Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гость «Американского часа» - нью-йоркский издатель Илья Левков





Александр Генис: Сегодня в гостях «Американского часа» - нью-йоркский издатель Илья Левков, глава и основатель русского зарубежного издательства «Либерти». Илья вырос и учился на Западе, но он сохранил и русский язык, и любовь к русской книге, что позволило его издательству отметить круглый юбилей. Илья, этой осенью исполняется 25 лет вашему издательству. Как оно возникло?



Илья Левков: Случайно. Я - профессиональный политолог, прошел несколько аспирантур в Израиле, в Америке, в Европе, в Берлине, и просто помогал двум друзьям достать здесь гранты для их журналов, достал их и, одновременно, хотел им представить рукопись, которую я по дружеским контактам читал. Это была рукопись, не книга, Аркадия Шевченко «Разрыв с Москвой», которая должна была выйти на английском языке. И мне предложили, сказали, если я хочу, продадут мне на русском. И я хотел это передать моим друзьям. Но, как в хорошей сказке, мне удалось выбить грант на четыре года, и мне оба назавтра сказали: спасибо, мы вас больше не знаем и не хотим знать. И тогда я подумал про себя: если я такой мудрый, выбиваю для других, то я, как минимум, могу сам что-то сделать. И, без каких-либо грантов, вложил свои копейки, издал эту первую книгу, а остальное, как говорится - история.



Александр Генис: Я прекрасно помню эту книгу Аркадия Шевченко. Я вообще помню все ваши книги еще и потому, что обложки для них оформлял наш общий друг Вагрич Бахчанян, а обложку Бахчаняна трудно забыть. Среди ваших книг было немало знаменитых и острых сочинений, но одно, по-моему - особенно интересное. Вы ведь были первым, кто по-русски издал Тома Клэнси, знаменитого теперь и в России автора.



Илья Левков: Да, Тома Клэнси, Генри Миллера, Курта Воннегута.



Александр Генис: А Том Клэнси? Как вышла эта книга?



Илья Левков: Это был невероятный триллер, который практически открыл новый сектор читателей в Америке, а именно - мужчины. До этого мужчины очень редко и мало читали. И это был чудесный сектор. Она, как вы знаете, вышла в микротираже - 5 тысяч экземпляров, в Морском институте в Мэриленде, и они не знали, что они издают вообще.



Александр Генис: « Охота за «Красным Октябрем» оказалась бестселлером не только по-английски, но и по-русски, не так ли?



Илья Левков: Да, Том мне написал предисловие к русскому изданию, Том разрешил мне изменить несколько имен и несколько ошибок и опечаток, которые были, потому что мы измеряли прямо километры в Балтийском море, такие вещи. Она очень красивая, я напечатал ее морским синим шрифтом, а не черным, чтобы придать ей такую морскую сагу. Публика в России очень заинтересовалась ей. Когда я приехал в Москву в первый раз, в 1989 году, я достал и купил ее под моим именем, она была пиратски издана, и было написано, что издательство «Либерти». Мне сказали, что этим заведовал «Аэрофлот». Но до этого я послал эту книгу морскому атташе США в Москве. Он, кончено, джентльмен и предложил эту книгу своим коллегам, а именно главному адмиралу советского флота. В общем, он прочитал ее за ночь, а это 500 страниц, это не маленькая книжонка, и он передал ее другому. Потом он мне писал, что они дерутся из-за моей книги в Москве.




Александр Генис: Прошло много времени и все изменилось. Книжки теперь печатаются в России. Вы по-прежнему издаете русские книги в Америке. Как и почему?



Илья Левков: Сначала - инерция. Во-вторых, потому что те книги, которые я издаю, не издаются в Москве, по различным причинам. Такие, например, как «Датский урок», история спасения евреев в Дании. Это не только евреев, там было намного более существенное, вообще, поведение датчан, как таковых. Вторая книга - сейчас выходит полное собрание сочинений Григория Свирского. Семь томов. В Москве. В трех ему отказали, потому что слишком опасно. Слава богу, есть «Либерти» в Нью-Йорке.




