Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не раскрыто, но и не забыто. После убийства Литвиненко прошло два года


Сегодня исполняется два года со дня смерти Александра Литвиненко. В Москве накануне прошел пикет памяти бывшего офицера КГБ, отравленного радиоактивным полонием-210, а в Лондоне его вдова ждет решения о начале неофициального дознания по этому громкому делу.


Как известно, по итогам официального расследования британская Королевская прокуратура направила России запрос об экстрадиции в Лондон российского бизнесмена и депутата Госдумы Андрея Лугового, которого назвала подозреваемым в убийстве Литвиненко. Россия отказывается выдавать Лугового, что привело к серьезному охлаждению российско-британских отношений.


Дело Литвиненко получило широчайший международный резонанс: о нем пишут книги, снимают документальные фильмы, ведут дискуссии и споры. Многим это дело все еще кажется загадочным, другие с уверенностью называют убийцу и заказчика убийства. Сам Литвиненко незадолго до кончины обвинил в своем отравлении российские спецслужбы и лично Владимира Путина. Из-за невозможности привлечь к суду Лугового судебный процесс, в ходе которого могла бы выясниться истина, не может пока состояться.


НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ДОЗНАНИЕ


Отказ России экстрадировать Лугового в Британию и неопределенная судебная перспектива заставили вдову Александра Литвиненко Марину начать хлопоты по проведению неофициального дознания по делу об убийстве мужа. Закон допускает такие дознания, которые проводит коронер – должностное лицо при советах графств или городов, имеющее право разбирать дела о насильственной смерти. Такое дознание, кстати, было проведено по делу о гибели принцессы Дианы спустя десять лет после ее смерти. Его инициатором выступил отец возлюбленного принцессы Доди аль Файеда, погибшего вместе с Дианой. Коронер вправе допрашивать свидетелей, называть убийцу, однако он не может выносить официальный судебный приговор.


Сейчас английские власти рассматривают заявку Марины Литвиненко на проведение такого дознания. А вот что говорит она сама о том, возникли ли за прошедшие два года какие-либо подвижки в расследовании убийства ее мужа:


- С прошлого года особых изменений не произошло. Английская сторона продолжает настаивать на экстрадиции Лугового, а российская продолжает отказываться, опираясь на Конституцию. Дело остается в прокуратуре. Вопрос о моей заявке провести неофициальное дознание также остается на рассмотрении. То есть если говорить о продуктивности в отношении дела, этот год немножко разочаровывает.


- Планируются ли в Лондоне во вторую годовщину смерти Александра какие-либо посвященные его памяти мероприятия?


- Я очень благодарна всем, кто был эти два года с нами и поддерживал нас, устраивал определенные акции, кампании. В первый год после смерти у нас не было ни единой возможности побыть хоть минуту наедине. И вот в первый раз это будет очень тихая, семейная церемония для самых близких людей. Это то, чего я бы хотела для своей семьи и для своих близких. Это не будет акцией в день годовщины. В том, что касается привлечения внимания общественности, работы с британским парламентом, общения с американским Конгрессом, - все это будет продолжаться, но не имеет никакой привязки к датам.


ПАМЯТЬ ГЕРОЯ


Тем временем в Москве прошел пикет памяти России Александра Литвиненко. Он был приурочен не только ко второй годовщине его смерти, но и к 10-летию пресс-конференции группы офицеров ФСБ (куда и входил Литвиненко), выступивших с обвинением своего руководства в коррупции и внесудебных казнях.


Несколько десятков человек собрались у памятника Александру Грибоедову на Чистопрудном бульваре и развернули плакаты: «ФСБ нарушает закон», «Кому выгодна смерть отважного разоблачителя Кремля и Лубянки?», «Ядом убивают змеи и агенты спецслужб». В разгар акции милиция потребовала убрать плакат «Наперсточник Путин, используя Думу, готов изнасиловать Конституцию, редиска».


Михаил Трепашкин, бывший офицер спецслужб, ныне правозащитник и адвокат, так сказал о цели мероприятия:


- Еще раз напомнить о том убийстве, чтобы дать какой-то толчок к раскрытию этого преступления, обратить внимание на то, что совершено убийство, которое не раскрывается.


- На ваш взгляд, есть ли шансы его раскрыть?


- Есть, если в этом будет заинтересованность, прежде всего, с российской стороны, если решится вопрос о допросе Лугового, который может прояснить в чем-то эту ситуацию. Я думаю, что это будет очередной шаг для дальнейшего движения в раскрытии этого дела. Кроме того, не расследуется и старое. Ведь я когда-то, еще в 2002 году, предупреждал Литвиненко, и у меня была информация от полковника запаса ФСБ Шабалина, о том, что создана серьезная группа, которая будет уничтожать все, что связано с Литвиненко и с Березовским, с их близким окружением. Я предупреждал Литвиненко, что за ним и Фельштинским, соавтором книги «ФСБ взрывает Россию», начинают охоту.


В центре Москвы собрались не только правозащитники и их сторонники. Были и молодые люди, студенты. Дарья, державшая плакат с портретом Литвиненко, рассказала о том, зачем она в этот субботний день пришла к памятнику Грибоедову:


«Почтить память героя России Александра Литвиненко. Он официально не признан героем, но он таковым был, потому что восстал против системы, против преступлений путинских властей и против лубянской преступной группировки. Он открыл всю правду, всю подноготную Лубянки, всю биографию открыл. За это его и отравили».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG