Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Книжное обозрение» Марины Ефимовой. Бунт против автомобиля.







Александр Генис: Кризис в Америке расползается. Теперь он добрался до «священных коров» индустрии - трех главных автомобильных компаний, которые остро нуждаются в государственной помощи. Мера это, возможно, и необходима, но очень непопулярна в широких кругах населения. Возможно, еще и потому, что не только мир в целом, но и, что уже удивительно, Америка в частности, переживает приступ автофобии – неприязни к автомобилю.


Об этом рассказывает книга Брайана Лэдда, которую ведущая нашего «Книжного обозрения» Марина Ефимова представит слушателям «Американского часа».



Brian Ladd . Autophobia . Любовь и ненависть к автомобилям.


Брайан Лэдд. «Автофобия. Любовь и ненависть к автомобилям».



Марина Ефимова: Недавно представитель Транспортного отдела Законодательного собрания штата Мичиган официально объявил, что его службы не в состоянии справиться с хроническими пробками на дорогах штата. Эта безнадежная фраза вызвала не только шумную дискуссию, но даже публикацию целой книги – об истории отношений американцев с автомобилем.



Диктор: «Надо сразу напомнить, что неприязнь к автомобилю родилась в Америке (да и во всем мире) одновременно с первой влюбленностью в него. Детство автомобиля было отмечено выходом в свет десятков книг, называвшихся, например, «Беда под названием автомобиль», «Автомобильчество против Человечества», «Тупик», и прочих книг в таком же роде. Под их мрачные предсказания автомобили победоносно размножались и занимали всё большее место в жизни общества, словно следуя формуле Беккета: «Так продолжаться не может. Так будет продолжаться».


Поначалу отношение к автомобилю было классовым: обладали автомобилями немногие богачи (и, кстати сказать, водили их грубо, неумело, распугивая и давя всё живое), а остальные были недовольны или завидовали. Иногда – до такой степени, что совершали нападения на автомобилистов. В Германии, например, какие-то ненавистники автомобиля обезглавили пару в открытой машине, протянув поперек их пути тонкую проволоку.



Марина Ефимова: Протесты против автомобиля шли из двух лагерей (оба с консервативным уклоном): первый лагерь - бедные крестьяне и фермеры, раздраженные наглостью автомобилистов, мозоливших им глаза и пугавших скот. Второй лагерь составляли образованные люди с хорошим вкусом, которых автомобиль лишал дорогой им провинциальной тишины и уюта.



Диктор: «По мере того, как обаяние автомобиля захватывало массы, классовые границы размывались. Вудро Вильсон даже сделал свое знаменитое предупреждение о том, что «автомобиль породит в американском обществе социалистические чувства». Но автомобиль стал политически нейтральным новшеством. Его приветствовали прагматики и с отвращением встречали эстеты, хранители традиций и защитники окружающей среды».



Марина Ефимова: Сейчас, как всем известно, автомобиль стал неотъемлемой частью жизни, экономики, пейзажа, а также психологии современного человека, особенно – американца. (И, надо сказать, - не только человека: в американской провинции собаки никогда не лают на автомобили, но просто заходятся лаем, если к ним приближается пешеход). Автомобильные стоянки и гаражи давно стали не только частью пейзажа, но и частым местом действия в художественных произведениях. Модными марками автомобилей соблазняют девушек, обращают врагов в друзей и друзей во врагов. Если младенец не может заснуть, его сажают в автомобиль, и на скорости 75 км в час он безмятежно засыпает. Казалось бы, противостоять в наше время всевластию автомобиля могут только маргиналы-отступники: принципиальные сторонники общественного транспорта, упрямые проповедники преимуществ медленного экономического роста, эстеты. Однако, вот что пишет автор «Автофобии»:



Диктор: «Мичиган – родина американской автомобильной промышленности. Дороги в Мичигане - такой же источник благополучия, как пастбища в Висконсине. И когда транспортная служба этого штата заявляет, что не может справиться с хроническими дорожными пробками, это звучит даже не как отступничество, а как признак общей утраты веры. В городе Детройте (штаб-квартире Форда) в этом году неприлично увеличилось число пассажиров автобусов и пригородных поездов, а число автомобилей на дорогах соответственно уменьшилось. Шоссейные дороги штата, когда-то безупречные, почти все требуют серьезного ремонта».



Марина Ефимова: Автомобиль сдает позиции не только в Америке: если верить Брайану Лэдду, то во всех странах, от Англии до Японии, уменьшилось даже число выпускников средних школ, сдающих экзамен на водительские права. А ведь в западных странах это стало уже полувековой традицией.


Словом, похоже, что, оказавшись перед лицом непомерных цен на бензин и убийственных дорожных пробок, Его Величество Автомобиль, вдруг, начал терять свое могущество. Рецензент книги Том Вандербилд пишет:



Диктор: «Вы видели автостоянки с высоты птичьего полета? Они выглядят как бескрайние плантации, как гигантские стада. Вы видели на дорогах ежедневные рекламы-отчеты автомобильных заводов? «С конвейера в данную минуту сходит 510-й автомобиль». Еще не проехав рекламы, вы успеваете заметить, как цифра на светящемся табло уже сменилась на 511-й. Две главных статьи расхода американца – жилье и автомобиль. Главный символ социального статуса – автомобиль. Главная забота дня в большом городе – найти стоянку для автомобиля.



Марина Ефимова: Другими словами, автомобиль стал доминировать в нашей жизни, он стал нашим тираном, и нет ничего удивительного в том, что назревает бунт.







XS
SM
MD
LG