Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение с Андреем Загданским». Эволюция боевика: Джеймс Бонд и компания.




Александр Генис: В текущий четверг, в День Благодарения, Голливуд открывает свой самый важный – праздничный – сезон. Теперь до самого Нового года во всех кинотеатрах страны будут идти наиболее значительные фильмы года. И те, которые могут рассчитывать на «Оскара», и те, которые могут рассчитывать на большой кассовый успех. К последним, бесспорно, относится новый – 22-й – фильм Бондианы «Квант милосердия». Первый уик-энд проката в США принес ему рекордную для всех фильмов о Бонде сумму – 67,5 миллионов долларов. Это значит, что публика, после некоторых сомнений, связанных с предыдущей серии цикла, принятой прокатом с меньшим энтузиазмом, наконец, приняла нового Бонда в исполнении Дениела Крейга, как достойного преемника блестящих Бондов прошлого.


С критиками, однако – сложнее. Об этом мы беседуем с ведущим нашего «Кинообозрения» Андреем Загданским. Андрей, как вам новый «Джеймс Бонд»?



Андрей Загданский: Признаюсь, Саша, картина не доставила мне большого удовольствия. Вообще-то я любитель серии о Джеймсе Бонде и, как правило, смотрю все фильмы, по-прежнему, наслаждаюсь картинами с Шоном Коннери и Роджером Муром, но новая картина, мне кажется, перестала быть «Джеймсом Бондом». Это очень эффектный, очень хорошо сделанный, очень кассовый, как мы видим, боевик, насыщенный действием, погонями, драками, красивыми женщинами, в нашем случае там участвует даже украинская актриса, что вдвойне приятно. Но не хватает главного, не хватает того качества, которое делало серию о Джеймсе Бонде уникальной, неповторимой, единственной. Не хватает ироничного героя, который не рвется убивать и не стремится убивать, а убивает людей, расправляется со своими врагами, скорее, по необходимости. Это печальное бремя его обязанностей, того, что он делает ради Англии. На самом деле он бы хотел проводить время только с красивыми женщинами, но периодически вынужден, долг требует кого-то убивать, гоняться за кем-то, догонять врагов и находить секреты. Новая картина перестала быть тем самым «Джеймсом Бондом», которого я очень люблю. Более того, мне кажется, что фильм стал ориентироваться не только на свое богатое историческое прошлое, уже 21-я серия сделана, но, волей-неволей стал похож на самый популярный и самый кассовый боевик прошлого года, тоже многосерийную инсталляцию «Идентификация Борна». Что происходит? Такое же насыщенное действие, такое же головокружительное количество погонь и убийств, и даже есть некоторые, я бы сказал, чисто визуальные элементы, которые из одного фильма кочуют в другой. Если в фильме «Идентификация Борна» герой, который гонится за преступником в арабской деревушке, перескакивает из одного дома в другой. А в данном случае у нас появляется итальянский городок, где Джеймс Бонд гонится за врагом, перепрыгивает с крыши на крышу, и такой же лабиринт домов, окон, зданий, балконов. Если в «Идентификации Борна» появляется, в качестве одной из побочных героинь, сочувствующая красавица, и мы понимаем, что сочувствующая красавица погибнет, то то же самое происходит и в Джеймсе Бонде. Если в «Идентификации Борна» есть сочувствующая начальница, высокопоставленный чин, которая испытывает симпатию к герою и постепенно помогает ему разобраться в запутанных взаимоотношениях с законом и с самим ЦРУ, то в «Джеймсе Бонде» есть тоже дама, ее играет Джуди Денч, дама в полном смысле слова, она английская дама, и она тоже испытывает к Джеймсу Бонду сложные отношения. С одной стороны, она хотела бы его наказать, почти как мама, но, с другой стороны, она испытывает к нему симпатию и восхищение его неувядаемым темпераментом, пылкостью и исполнительностью.



Александр Генис: Вы знаете, один критик замечательно, по-моему, сказал, что «Джеймс Бонд» с Шоном Коннери это была комедия, когда появился Роджер Мур, этот фильм стал фарсом, а теперь Дениел Крейг играет трагического героя. И мне кажется, что это глубоко неуместно, точно так же как неуместны, скажем, в «Трех мушкетерах» настоящие чувства. Мы должны всегда помнить, что это понарошку, и Джеймс Бонд всерьез мне кажется оксюмороном.



Андрей Загданский: Я вполне понимаю ваше определение, однако, я не считаю, что Дениел Крейг играет трагического героя. Нет, он носит трагическую маску. Это разные вещи. Что происходит? Мне кажется, что для того, чтобы продержаться на плаву или добиться большего кассового успеха, «Джеймс Бонд» должен эволюционировать, он не может оставаться на месте, не может оставаться одним и тем же фильмом, одним и тем же предприятием, с которым мы познакомились много лет назад, когда главную роль играл Шон Коннери. Фильм и герой эволюционируют, он должен переходить из одного жанрового качества в другое, или, во всяком случае, проходить по краю других жанровых образований. Но он не может полностью перестать быть самим собой. В фильме практически исчезли гаджетс - знаменитые игрушки, трюки, с которыми играл Джеймс Бонд. Исчезли знаменитые машины, это всего лишь появление очередной знаменитой марки автомобиля, которая, таким образом, продвигает себя на коммерческом рынке. То есть вот эти иронические качества новых штучек, новых игрушек, отношение со знаменитым « Q » - всего этого в этой картине нет, всего этого не хватает. Я понимаю, что авторы искали новые качества, и в фильме появилось несколько совершенно замечательных сцен. Сцена в оперном театре, где наш герой подслушивает за супертаинственной встречей супермафии, которая должна управлять миром, как обычно в «Джеймсе Бонде», а одновременно с этим на сцене идет «Тоска», и все страсти оперы смешаны с секретными переговорами конспираторов - это совершенно замечательная сцена. Но тех качеств, к которым я так привык, и вы тоже, которые мы любим в «Джеймсе Бонде», в этом фильме нет, и у меня осталось ощущение досады.



Александр Генис: Андрей, а как вы объясняете коммерческий успех фильма? Как мы видим, он беспрецедентен.



Андрей Загданский: Я думаю, что подавляющая или значительная часть зрителей моложе нас с вами, Саша, и для них фильмы с Шоном Коннери и Роджером Муром это уже далекое прошлое, которое существует где-то в ночном телевидении в два часа ночи. Эти фильмы они не знают, у них не сформировалось личное впечатление о том, каким должен быть «Джеймс Бонд». Кроме того, еще одна важная деталь. Дело в том, что холодная война для зрителей, которым сегодня 25-30 лет, это история, которая случилась до них, они не знают, что это такое, а это качество было абсолютно необходимым ингредиентом самого сериала о Джеймсе Бонде. Была холодная война, были страшные, глобальные противостояния двух систем, в которых третья искала свой путь, свою зловещую комбинацию. На сегодняшний день эти обстоятельства не работают, поэтому «Джеймс Бонд» должен эволюционировать. Я рад, что Джеймс Бонд существует, я хотел бы, чтобы он жил вечно, чтобы мои дети и мои внуки смотрели сериал с Джемсом Бондом. Он должен существовать.



XS
SM
MD
LG