Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет МКС


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Сергей Тарасов: 10 лет назад, в ноябре 1998 года, был произведен запуск первого модуля Международной космической станции. О результатах работы МКС за эти годы, о ее значении для российской науки нашему корреспонденту Веронике Боде рассказал Игорь Маринин, главный редактор журнала «Новости космонавтики».



Игорь Маринин: Проект МКС вообще нужен был по нескольким причинам. Первая причина - это научиться работать вместе европейцам, американцам и россиянам. С этим успешно все страны справились.


Дальше. Для чего эта станция была задумана? Прежде всего, было объявлено, что нужно производить на орбите Земли научные эксперименты. Соединенные Штаты с 1974 года не имели своей орбитальной станции. То есть американцам очень нужна была в то время эта станция. У нас же, у россиян, был курс на использование орбитальных станций с 70-го года. И когда мы строили эту станцию, то хотели как можно быстрее и как можно больший получить от нее экономический эффект с точки зрения проведения научных экспериментов и их реализации в государственном хозяйстве, в бизнесе и так далее.



Вероника Боде: Насколько серьезным оказался этот экономический эффект?



Игорь Маринин: Я считаю, что это еще не оправдалось, поэтому я сторонник продления эксплуатации станции как минимум до 2020 года. Там ведутся перспективные исследования, которые, если и дадут какой-то экономический эффект, то через много-много лет. Но наука делает вперед огромные шаги, используя возможности орбитальной станции.



Вероника Боде: Тем не менее, там ведь и туристы посещали МКС.



Игорь Маринин: Из-за недостаточного финансирования со стороны государства мы были вынуждены заниматься такими коммерческими проектами. Сейчас финансирование более-менее наладилось и становится достаточным, поэтому с 2009 года мы, например, отказываемся от извоза туда туристов.



Вероника Боде: На ваш взгляд, каково в данном случае соотношение цены, то есть вложенных средств, и отдачи, ведь это дорогостоящий проект?



Игорь Маринин: Если бы Россия не включилась в международную программу МКС, то я думаю, что три четверти российских предприятий, производящих космическую технику, было бы расформировано, ликвидировано, обанкрочено и так далее. То есть благодаря этому участию, например, сохранилась передовая технология и космическая технология наук. Или, например, произвели какое-то особо чистое лекарство, технологию разработали и сейчас, например, ученые на земле ищут возможность построить на орбите целое производство этого лекарства. Но когда его построят, и когда в промышленных масштабах оно будет возвращаться на землю, сейчас спрогнозировать тоже тяжело. То есть все эти затраты, так же как и на любую науку, затратная статья для государства.



Вероника Боде: Но, тем не менее, вы считаете, что имеет смысл сейчас России вкладывать деньги в столь дорогостоящие космические проекты, несмотря на финансовый кризис.



Игорь Маринин: Безусловно. Мы вкладываем в нашу промышленность, финансируем уровень наших инженеров, стимулируем новые разработки, которые понадобятся не только в космической промышленности. Мы задерживаем кадры, чтобы они не выезжали за рубеж на заработки. То есть тут финансирование станции решает очень много вопросов по общему уровню и образования, и уровню ученых в нашей стране, но это выводит нашу страну на определенный научный уровень.


XS
SM
MD
LG