Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Толстой представил книгу "Отмытый роман Пастернака: "Доктор Живаго" между КГБ и ЦРУ"


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Сергей Тарасов: На 10-й международной книжной ярмарке интеллектуальной литературы в Москве представлена книга под названием «Отмытый роман Пастернака: «Доктор Живаго» между КГБ и ЦРУ». Ее автор – наш коллега, историк холодной войны Иван Толстой. С ним беседовала Елена Фанайлова.



Елена Фанайлова: История травли Пастернака в Советском союзе известна хорошо. И совсем неизвестно об интересе нескольких западных спецслужб к появлению «Доктора Живаго» в печати. Иван Толстой доказывает, что рукопись романа, переданная поэтом на Запад, была тайно скопирована американской разведкой, которая и профинансировала издание.



Иван Толстой: Почему американская разведка проявила интерес к пастернаковскому роману? Кстати, именно к роману, а не к самому Пастернаку. Интерес был связан с необходимостью влепить пощечину Кремлю, политическую пощечину. Ведь это было время после ХХ съезда партии, когда Кремль обозначил свою новую линию: новый курс, новая политика, открытость и так далее. Задачей американской разведки было развенчать эти заявления Кремля и показать, что Кремль стоит на прежних позициях. Лучшим способом это сделать было выпустить ту русскую книгу, которую в Москве по идеологическим причинам было выпустить нельзя. Такой книгой оказался роман «Доктор Живаго». Это и стало первой ласточкой «тамиздата».



Елена Фанайлова: Иван, действительно история похищения рукописи была столь детективна?



Иван Толстой: Какая-то детективная история была. Помните, как говорил Юрий Николаевич Тынянов: «Там, где кончается документ, там я начинаю». Вот приблизительно я оказался в таком же положении, ведь не существует никакого такого архива или папочки секретной, в которой было бы написано: «Я, агент ЦРУ, похитил тогда-то, при таких-то обстоятельствах рукопись Пастернака, и получив деньги в кассе номер 6, выпустил таким-то тиражом…» Нет, таких документов нет, а если они есть, то они недоступны. Я обращался в Центральное разведывательное управление как журналист, ответа пока не получил. Впрочем, жернова этих машин секретных служб ворочаются медленно, и может быть, мне когда-нибудь кто-нибудь ответит. Тогда это будет другая, дополненная книжка. Пока что я собрал необходимые для моего повествования сведения самостоятельно. Существуют собственно архивные отложения, а существую документы, которые разбросаны вокруг архивов, иногда очень даже далеко их ветер истории уносит. И можно сведения собрать, в архив не обращаясь. Можно собрать воспоминания, можно найти свидетеля. Можно отыскать какое-то письмо, где отражено не в совсем документальном виде что-то, но то, что тебе нужно. И все это, вместе собранное, осмысленное, сопоставленное непременно с другими документами, даст интересный результат.



Елена Фанайлова: Иван, как вы думаете, Борис Леонидович понимал, что ЦРУ проявляется к нему интерес, точнее сказать, к его роману?



Иван Толстой: Нет, он не понимал, что ЦРУ, но он понимал, что существуют в мире некоторые силы, которые хотят его роману добра. И он угадал. Интуиция гения.



Елена Фанайлова: Именно это непонимание Пастернаком роли спецслужб в судьбе романа и делает поэта неуязвимым для критики, считает Иван Толстой, историк «холодной войны», автор книги «Отмытый роман Пастернака: «Доктор Живаго» между КГБ и ЦРУ».


XS
SM
MD
LG