Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Одной любви недостаточно. Суд в Нидерландах решает, оставить ли сына родителям


فلسطینی ها در حال حمل کشته شدگان پس از حمله هوایی اسرائیل هستند. (عکس: Afp)

فلسطینی ها در حال حمل کشته شدگان پس از حمله هوایی اسرائیل هستند. (عکس: Afp)

Вот уже более месяца многие жители Нидерландов напряженно следят за развитием печальной истории, приключившейся в деревне Хелдермалсен (Geldermalsen) недалеко от города Арнем на юго-востоке страны. Молодая пара борется за право самостоятельно воспитывать своего новорожденного сына. Государственные органы по охране прав детства не разрешают родителям забрать младенца домой. Дело в том, что Миранда и Хенк принадлежат к категории людей с ограниченными умственными способностями или, как политкорректно говорят в таких случаях в Голландии, они - «слабо одаренные».

На днях суд города Арнема постановил, что возвращаться в родную семью пока не в интересах маленького Хендрикуса. Судья распорядился дождаться результатов исследования Совета по охране прав детства. Исследование еще не завершено. Как минимум до января Хендрикус останется на попечении своих временных опекунов. Его 37-летний отец Хенк и 27-летняя мать Миранда (которые просят не называть свою фамилию) подали жалобу на решение судьи, так как считают его безосновательным.

Свою историю Хенк и Миранда поведали всей стране в эфире нескольких телепрограмм. В редакции телепрограммы «НОВА» говорят, что давно уже не получали такого количества писем от возмущенных сложившейся ситуацией телезрителей.

Миранда: «Мы находимся в детской Хендрикуса, но она пуста. Хендрикуса забрали временные опекуны. Потому что некоторые инстанции пришли к выводу, что мы не в состоянии заботиться о нашем ребенке, и через Совет по охране прав детства хотят перевести его в другую семью. Мы не согласны. Мы хотим сами заботиться о нашем ребенке. Мы считаем, что мы вполне на это способны».

Хенк: «Я был так зол! В определенном смысле зол на эти инстанции. Но я постарался сдержать себя, иначе они использовали бы мое состояние против меня, и тогда я уже точно больше не увидел бы своего ребенка».

Оба родителя работают, живут самостоятельно и способны позаботиться о ребенке, говорит дядя Миранды, учитель Арри ван Катвайк: «Когда ребенок родился, в больнице предложили матери с ребенком еще на десять дней остаться в стационаре, чтобы проследить за здоровьем малыша. Однако мать выписали уже на второй день, пообещав, что ребенка выпишут на третий. Вместо этого ребенка отправили опекунам. А началось все с того, что Хенк обратился к своему работодателю с просьбой помочь ему найти ясли для ребенка. Работодатель посоветовал будущим родителям позвонить в ассоциацию под названием «Вместе» (MEE Nederland). Если бы они не обращались в эту ассоциацию, ребенок спал бы сейчас дома».

По словам Кейса Кортхалса из той самой ассоциации «Вместе», специалистам по охране детства всегда приходится учитывать, прежде всего, интересы ребенка, как бы жестоко это не выглядело со стороны: «Мы проследили за ситуацией у родителей дома и предоставили свое заключение, на основании которого Совет по охране прав детства принял решение забрать ребенка из семьи. Некорректно говорить, что ребенка отобрали мы. Опыт показывает, что при наличии у родителей надежного семейного круга и круга друзей, на которых можно положиться, результаты рассмотрения могут быть и положительными. Однако в каждом конкретном случае мы вынуждены делать неблагодарный выбор - между интересами ребенка и интересами молодой пары, которым очень хочется быть родителями. Слишком часто мы слышим обратные обвинения в свой адрес: как могли мы допустить такое, что ребенку было разрешено остаться в семье, и он погиб по недосмотру?
Насколько подобные случаи часты? В Нидерландах каждый год несколько сотен детей появляется в семьях, где один или оба родителя имеют ограничения в умственном развитии. Примерно в трети случаев никаких проблем по уходу за ребенком у таких родителей не возникает, и они отлично справляются со своими обязанностями, лишь иногда прибегая к посторонней помощи. В половине случаев, наоборот, требуется постоянная помощь соответствующих организаций. И наконец, бывают отдельные случаи, когда оставлять ребенка в родной семье было бы безответственным решением».

«Помимо любви к своему ребенку, родители должны обладать и иными навыками», - заключил на прошлой неделе судья. Хенку и Миранде разрешено навещать ребенка. Тем временем, Совет по охране прав детства исследует родительские навыки.

Справедливо ли это - лишать людей радости материнства и отцовства из-за гипотетической опасности, что они сделают что-нибудь не так?
По мнению многих голландцев, надзорные органы таким образом стараются избежать ответственности. В конце октября нидерландская Инспекция по охране детства (Inspectie voor de Jeugdzorg) опубликовала отчет, в котором сообщалось, что Совет по охране прав детства проводит недостаточную работу по защите детей в так называемых «проблемных семьях». В отчете также говорится, что критерии, по которым семья определяется как безопасная для проживания в ней ребенка, остаются неясными. В первый раз Совет по охране прав детства попал под удары критики в 2004 году, когда маленькая Саванна из города Альфен на Рейне на юго-западе страны погибла в результате насильственных действий со стороны матери и отчима. С тех пор Совет явно старается перестраховаться.
XS
SM
MD
LG