Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Где учатся президентские дети?





Александр Генис: Где учатся президентские дети? На этот вопрос - со всеми историческими подробностями - отвечает вашингтонский корреспондент «Американского часа» Владимир Абаринов.




Владимир Абаринов: С переездом в Вашингтон повседневная жизнь семьи Барака Обамы кардинально изменится. В некоторых отношениях она станет приятнее и удобнее. В Белом Доме работает около ста человек обслуживающего персонала; кроме того, каждый член семьи президента имеет право нанять за казенный счет личную прислугу – камердинера, горничную, повара, парикмахера. В резиденции главы государства есть кинотеатр на 50 мест, бассейн, боулинг, спортзал. В то же время образ жизни президента и его семьи связан с ограничениями в интересах безопасности.



Перемены коснутся, прежде всего, дочерей новоизбранного президента – Саши, полное имя которой Наташа, и Малии. Саше 7 лет, Малии – 10. В Белом Доме уже давно не жили дети такого возраста. Хотят они того или нет, девочки обречены на повышенное внимание публики.


Одним из самых ответственных решений, которое должны принять Барак и Мишель Обамы в качестве родителей, будет решение о выборе школы для дочерей. Вопрос деликатный. Разумеется, к услугам президента и первой леди частные школы, каких в Вашингтоне немало. В частной школе училась Челси Клинтон и дочери Эла Гора, да и сам Гор, отец которого был сенатором. Но от 44-го президента ждут демократизма. Бараку Обаме и без того уже приходится отвечать на обвинения в элитарности.




Барак Обама: Посмотрите, откуда я взялся. Меня вырастила мать-одиночка. Денег было очень мало. Одно время мы даже сидели на продуктовых талонах. Учился я на стипендию. Отец Мишель – рабочий, никогда не учился в колледже, мать – домохозяйка. Вот какая у нас биография. И до тех пор, пока я не выступил на съезде Демократической партии, и мою книгу не стали раскупать, чтобы узнать, кто я такой, мы жили в двух-трехкомнатной квартире, в которой нам уже становилось тесно с двумя детьми. Мы ничего не скопили дочерям на колледж. Почти ничего – на старость. И в конце месяца с трудом сводили концы с концами. Так что проблемы, с которыми сталкивается средний класс сегодня – мы с Мишель прошли через это пять лет назад. Мы – обыкновенная пара, возможно, самая обыкновенная из всех, добравшихся до Белого Дома.



Владимир Абаринов: Последним ребенком младшего школьного возраста в Белом Доме была Эми Картер - дочь 39-го президента США Джимми Картера. Картер принципиально не отдавал Эми в частную школу ни будучи губернатором, ни став президентом. Но Эми, которой было 9 лет, когда ее отец стал президентом, это сильно осложняло жизнь. Например, телохранители не позволяли ей на переменах выходить в школьный двор. Вообще Эми была очень одиноким ребенком: трое ее братьев были гораздо старше и не жили c родителями, она не могла приглашать к себе подруг по собственному усмотрению; зато плюшевых мишек у нее было целых 39 штук, а уединялась она в шалаше на Южной лужайке Белого Дома.



Еще одного президентского ребенка я вспомнил недавно, когда увидел шоколадный батончик под названием «Малышка Рут» (Baby Ruth). Шоколадку так назвали в честь дочери президента Гровера Кливленда – единственного главы государства, который справил собственную свадьбу в Белом Доме. Его жена Фрэнсис остается пока самой юной первой леди – ей был 21 год, когда она вышла за президента. Кливленд избирался дважды, но с четырехлетним перерывом. В промежутке между двумя сроками и родилась Рут, ставшая любимицей публики. Этим не преминули воспользоваться в рекламных целях производители различных детских товаров. Когда в 12-летнем возрасте девочка умерла от дифтерии, горевала вся страна.



Но дело не только в том, что частная школа – привилегированное заведение. Существует еще более важное обстоятельство – качество образования в общественных школах Вашингтона, которое оставляет желать много лучшего. Говорит Джей Мэтьюз – журналист газеты «Вашингтон Пост», освещающий проблемы образования.




Джей Мэтьюз: Среди общественных школ округа Колумбия есть несколько по-настоящему превосходных. В городе живут представители среднего класса, и они стараются отдавать детей в хорошие школы. Ближайшая к Белому Дому начальная школа – Томпсон. Это просто жемчужина среди вашингтонских школ. Однако в целом Вашингтон, по качеству школьного образования, почти на дне – борется за последнее место в стране с Детройтом. Так что общая картина неприглядная.




Барак Обама: Как же так – столица США, а школы плохие? Почему?




Джей Мэтьюз: Есть две причины, и обе характерны для любого большого города. Первая – это бедность. Малоимущие семьи не могут создать соответствующую культуру, которую создает средний класс, старающийся дать детям хорошее образование. Во-вторых, у нас в Вашингтоне разрушен механизм взаимодействия местных властей и школ. У нас то и дело меняются школьные директора, нашим окружным школьным советом руководят люди, которые идут туда ради политической карьеры, зарабатывают себе имя, а потом идут избираться в городской совет, в мэры.




