Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Левый поворот" в Европе


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Ефим Фиштейн.



Кирилл Кобрин: Все больше слышится мнений о том, что западный мир ждет усиление левых настроений, что капитализм и праволиберальная идеология изживают себя, что будущее, если не за социализмом, то уж точно за государственным капитализмом. Последние события в европейской политике, казалось бы, подтверждают это. О результатах выборов лидеров французских социалистов и местных выборов в Чехии я побеседовал с обозревателем Радио Свобода Ефимом Фиштейном.


Ефим, только два события, напомню, которые, в общем, и составят, наверное, предмет нашего разговора. Прежде всего, более ранние хронологические события - это итоги местных выборов в Чешской республике, в нескольких областях, в нескольких краях победила такая сборная команда социал-демократов и коммунистов. Если посмотреть чешскую прессу последнего времени, особенно еженедельники, то все пишут о возвращении коммунистов, есть уже какие-то акции против того, чтобы коммунисты возвращались и так далее. В любом случае левый разворот хотя бы на уровне муниципальных выборов очевиден. Второй факт - это только что состоявшиеся выборы лидера французских социалистов. Французские социалисты, как известно, проиграли президентские выборы, но, тем не менее, ресурс у них гигантский, это старая, старейшая, между прочим, из существующих сейчас партий во Франции. И вот между двумя кандидатами победила как раз не та, Сеголен Руаяль, которая проиграла президентские выборы, которая центрист, а победила кандидат, которая придерживается традиционных левых взглядов, традиционных для социалистов. А это значит, мы возвращаемся во времена чуть ли не Народного фронта 30-х. Итак, можем ли мы говорить, пользуясь терминологией Михаила Ходорковского, о левом, может быть, развороте Европы в связи с кризисом?



Ефим Фиштейн: Никак не можем мы об этом говорить. Кирилл, достаточно взглянуть на карту Европы, где сегодня из 27 членов Европейского союза всего 8-9 государств управляются правительствами, возглавляемыми социал-демократами или социалистами. Все остальное, а это более 20 государств, управляется правоцентристскими правительствами. Даже в тех случаях, которые вы назвали, в случае, скажем, первичных выборов среди французских социалистов, нельзя говорить о каком-то левом повороте во Франции в целом. Новым президентом оказался правый политик Николя Саркози. То, что внутри социалистических партий происходит некий откат в 30-е годы, некий левый разворот, свидетельствует, скорее, об их неспособности пока еще добиться нового места под новым солнцем, что называется, Европы. Они пытаются использовать финансовый кризис в своих интересах, но их полевение не ведет никуда. На самом деле избрание нового генсека Французской социалистической партии в лице Мартин Обри, действительно бывшего министра труда, которая ввела в свое время 35-часовую рабочую неделю во Франции, это всего лишь показатель новых сложностей, стоящих перед Французской социалистической партией. После этих выборов партия находится на грани раскола, она теряет сторонников, может быть, она их потеряет в пользу французских коммунистов. Не знаю. Пока этого не видно. Пока видно только то, что усиливаются правые и крайне правые. Вот эта тенденция в Европе очевидна. Усиливаются крайне правые и правые в Австрии после последних выборов и слабеют, наоборот, социалисты повсюду по Европе. В частности теряют часть своей членской базы французские социалисты, теряют и немецкие социалисты, находящиеся совсем рядом, опять же в пользу крайне левых партий, которые так называются "левые". Но, тем не менее, социалистические партии переживают довольно трудный период.


Чехия в этом смысле является некоторым исключением. Здесь у власти находится правоцентристское правительство, оно проводит достаточно непопулярные реформы. Поэтому естественно некоторое усиление левых партий, как вы сказали, на уровне земских, то есть краевых организаций. Социалисты приглашают в краевые правительства, в краевые советы коммунистов и это и есть то самое возвышение коммунистов, о котором мы говорим. Это не значит, что они получили на выборах какую-то большую избирательскую поддержку. Это значит только то, что социалисты в некоторых краях приглашают их в правительство для совместного управления.



Кирилл Кобрин: Раз уж мы вспомнили 30-е годы. 30-е годы, время кризиса, который начался в 1929 году, великого экономического кризиса. Известно, к каким печальным международным и не только международным последствиям это привело. 1939 год - начало Второй мировой войны. Тогда тоже политическая ситуация характеризовалась размыванием центра. Ведь и крайне левые, и крайне правые особенно усилились в Европе, мы имеем в виду не только, кстати, в континентальной, но и на острове, в Великобритании, усилились как раз в связи с кризисом. Кризис, любые экономические испытания приводят к радикализации населения. Усиливаются крайне правые, усиливаются крайне левые. Что делать теперь центру?



Ефим Фиштейн: Вот этот термин "размывание центра" я считаю совершенно верным и применимым к нынешней обстановке. Действительно центристские, строго центристские партии, то ли свободные демократы, то ли либералы теряют повсюду в Европе в пользу крайне правых или крайне левых. И в этом-то и заключается сложность существования социалистических или социал-демократических партий, которые все-таки тяготеют к центру в отличие от всякого рода коммунистов, новых левых и так далее, то есть левых экстремистов. Это наблюдается повсюду. Это, несомненно, будет наблюдаться со временем и в Восточной Европе, как сейчас уже наблюдается в Европе Западной. Отсюда, повторяю, слабеющая поддержка социалистических и социал-демократических партий, отсюда их внутренние трудности, расколы, раздоры и так далее, которые мы видим как в немецкой Социал-демократической партии Германии, так и во французской Социалистической партии, о выборах генерального секретаря которой мы сейчас говорили.


XS
SM
MD
LG