Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии с поста главы МВД республики ушел Мусса Медов


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Тамара Ляленкова.



Александр Гостев: В Ингушетии с поста главы МВД республики ушел Мусса Медов. Как сообщили местные власти, он переведен в аппарат Министерства внутренних дел России. Медов считался одним из ближайших соратников бывшего президента Ингушетии Мурата Зязикова. Местная оппозиция обвиняла его в нескольких преступлениях, в первую очередь в убийстве бывшего главы сайта "Ингушетия.ру" Магомеда Евлоева.



Тамара Ляленкова: То, что соратники покидают свои посты следом за бывшим лидером, явление вполне закономерное, тем более в условиях жесткого единоначалия. Однако в республиках Северного Кавказа глава МВД как будто имеет несколько большие полномочия. О сложившейся в Ингушетии ситуации рассказывает один из лидеров оппозиции Магомед Хазбиев.



Магомед Хазбиев: Это один из важнейших органов, министерств республики. Вся вина лежала на министре внутренних дел, и по его вине все это творилось. Не то что уход, на него не одно, не два уголовных дела, я думаю, будет возбуждено. Этого человека надо посадить. После того, как сменился глава, там не один министр внутренних дел, но и его левая рука, правая рука, вся его охрана, - я думаю, вновь пришедшему министру внутренних дел нужно навести порядок там. Я думаю, человек 100-200 он найдет там, которых можно будет посадить, а потом уже наводить порядок.



Тамара Ляленкова: Как вы считаете, если эти люди просто будут уволены, кем они могут стать?



Магомед Хазбиев: В республике даже первоклассник знает, кого, где, когда, кто что творил, кого могут убить за их беспредел. Поэтому, я думаю, самый лучший вариант будет - найти списки вот этих людей, которых держат под прицелом те или иные тейпы, роды, кланы, по отношению к которым они издевались, и я думаю, самое лучшее будет, если их просто-напросто переведут из республики Ингушетия в разные регионы России, самые крайние, на Север, на Чукотку, чтобы вот эта кровная месть, чтобы эти люди до них не добрались.



Тамара Ляленкова: Одно из важных обвинений, предъявляемых оппозицией бывшему главе МВД Муссе Медову, - это причастность к убийству владельца сайта «Ингушетия.ру». Рассказывает адвокат сайта Калой Ахильгов.



Калой Ахильгов: Я думаю, что убийство Магомеда Евлоева - это вообще было последней каплей в терпении Кремля при смене власти в Ингушетии. Поэтому, естественно, отставка Муссы Медова, она была как раз следствием тех событий, которые произошли в конце августа - начале сентября. Помимо всего прочего, Мусса Медов, действительно, мы считаем, был причастен к убийству Магомеда, потому что Магомед был задержан по уголовному делу, которое было сфабриковано, и более того, задержан был охраной Муссы Медова. Тогда как он должен был быть задержан как минимум следователем, как максимум приставами, которые тоже могли его задержать. Поэтому причастность Муссы Медова к убийству Магомеда мы не ставим под сомнение. Его отставка, я думаю, следствие того, что Кремль сегодня выражает 100-процентную поддержку новому президенту, который не хотел бы видеть Медова в своей команде. Мы все знаем, что министров МВД регионов и прокуроров назначают из Москвы, поэтому, я думаю, Евкурову просто пошли навстречу и дали шанс, чтобы он поставил человека, с которым было бы ему удобно работать, которому бы он доверял.



Тамара Ляленкова: Вы ожидаете каких-то серьезных перемен?



Калой Ахильгов: То, что было при Зязикове, этого явно не будет. Мы наблюдаем и высказывания нового президента Ингушетии Евкурова, что он, да, действительно, собирается менять, пока еще, правда, неизвестно, каким образом, но менять обстановку в республике, и его первые заявления, первые шаги пока внушают умеренный оптимизм. Еще месяца не прошло, как назначили его, поэтому, я думаю, еще рано какие-то выводы делать из его действий, но первые шаги, которые он делает, смена главы администрации... Потому что глава администрации Мурата Зязикова Алихан Дударов фактически определял политику и определял тональность событий, происходящих в республике. Ни для кого не секрет, что из себя представляет фигура Дударова. И его отставка, скажем, тоже является не меньшим показателем, чем отставка Муссы Медова.



Тамара Ляленкова: Какие еще политические мотивы могут скрываться за уходом с поста главы МВД Ингушетии Муссы Медова, предположил директор Центра политической информации Алексей Мухин.



Алексей Мухин: Уход главы МВД означает, что и федеральный центр, и новые региональные власти Ингушетии пытаются вывести из-под удара правоохранительные органы, которые - это общепризнанный факт, в значительной степени коррумпированы и завязаны в очень многих неприглядных делах. Сейчас, судя по всему, новый президент Ингушетии будет избавляться, причем довольно серьезно и плотно избавляться от самых разных чиновников, символизирующих те или иные проступки с точки зрения населения республики прежних властей. И конечно, полетят головы не только правоохранителей, скажем так, но и смежных чиновников из фискальных ведомств, из силовых ведомств. Вполне возможно, что финансовые ведомства тоже будут затронуты. Дело в том, что нынешние власти Ингушетии заинтересованы в полном очищении имиджа, и совершенно очевидно, что новый президент Ингушетии не остановится перед тем, чтобы не открыть ряд уголовных дел в отношении лиц, представляющих, скажем так, прежнюю команду Мурата Зязикова.



Тамара Ляленкова: Насколько, на ваш взгляд, Мусса Медов был фигурой типичной в республике?



Алексей Мухин: Что касается личности главы МВД, то здесь не следует говорить, что это какой-то из ряда вон выходящий случай. Скорее всего, это случай, который типичен для северокавказского региона, где очень серьезно размыты правовые понятия и понятия коррупции. Специфика региона говорит о том, что родственные и клановые связи здесь гораздо сильнее, чем ответственность перед законом и прочие условности, на которые, как ни странно, в центре, в том числе, принято обращать внимание. И последнее время руководители северокавказских республик всячески демонстрируют, что Северный Кавказ - это какая-то отдельная группа регионов в составе Российской Федерации, которая требует отдельного подхода и учета местной национальной специфики. Хотя это, конечно, неправильно. В начале 2000-х годов Кремль демонстрировал всячески, что никакого отдельного подхода не будет, сейчас этот принцип оказался, в том числе, в угоду политической конъюнктуре, отодвинут. И результат налицо. В Чечне практически власть подогнана под одного человека, в Ингушетии произошел нервный срыв из-за довольно отдельного эпизода. Тем не менее, вся система власти была обрушена благодаря неправомерным действиям одного из чиновников из правоохранительной системы. Это само по себе очень показательно.



Тамара Ляленкова: Итак, в Ингушетии грядут серьезные кадровые перемены, некоторые из которых сулят возбуждение судебных дел. Другой вопрос - смогут ли новые кадры решить прежние проблемы республики?


XS
SM
MD
LG