Владимир Абаринов: Упомянем, кстати, что именно такой была карьера бывшего кандидата республиканцев в вице-президенты Сары Пэйлин – из членов родительского комитета в члены школьного совета, а оттуда – в мэры.



Школьная реформа – одна из самых острых проблем Америки. В своих предвыборных речах Барак Обама обещал сделать американские школы достойными XXI века и задач, стоящих перед страной, но постоянно подчеркивал, что многое зависит и от родителей. Но он и сам родитель двух школьниц, а Мишель Обама в шутку назвала себя Mommy - in - Chief - «главноматеринствующей».




Мишель Обама: Меня заботят вопросы образования. Мы оба, Барак и я, считаем, что способны повлиять на положение дел в округе Колумбия. Я имею в виду – внести свой вклад в жизнь тех людей, рядом с которыми мы живем. Мы всегда старались делать это, будь это наши соседи или наша школа.





Владимир Абаринов: Я спросил свою дочь Машу: а что она думает, где должны учиться первые дочери, как называют в США дочерей президента?




Маша: В Вашингтоне есть много хороших частных школ и общественные тоже есть хорошие. Они же ходят в частную школу у себя в Чикаго, почему бы им не пойти в частную и здесь. Но есть и общественные с отличной системой безопасности – например, имени Хораса Манна. Эта школа вообще одна из лучших в округе Колумбия. Можно пойти туда.




Владимир Абаринов: В начальной школе имени Хораса Манна училась сама Маша, и школа эта действительно отличная. Хорошо, а как ты будешь себя чувствовать, если дочь президента будет учиться в одном классе с тобой?



Маша: Я буду считать, что мне повезло. Не всякому удается ходить в один класс с первыми дочерьми.




Владимир Абаринов: А не получится так, что они станут любимчиками учителей, а другие ученики начнут к ним подлизываться?




Маша: Да, некоторые могут и позавидовать.




Владимир Абаринов: Журналист Джей Мэтьюз указывает на еще одну, специфическую трудность, связанную с девочками школьного возраста.




Джей Мэтьюз: Семья окажется в Белом Доме под стеклянным колпаком, который, конечно, защитит ее во многих отношениях, но, с другой стороны, девочки, даже если они пойдут в частную школу... Знаете, в этом городе больше журналистов на душу населения, чем в каком бы то ни было другом. В какую бы школу ни поступили девочки, они будут окружены детьми журналистов. Все, что они скажут о своей семье, любые их слова и любые поступки – все это будут слышать и видеть другие ученики и рассказывать своим родителям, и наутро это будет в новостях. Нет никакой возможности защитить их от этого, так что мы обязательно увидим через девочек как бы срез семьи Обама, узнаем, что они за люди. Обычных родителей эта проблема не беспокоит, но на этих девочек будет объявлена охота.




Владимир Абаринов: Это интересный аргумент. Я спросил свою дочь: представь, что одна из президентских дочерей рассказала тебе что-то интимное о своих родителях. Ты расскажешь мне или маме? Не забывай, что один из твоих родителей – журналист.




Маша: Думаю, что расскажу, потому что я доверяю своим родителям. Но возьму с них клятву хранить это втайне.




Владимир Абаринов: В конечном счете, говорит Мишель Обама, самое важное – не политические соображения, не пиар, а интересы самих Саши и Малии.




Мишель Обама: Мы все еще находимся в процессе осознания изменений в нашей жизни. И мы просим понять нас: решение будет принято исходя из интересов девочек. Мы его еще не приняли. И мы хотим, чтобы это было наше личное решение.




Владимир Абаринов: А это - окончательное мнение Маши, которая знает, что такое права ребенка.




Маша: Саша и Малия должны ходить в ту школу, в какую они хотят ходить. Точка.





Владимир Абаринов: Пока готовилась эта программа, Барак и Мишель Обамы сделали свой выбор. Саша и Малия будут учиться в частной школе Sidwell Friends . Это одна из самых известных школ, основанная в 1883 году общиной квакеров. Именно в нее пошла 12-летняя Челси Клинтон, когда ее отец стал президентом. В разные годы ее закончили писатели Джон Дос Пассос и Гор Видал, авиатор Чарльз Линдберг и директор ЦРУ Джон Дейч, советский дипломат Олег Трояновский и первая леди Нэнси Рейган. В Сидвелл-Френдс учился сын вице-президента США Эла Гора Эл Гор Третий, а сейчас там учатся внуки избранного вице-президентом сенатора Джо Байдена, с которыми Саша и Малия успели подружиться. Школа расположена в пригороде Вашингтона Бетесде – это уже не столичный округ Колумбия, а штат Мэриленд, графство Монтгомери, которое славится своими школами. Стоимость обучения в ней – около 30 тысяч долларов в год.



И последнее. Вместе с Бараком Обамой и его семьей в Белый Дом, судя по всему, переедет и его теща, мать Мишель Обамы Мариан Робинсон. Кажется, это будет первый случай в истории. Зато у девочек будет бабушка.



XS
SM
MD
LG