Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

18 ноября в выпуске новостей Радио Свобода прозвучало такое сообщение:


В Киргизии около 500 сторонников оппозиции собрались в городе Талас, чтобы обсудить возможность импичмента президента Курманбека Бакиева. Заседание так называемой Народной ассамблеи разрешено местными властями. В то же время, по словам лидеров оппозиции, в разных районах страны власти мешали участникам акции доехать до Таласа. Власти Киргизии отрицают это.


Наша радиостанция здесь в меньшинстве. Журналисты других русскоязычных средств массовой информации сейчас предпочитают говорить уже не «Киргизия», а «Киргизстан» и даже «Кыргызстан». Ну а какой вариант прижился в самой стране? Об этом говорит у сотрудника Киргизской службы Радио Свобода Мусы Мураталиева: «Там между собой всегда кыргызами они себя называют. Само название кыргызов идет со II века до нашей эры. А в советское время называли киргизами — это, скорее всего, русификация. Потому что такое слово тоже есть у киргизов. «Киргиз» — это означает наречение, а в быту и на государственном уровне всегда говорили — кыргыз. Оттуда и Кыргызская республика».


— Да, но ведь еще появился -стан, который встречается во многих тюркских языках, допустим, Узбекистан, Таджикистан, Афганистан. И у вас стали говорить Кыргызстан.


— Потому что -стан означает «страна», если перевести на русский язык. Страна киргизов получается, или страна таджиков, страна татар, страна башкир. И по-киргизски называется Чеченистан, а не просто Чечня. Это означает, что это страна такого-то этноса.


— Мы сейчас с вами говорим о том, какой топоним употребляют люди, для которых киргизский язык родной. Но ведь у вас есть еще и русское население, для которых язык родной русский. А они как говорят?


— И такие граждане Кыргызстана все-таки сейчас адаптируются, и на официальных уровнях уже все себя называют кыргызстанцами.


— Это на официальном уровне, а в обыденной речи, как скажут русские: «Мы живем в Киргизии» или «Мы живем в Кыргызстане»?


— Как-то параллельно идет, на мой взгляд.


— То есть и так говорят, и так?


— Да. Если сами этнически не киргизы, то могут и назвать: «Я из Киргизии». Это разрешается. Никто даже не делает замечания, что так нельзя.


А вот как выражает свою позицию директора Института лингвистики РГГУ Максима Кронгауза: «Что касается этой чехарды с названиями, то здесь мы, скорее, имеем дело с политической конъюнктурой, а не с какими-то интересными языковыми процессами. Иногда эта политическая конъюнктура идет вразрез с естественным развитием языка. В начале Киргизия изменила название на Кыргызстан».


— Так и до сих пор… Вчера я в одном политическом журнале нашла именно такое словоупотребление — Кыргызстан.


— Да, это было официальное требование со стороны киргизских властей, притом, что, конечно, для русского языка крайне не характерно сочетание «кы», «гы». Если и говорят как-то, то, скорее, Киргизстан, сохраняя более привычные «ки», «ги».


— Но все-таки не «Киргизия»!


— Да. Но здесь пошли навстречу политическим желаниям союзных стран. Это попытка, я сейчас, может быть, использую окрашенное слово, навязать свое название другому языку, что, вообще говоря, совершенно необязательно. Потому что в русском языке есть свои традиции. И никакого политического аспекта — ни позитивного, ни негативного — здесь нет. Когда отношения устойчивые, страны не требуют изменения своего названия. В Германии не требуют от нас, чтобы мы называли ее Дойчленд и так далее.


XS
SM
MD
LG