Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

10 лет назад, в ноябре 1998 года на орбиту вышел первый модуль Международной космической станции "Заря". Десятую годовщину отмечают на МКС 10 российских космонавтов и американских астронавтов. Проект уже обошелся его участникам в 100 миллиардов долларов. был произведен запуск первого модуля Международной космической станции. О перпективы космического дома оценивают российские и американские эксперты.


О результатах работы МКС , о ее значении для российской науки Радио Свобода рассказал Игорь Маринин, главный редактор журнала «Новости космонавтики».


- Проект нужен был для того, чтобы научиться работать вместе европейцам, американцам и россиянам. С этим успешно все страны справились.


Для чего эта станция была задумана? Было объявлено, что нужно производить на орбите Земли научные эксперименты. США с 1974 года не имели своей орбитальной станции. То есть американцам очень нужна была в то время эта станция. У нас же был курс на использование орбитальных станций с 1970-го. И когда мы строили эту станцию, то хотели как можно больший получить от нее экономический эффект с точки зрения проведения научных экспериментов и их реализации в государственном хозяйстве, в бизнесе и так далее.


- Насколько серьезным оказался этот экономический эффект?


- Я считаю, что это еще не оправдалось, поэтому я сторонник продления эксплуатации станции как минимум до 2020 года. Там ведутся перспективные исследования, которые если и дадут какой-то экономический эффект, то через много лет. Но наука делает вперед огромные шаги, используя возможности орбитальной станции.


- Тем не менее, ее посещали и туристы...


- Из-за недостаточного финансирования со стороны государства мы были вынуждены заниматься такими коммерческими проектами. Сейчас финансирование более-менее наладилось и становится достаточным, поэтому с 2009 года мы отказываемся от туристов.


- Каково соотношение цены, то есть вложенных средств, и отдачи?


- Если бы Россия не включилась в международную программу МКС, я думаю, три четверти российских предприятий, производящих космическую технику, было бы расформировано. Благодаря этому участию сохранилась передовая технология. Или, например, произвели какое-то особо чистое лекарство, технологию разработали и сейчас ученые на земле ищут возможность построить на орбите производство этого лекарства. Но когда его построят, и когда в промышленных масштабах оно будет возвращаться на землю, сейчас спрогнозировать тоже тяжело. То есть все эти траты, как и на любую науку, -затратная статья для государства.


- Имеет ли смысл России сейчас, во время кризиса, вкладывать деньги в столь дорогостоящие космические проекты?


- Безусловно. Мы вкладываем в нашу промышленность, финансируем уровень наших инженеров, стимулируем новые разработки, которые понадобятся не только в космической промышленности. Мы задерживаем кадры, чтобы они не выезжали за рубеж на заработки. Финансирование станции решает очень много вопросов, это выводит нашу страну на определенный научный уровень.


Шаттлы прекратят полеты в 2010 году, а новое поколение кораблей Orion появится не раньше 2014-15 гг. В этот промежуток времени американцы должны будут пользоваться российскими космическими кораблями «Союз», если это будет соответствовать американским экономическим возможностям и политическим интересам.


На создание МКС 16 стран-участниц проекта уже израсходовали 100 миллиардов долларов. В основном, это американские деньги. Удалось ли оправдать эти капиталовложения? Пока нет. За 10 лет завершить строительство станции не удалось. Расходы превысили намеченный бюджет на десятки миллиардов долларов. По мнению некоторых наиболее пессимистически настроенных экспертов, МКС - это напрасно потраченное время и напрасно выброшенные деньги. Хотя станция еще не построена, она уже устарела. Нынешний глава NASA Майк Гриффин не большой сторонник доставки астронавтов шаттлами на МКС только ради таких сомнительных экспериментов, как выращивание кристаллов и наблюдение за поведением муравьев в условиях отсутствия земного притяжения.


Вот что думает о будущем МКС директор исследовательского центра Global Security Джон Пайк:


– Многое будет зависеть от новой администрации Обамы. Думаю, администрация Клинтона имела довольно ясное представление о назначении Международной космической станции. Администрация Буша - нет. Теперь вопрос, каковы космические планы у нового правительства, касающиеся не только будущего МКС, но и всей программы космических исследований. Если говорить о долгосрочной программе космических полетов на Луну или к Марсу, то здесь без МКС не обойтись. Она связана и с космической медициной и с жизнеобеспечением. Я думаю, что правительство Обамы понимает, какую роль МКС играет в качестве промежуточного пункта на пути к Луне или Марсу. Альтернатива этому - полное замораживание космических полетов американских астронавтов, на что, как мне кажется, ни один американский президент не пойдет, ибо не захочет войти в таком качестве в историю. Но трудно быть оптимистом или пессимистом в вопросе о будущем МКС до тех пор, пока не станет ясно, в каком направлении пойдёт новая администрация.


XS
SM
MD
LG