Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подъемом курсов акций завершилась в пятницу худшая для Уолл-стрит со времен Великой депрессии неделя. Углубляющийся экономический спад, рост безработицы, безуспешность попыток правительства оздоровить финансовый сектор - все это лишает американцев всяких оснований для оптимизма. Отсюда недоверие к рынку ценных бумаг и его затянувшееся падение. Индекс S&P 500 упал в этом году почти на 49% - худший годовой показатель за всю его историю. Вот что думает об этом положении экономист из Института общественной политики Аллегени в Питтсбурге Фрэнк Гамрат:

— Я не представляю, когда мы достигнем дна на рынке ценных бумаг и как далеко это дно. С каждым новым падением нам остается удивляться - куда же дальше? Пока инвесторы не поверят, что вкладывать деньги в компании не только безопасно, но и выгодно, рынок будет идти вниз.

— Нынешнюю ситуацию в Америке постоянно сравнивают с временами Великой депрессии. Правомерно ли это?

— Нет, не думаю. По одной причине — сейчас у нас гораздо больше возможностей получить государственную помощь, чем в 30-е годы. Да, многие компании выходят из бизнеса, объявляют банкротство. Что ж, может быть, это не так уж плохо, потому что все больше компаний начинают понимать необходимость реорганизации, ибо нынешняя модель ведения бизнеса перестала работать.

— Правительство принимает различные меры по преодолению финансово-экономического кризиса, но пока все эти многомиллиардные денежные вливания и программы стимулирования не принесли результатов. Почему?

— Прежде всего, потому что изначально никто ни в правительстве, ни в законодательном собрании не представлял себе, как антикризисный пакет будет работать. В результате через месяц министр финансов Полсон заявил, что он поменял свое мнение — вместо выкупа плохих активов и долгов, мы дадим эти деньги банкам для выдачи займов. Конечно, он имеет право поменять план действий, но проблема в том, что жесткого плана не было с самого начала.

— Теперь все чаще стали говорить о новой опасности — дефляции.

— Дефляция, как известно, это подавление цен. Для компаний падение цен на их продукцию сулит нехватку денег для выплаты кредитов и зарплаты рабочим. Дефляция — это результат недавних завышенных цен и завышенной зарплаты. С дефляцией можно бороться регулированием уровня банковской ставки.

Одним из признаков надвигающейся дефляции экономисты считают падение цен на нефть. Гигантское падение цен во многом обрекло на страдания фондовые рынки всех нефтедобывающих стран, в том числе России. Однако, как предполагает известный аналитик Citygroup Тим Эванс, в ближайшее время нефть может подорожать:


«Вполне вероятно повышение цен как в среднесрочной, так и в долгосрочной перспективе. В ближайшие 3-6 месяцев цены, скорее всего, вернутся к диапазону от 70 до 80 долларов за баррель. В дальнейшем можно ожидать повышения до 90—100 долларов. Просто потому, что нынешних низких цен недостаточно для инвестирования в развитие добычи нефти и даже поддержки ее производства на сегодняшнем уровне. Другой важный фактор — это стремление членов Организации стран-экспортеров нефти сократить ее добычу настолько, что в 2009 году спрос будет значительно превышать предложение, и будут исчерпаны запасы, накопленные за счет нынешнего падения глобального спроса на нефть. Страны ОПЕК соберутся 29 ноября в Каире для пересмотра стратегии нефтедобычи в ответ на нынешнее падение цен. Судя по всему, на ОПЕК оказывается давление с целью сократить добычу не менее чем на 1 миллион баррелей в день. С 1 ноября они уже сократили квоты добычи на 1,5 миллиона баррелей в день. Если бы они не объявили об этом, мы бы видели сегодня еще более низкие цены. Эта группа производителей контролирует 40% мировой добычи нефти и почти все ее резервные излишки. Не обязательно сегодня, но в ближайшие 3-6 месяцев стратегия ОПЕК сыграет очень заметную роль в поведении цен на нефть.

На рынке существовал ценовой пузырь. Он лопнул, и это убедительный ответ рынка на вопрос о пределе роста цен. Сейчас идет поиск ответа на вопрос о пределе снижения цен. Достигли ли мы ценового дна - единого мнения пока нет. В 80-е и 90-е годы 40 долларов за баррель считались высокой ценой, а 12 долларов - низкой. Наложив эту ценовую вилку на нынешнюю ситуацию, можно предположить, что сегодня самая низкая цена должна составлять примерно 45 долларов. Данный уровень почти достигнут. В этом смысле рыночные цены занижены по отношению к долгосрочному диапазону ценовых колебаний. В условиях, когда после июльского пика падение цен уже составило почти сто долларов за баррель, настало время прекратить играть на понижение и задуматься - не слишком ли занижены цены. Для меня сейчас разговоры о возможном падение цен на нефть до 35-40 долларов звучат не очень убедительно».


XS
SM
MD
LG