Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Методы борьбы с современным пиратством


Ирина Лагунина: Морское пиратство в районе Африканского Рога превратилось в последнее время в крупную международную проблему, угрожающую экономике и безопасности многих стран. Достаточно сказать, что через Аденский залив, где совершается большинство актов пиратства, перевозится 7 процентов мирового экспорта нефти. За последние две недели сомалийскими пиратами захвачено уже 9 судов, в том числе саудовский супертанкер «Сириус Стар» с двумя миллионами тонн нефти на борту, рыночная стоимость которой – более 100 миллионов долларов. О реакции на эти события правительства США рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Среди захваченных пиратами судов пока нет американских, а среди заложников – граждан США. Тем не менее, от Вашингтона ждут решительных действий. В последние дни каждый ежедневный брифинг официального представителя государственного департамента Шона Маккормака начинается вопросами о пиратах. На днях его спросили, что он думает по поводу переговоров о выкупе, в которые вступили с главарями пиратов владельцы саудовского танкера.



Шон Маккормак: Я не стану давать саудовцам какие бы то ни было советы по этому поводу. Проблема пиратства беспокоит нас так же, как и других членов международного сообщества. К сожалению, международное сообщество сталкивается с пиратством не первый день. Американский военно-морской флот в значительной мере появился вследствие необходимости борьбы с пиратством в Средиземном море более 200 лет тому назад. Так что мы имеем дело с этой проблемой уже давно.



Владимир Абаринов: Шон Маккормак имеет в виду так называемые Варварийские войны. Пиратский промысел государств Северной Африки угрожал торговым интересам США, и Конгресс принял решение о строительстве военного флота для борьбы с пиратством. В 1816 году с пиратами в Средиземном море было покончено. Кстати, именно благодаря этим экспедициям американского флота завязалась личная переписка между президентом Томасом Джефферсоном и императором Александром I. В 1804 году американский фрегат потерпел крушение у берегов Триполи, и русский царь обратился к турецкому султану с просьбой об освобождении экипажа. Джефферсон направил Александру благодарственное письмо, в котором назвал адресата «великим и добрым другом». А в 1807 году Россия и США установили дипломатические отношения.


Как и в XIX веке, сегодня пиратство – международная проблема.



Шон Маккормак: Это международная проблема. Соединенные Штаты не собираются решать ее в одиночку. Никакая страна не решит ее в одиночку. В практическом отношении мы видим, что в районе находятся индийские военные корабли. Там находятся российские военные корабли, корабли НАТО. Там присутствует военный флот США – эти силы участвуют также в контртеррористических операциях. У них есть определенные обязательства действовать в определенных ситуациях, связанных с пиратством. Так что меры принимаются. Но существует международное право. Есть общепринятая международная практика, с которой необходимо считаться. Наши люди в Совете Безопасности пытаются сейчас устранить некоторые препятствия, которые, возможно, мешают борьбе с пиратством.



Владимир Абаринов: Резолюция, о проекте которой говорит Шон Маккормак, будет уже третьей в этом году. Однако пока неясно, санкционирует ли она боевые действия против пиратов. В четверг в штаб-квартире ООН распространен текст доклада генерального секретаря организации Пан Ги Муна, в котором, в частности, говорится, что с начала года пираты получили в качестве выкупа от 25 до 30 миллионов долларов. От владельцев саудовского танкера пираты требуют 5 миллионов. Некоторые считают, что вести с пиратами переговоры о выкупе – то же самое, что вести их с террористами.



Вопрос: Шон, вы сказали, что не собираетесь давать советы саудовцам. В прошлом вы были очень даже категоричны, когда речь шла о выплате выкупа таким группировкам, как талибы. В чем разница? Почему вы возражаете против уплаты выкупа террористам, но не возражаете против выкупа пиратам? Или вы не хотите давать рекомендации именно саудовцам?



Шон Маккормак: Знаете, я обычно с этой трибуны не даю советов другим правительствам. Мы выбираем форму реагирования. Когда мы считаем, что уместны публичные заявления о нашей позиции, мы их делаем. Но мы не делаем этого при любых обстоятельствах.



Владимир Абаринов: В среду пиратство стало главной темой брифинга официального представителя Министерства обороны США Джефа Моррелла. Журналистов, прежде всего, интересовало, почему США не предпринимают более решительных действий.



Вопрос: Около года назад Военно-морские силы взяли на себя активную роль в предотвращении актов пиратства и захвата судов у сомалийского побережья. Сейчас, учитывая происходящие там события, как-то непохоже, что наш военный флот играет активную роль. Какова суть нашей политики в отношении пиратства?



Джеф Моррелл: Что вы имеете в виду под словами «активная роль»? Этот район патрулирует наш Пятый флот, патрулируют британцы. Французы, русские патрулируют, индийцы. Целый ряд стран патрулирует обширное водное пространство и оказывает сдерживающий эффект. Площадь Аденского залива – свыше миллиона квадратных морских миль, и там наблюдается значительное военно-морское присутствие стран всего мира. Мы активно участвуем в усилиях по предотвращению и предупреждению пиратства. Мне просто интересно: что наш военный флот должен делать, чтобы вы признали за ним активную роль?



