веков назад. По очевидным причинам такая точка зрения многими в России, прежде всего, в Кремле, считается в корне неправильной. А ведется ли полемика на эту тему в самой Грузии. Мой собеседник обозреватель Грузинской службы Радио Свобода Манана Кузма.



Манана Кузма : Саакашвили много критикуют в Грузии многие политические деятели и представители общества. Но что касается территориальной целостности Грузии, вопросы, связанные с историей Южной Осетии и Абхазии, не оспариваются. Во всяком случае, мне неизвестно. В общем, в Грузии поставить вопрос даже так, что существуют исторически Северная Осетия и Южная Осетия – это принимается несерьезным делом. Потому что у нас основываются на тот факт, что в Грузии во время первой республики в 1921 году 21 февраля была принята Конституцию. Она, кстати, продержалась только четыре дня, так как 25 февраля 1921 году уже вошла Красная Армия России. В этой Конституции не учитывалось состояние автономий в регионе, где компактно проживали осетины. Надо знать, что в Грузии есть и другие регионы, где проживает очень много осетин. Было время, когда в Грузии проживало 150-160 тысяч осетин. Сейчас их гораздо меньше, но есть несколько десятков тысяч. Они проживают в регионе Бакуруани, в Кахетии. Мои предки, например, из Казбекского района. Там есть селения, где осетины проживают.


Основываясь на эту Конституцию, в Грузии считают, что никакой Южной Осетии не бывало. Она была создана как Югоосетинская автономная область в 1922 году, уже после того, как большевики вошли в Грузию. Поэтому после того, как Грузия вернула самостоятельность в 1991 году, как вы знаете, этот статус был упразднен. В этом отношении, в отношении грузин к этому вопросу, насколько мне известно, ничего не изменилось.



Александр Шароградский : Вы упомянули о том, что территориальная целостность практически не обсуждается в Грузии. Все-таки я бы хотел задать такой вопрос. Высказывает ли кто-то из политиков мнение, согласно которому де-факто Абхазия и Южная Осетия уже давно потеряны для Грузии, и следует отказаться опять же, может быть, де-факто, а не де-юре, от попыток вернуть их, и не рисковать военным конфликтом новым, не рисковать жизнями, а вкладывать средства в решение проблем тех, кто стал беженцами в результате абхазского и южноосетинского конфликтов?



Манана Кузма : Вы знаете, недавно был опрос общественного мнения в Грузии. Большинство респондентов ответило, что главная проблема Грузии – это все-таки территориальная целостность. Мне неизвестен ни один политический деятель, который бы рискнул и сказал бы, что, давайте, забудем и сделаем что-то другое. Пусть оставшаяся часть нашей любимой Грузии процветает и станет, не знаю, Швейцарией, но забудем об этом. Саакашвили часто хочет сделать Грузию такой страной как Швейцария, или Бавария, или Тироль, но не без Южной Осетии и Абхазии. Насколько мне известно, в кругах бизнесменов есть такая мысль, что надо пока что хотя бы забыть об этих территориях и заниматься делами в этой оставшейся части Грузии.



Александр Шароградский : Грузинское руководство все-таки продолжает говорить о том, что Грузия хочет вступить в НАТО. При этом условием вступления в НАТО является решенность территориальных конфликтов внутри страны. Почему же так происходит, как вы только что сказали?



Манана Кузма : Я думаю, что они все-таки надеются, что будет какое-то исключение, будет какое-то особое решение принято, учитывая особую ситуацию в Грузии. Я не знаю. Если учесть то, что написано по статусу НАТО, конечно, для Грузии невозможно туда зайти. Но все-таки может они надеются на особое членство.


XS
SM
MD
LG