Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кинокритик Андрей Плахов – о программе Каннского кинофестиваля


Андрей Плахов

Андрей Плахов

Объявлена программа 64-го Каннского кинофестиваля, который откроется 11 мая премьерой фильма Вуди Аллена "Полночь в Париже". В конкурсе много работ знаменитых режиссеров, но можно выделить два фильма, вокруг которых возникло облако ожиданий – это "Древо жизни" Терренса Малика и "Меланхолия" Ларса фон Триера. Рассказывает кинокритик Андрей Плахов:

– Фильм Терренса Малика на Каннском фестивале ждали еще в прошлом году, но так и не дождались. В этом году появилась информация, что его не будет в Каннах, и он сначала выйдет на экраны Великобритании. Как видим, он в конкурсе, и это большое достижение Каннского фестиваля. То же самое касается картины Ларса фон Триера, хотя здесь давно было понятно, что фильм в Канне будет. Ларс фон Триер – выкормыш Канн, своей славой он во многом обязан Жилю Жакобу. Конечно, его очередную картину ждут с огромным интересом, трейлеры уже пошли повсюду.

– Этот фильм – о конце света?

– Да, это одна из ключевых тем и мирового кинематографа, и творчества Ларс фон Триера. Последний его фильм тоже был лишен оптимистических красок, посмотрим, чем он удивит нас на этот раз.

– В конкурсе есть и новый фильм Педро Альмодовара…

– Да, вокруг Педро Альмодовара тоже курсировали различные слухи: в частности, что этот фильм отвергла комиссия, или что сам Альмодовар не захотел его показывать, перенес премьеру на осень и не хотел раскрывать сюжет, который изобилует многими загадками и неожиданными поворотами. Но все оказалось как обычно: Альмодовар опять в конкурсе Канна.

– Приведу несколько заголовков московских газет и интернет-изданий: "Российскому кино не место в Каннах", "Россия не участвует", "Каннский фестиваль без России", "Почему в Каннах нет российского кино", "Михалков не прошел отбор в Канны" и так далее. Отсутствие российских фильмов в программе подается как нечто из ряда вон выходящее, и наверняка кто-то уже подумал, что это часть какого-то заговора… Вроде бы собирались показать фильм Никиты Михалкова "Цитадель", а его нет ни в одной секции. Существует ли тут какая-то интрига или просто повод для беспокойства?
Французское кино меняет свое представительство в Канне. Ситуация в кино меняется, и Каннский фестиваль пытается ее отразить

– Конечно, мы не можем знать всех тайн каннской кухни и не знаем, как происходит отбор, поэтому можно делать какие-то предположения. Курсировали слухи о том, что в Канне будет показана картина Андрея Звягинцева "Елена", фильм Александра Сокурова "Фауст", говорили и о том, что, возможно, фильм Никиты Михалкова или вся дилогия будет представлена вне конкурса. Пока ничего этого в программе мы не видим, и, скорее всего, Михалкова не увидим точно. Но не следует забывать, что конкурсная программа объявлена не полностью, там есть еще место для одного, а, может быть, даже для двух фильмов – это дали понять во время пресс-конференции, и такие случаи бывали в прошлые годы. Поэтому какой-то шанс для того, чтобы российское кино попало в конкурс, остается.

А если этого не произойдет – конечно, будет жаль, но никакой трагедии в этом нет, потому что Каннский фестиваль один, а стран много. Россия часто попадает в конкурс, потому что это большая кинематографическая держава, но бывает так, что и не попадает. Ничего ужасного в этом нет. Есть российский фильм в программе "Особый взгляд", и это большое достижение режиссера Бакура Бакурадзе. Это молодой режиссер, но он уже второй раз на Каннском фестивале: первая его картина "Шультес" была в "Двухнедельнике режиссеров", а вторая попала в "Особый взгляд". Фильм "Охотник" таким образом все равно будет представлять Россию, а дальше увидим: может быть, Бакурадзе постепенно пробьется и в конкурсную программу Канна.

– Многие синефилы ожидали, что на Каннском фестивале состоится премьера нового фильма Алексея Германа, но его в программе нет. Вы смотрели незавершенную версию этой картины. Когда она будет готова, что говорят в кулуарах?


– Очень трудно говорить что-то определенное о планах Алексея Юрьевича Германа, поскольку известно, что он работает очень своеобразно. Он добивается совершенства, и поэтому тут прогнозировать очень трудно – это абсолютно штучный продукт. Все эти слухи ни на чем не основаны, потому что в этом году эта картина не могла рассматриваться, она действительно не закончена. В самом оптимистическом варианте, я думаю, можно говорить про 2012 год.

– Я для себя в каннской конкурсной программе в первую очередь отметил фильм моего любимого режиссера Алена Кавалье "Патер". Есть ли фильм, который вас интересует больше всего?

– Алан Кавалье – конечно, режиссер заслуженный и принадлежит к ареопагу, но интересно понять, что происходит в политике Каннского фестиваля, ведь он ищет новые имена и пытается "поменять рыбок в аквариуме". В этом году в конкурс попал фильм Мейвенн, сестры Изильд Ле Беско, и это довольно неожиданно: французское кино меняет свое представительство в Канне. Есть в программе и другие примеры того, что ситуация в кино меняется, и Каннский фестиваль пытается ее отразить. Мне кажется, что это самое интересное, здесь можно ждать сюрпризов.
XS
SM
MD
LG