Вопрос: Год назад наши военные корабли открывали огонь по пиратам, чтобы не допустить захвата заложников. Этого больше не происходит.



Джеф Моррелл: Понятно. На этой неделе британцы убили нескольких пиратов на борту судна. Индийцы потопили пиратское судно. Немецкий вертолет поспешил на выручку британскому судну и предотвратил его захват пиратами. По-моему, что-то подобное предприняли и итальянцы. Так что ваше утверждение, что никто ничего не делает, в корне неверно. Да, на нас возложена задача защиты международных морских путей. Это наш приоритет. Но судоходные компании тоже обязаны обеспечивать безопасность своих судов, предотвращать инциденты, подобные тем, какие мы наблюдаем во все более возрастающем количестве. Это наша общая ответственность. И я полагаю, мы делаем в этом отношении больше, нежели прежде. Но и судовладельцы должны подумать, что еще они могут сделать, чтобы не допускать таких инцидентов.


Надо более внимательно наблюдать за морем, вкладывать средства в технические приспособления, препятствующие захвату судна. Насколько мне известно, есть такие генераторы звука высокой частоты, которые мешают взять судно на абордаж. А почему бы не увеличить число вооруженной охраны на судне? И потом, знаете, проблема возникает не в море. Она возникает на берегу. Очевидно, что сомалийскому правительству нужна помощь. Это переходное федеральное правительство заявило, что не в состоянии справиться с проблемой. Ему требуется содействие – по линии ООН, Африканского Союза, содействие всего мира, чтобы помочь ему одолеть экономические и политические трудности, вследствие которых и появляются пираты.



Владимир Абаринов: Морское пиратство – это еще и международно-правовая проблема.



Вопрос: Учитывая слабость правительства, как вы собираетесь поступать с пиратами, захваченными в море?



Джеф Моррелл: Это большая проблема. Те из вас, кто требует более агрессивных действий, должны отдавать себе отчет в последствиях второго, третьего и пятого порядка. Представьте себе, что вы поймали пиратскую шайку. Что с ними делать? Британцы в самом последнем случае сумели договориться с правительством Кении, которое согласилось их принять и судить. Но это одноразовая договоренность. Необходимо выработать глобальное, всестороннее соглашение о том, как поступать с захваченными пиратами, если мы и впрямь собираемся действовать более решительно, захватывать пиратские суда и пиратов.



Владимир Абаринов: Не следует ли в таком случае приравнять пиратов к террористам? Пентагон так не считает.



Джеф Моррелл: Пока что это выглядит как уголовная деятельность, весьма выгодная, учитывая огромные суммы выкупа, выплаченные некоторыми судовладельцами. Так что судовладельцам их бизнес обходится все дороже. Например, страховые компании за последний год взвинтили размер страхового взноса за транспортировку груза через Аденский пролив в 10 раз. И это только страховка, не говоря уже о выкупе. Без сомнения, за все расплачивается, в конечном счете, потребитель. Мы все терпим убытки. Это проблема криминальной деятельности, решать которую надо всесторонне. Одними силовыми мерами ее не решишь. Даже если направить в этот район военно-морские силы всего мира, она не будет решена. Требуется целостный подход международного сообщества, действия как на море, так и на суше, укрепление институтов власти, экономическое развитие. Ну, а в ближайшем будущем нам потребуется резолюция Совета Безопасности ООН, которая санкционирует антипиратские операции в сомалийских водах.



Владимир Абаринов: Некоторые судоходные компании уже направляют свои суда вокруг Африки, в обход мыса Доброй Надежды. Но Джеф Моррелл не считает это решение адекватным ответом морским разбойникам.



Джеф Моррелл: Нам необходим Аденский залив. Это жизненно важный морской путь. И мы намерены обеспечивать безопасность проходящих там судов. Сейчас там находятся также корабли НАТО, защищающие доставку в Сомали грузов Всемирной продовольственной программы ООН, что исключительно важно для предотвращения голода в стране. Мы надеемся, что в ближайшем будущем место НАТО займет Европейский Союз. Так что мы предпримем все необходимые меры к тому, чтобы Аденский залив оставался судоходным.



Владимир Абаринов: Тем временем частные фирмы, специализирующиеся на охране объектов экономики от различных повстанцев, грабителей и террористов, предлагают судовладельцам свои услуги. Одна из крупнейших компаний такого рода – Blackwater Worldwide. В отличие военных кораблей, Blackwater предлагает своим клиентам не патрулирование залива, а сопровождение. Глава Эрик Принс дал интервью телепрограмме «Новости обороны».



Вопрос: Что такое особенное вы можете сделать, чего не делает растущее военно-морское присутствие в регионе?



Эрик Принс: Понятно, что они патрулируют не всю зону, потому что нападения продолжаются и носят регулярный характер. Эти нападения происходят на протяжении почти всего пути от побережья Сомали до Йемена. Пираты плавают на катерах, они используют течения Аденского залива, дрейфуют и атакуют добычу, когда она появляется рядом. Мы сконцентрируемся на защите ценного груза клиента, который нас нанял.



Владимир Абаринов: Вместе с тем эксперты подчеркивают, что пиратство – это результат экономических и политических проблем Сомали, которая пребывает в состоянии хаоса и анархии с 1991 года.


XS
SM
MD
LG