Александр Генис: Какие ваши читатели, где они живут - в Америке или в России? Как вы делите это пространство?



Илья Левков: У меня есть заказы из России, но очень трудно сейчас посылать книги в Россию, потому что «Приорити мейл» не идет в Россию, как ни странно. Это такой вид почты, которым можно довольно дешево послать 4 книги за 12 долларов. Она не идет в Россию по различным причинам. Книги покупают из Австралии, в Израиле был у меня склад. Я сейчас специально готовлю книгу для немецкого рынка. У меня полно имейлов, где я могу спокойно найти своих 500 читателей. И здесь, смотрите, я сейчас издал очень важного человека, потому что в еврейской истории мы знаем, кто был первый еврей, мы знаем, кто вывел евреев из Египта, а кто ввел русских евреев в 19-м веке в русскую литературу и как?




Александр Генис: Кто?



Илья Левков: Один человек - Семен Фруг. Семен Фруг писал на чистейшем лермонтовском языке, в чем его и обвиняли. Он сам - религиозный хасид, практически - как-то ухватил русский язык, но писал исключительно на библейские и талмудские темы. Вот я сейчас переиздал полное собрание его поэзии, 700 страниц. Я назвал это «Разбитые скрижали».




Александр Генис: Илья, в наше время не так просто найти писателей для ваших эмигрантских изданий, потому что, я по себе сужу, каждый писатель теперь стремится печататься в России, потому что, в конце концов, читатели наши там. Как у вас обстоят дела с авторами?



Илья Левков: Ко мне приходят авторы, я не гоняюсь за авторами. Если бы у меня было столько читателей, сколько авторов, у меня было бы одной проблемой меньше.




Александр Генис: Говорят, что эмиграция и метрополия - как сообщающиеся сосуды: чем больше давление в России, тем у нас здесь, в эмиграции, более важной становится общественная жизнь и издательские дела, в том числе. Вы согласны с этой мыслью?



Илья Левков: Да, я согласен. Вот смотрите, у меня вышла недавно первая биография об известнейшем человеке в России - Богословском. Когда умер секретарь Союза композиторов Хренников, в Москве объявили по радио и телевидению, что это он написал «Шаланды полные кефали». И вот у меня идет эта песня в рекламе, где я упоминаю, и ко мне звонят люди, говорят: как вам не стыдно, необразованный, разве вы не знаете, что эту песню написал Хренников? Вот вам радиоактивность Москвы в Нью-Йорке.



Александр Генис: Илья, 25 лет издательству. Какие ваши долгосрочные планы на следующие 5, 10, 15 лет, о чем вы мечтаете?



Илья Левков: Я мечтаю, как и все издатели, свести концы с концами. Иногда найти интересного автора. Вот я читаю сейчас рукопись, она немножечко под Лимонова. Я вот думаю и сомневаюсь, потому что все же я понимаю, что средний возраст моих читателей - 45-50 лет и выше.



Александр Генис: Лучший возраст. Во всяком случае, это взрослые люди.



Илья Левков: Да, но, с другой стороны, есть молодежь, вот я думаю, те, которые читают и которые еще когда-то хотели бы прочитать что-то. Что может представить им Америка?



Александр Генис: Все, что может представить Америка, они найдут на интернете без наших с вами книг.



Илья Левков: Мой дорогой, вы слишком много верите в интернет. Интернет это большая, большая свалка. Если у вас бесконечная жизнь, можно идти на свалку, и потом вы выбираете, не будучи уверенным в том, что вы взяли с собой.



Александр Генис: Вы не пользуетесь интернетом?



Илья Левков: Я захожу туда, когда читаю «Лос-Анджелес Тайм», «Чикаго дэйли трибьюн». Но я знаю, что книги, которые находятся на интернете, это два рода - или классика, или люди, которые хотят сами себя издать, без редакторов. У меня нет времени читать все.




Александр Генис: То есть, вы за судьбу издательства не боитесь, интернет его не съест?



Илья Левков: Нет, интернет не съест и никакое издательство, которое уважает себя, не ставит свои книги на интернете.




XS
SM
MD
LG