Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Капитан корабля, ушел с капитанского мостика. Его место у руля занял старший помощник. Курс корабля не изменится"


Николай Левичев

Николай Левичев

Новый председатель партии "Справедливая Россия" Николай Левичев в гостях у Михаила Соколова


Михаил Соколов: Сегодня с нами в прямом эфире новый председатель партии "Справедливая Россия" и руководитель думской фракции этой же партии Николай Левичев. Я вас поздравляю с избранием руководителем партии, хотя в какой-то степени могу и посочувствовать - работы прибавиться.

Николай Левичев: Разумеется, легче моя жизнь не станет.

Михаил Соколов: Когда вы узнали про предстоящую рокировку, что освобождается пост председателя и этот пост коллеги предназначают вам?

Николай Левичев: На самом деле такое решение не с неба свалилось, оно вызревало постепенно на протяжение последнего года.

Михаил Соколов: Решение когда было принято окончательно, точка в этом диалоге?

Николай Левичев: Точка была принята, накануне в пятницу прошли заседания. Сначала заседание бюро президиума Центрального совета, на котором обсуждалась повестка и все предложения, потом заседание президиума, потом Центральный совет, потом, как это принято, совещание руководителей делегаций региональных. И в общем-то мы практически в полночь разошлись, пока на всех четырех заседаниях не обсудили предложения. На самом съезде мою кандидатуру Сергей Михайлович предложил, а решение вот этих органов партии.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, можно ли открыть внутрипартийную тайну? На съезде партии вас выдвинули в одиночку, безальтернативно, а на вот этих совещаниях были другие кандидатуры?

Николай Левичев: Нет, не было.

Михаил Соколов: Трудно вам все-таки.

Николай Левичев: Тоже это небольшой секрет, я предлагал такие варианты Сергею Михайловичу, когда мы обсуждали возможные варианты. Честно говоря, он решил, что изображать демократическую процедуру на самом съезде с учетом того, что наши прогнозы относительно реакции недоброжелателей оправдались - это могло внести как раз некоторое смятение.
Сейчас смятение в партийные ряды вносят недружественные средства массовой информации, которые выливают ушаты грязи и небылиц по этому поводу. У нас все-таки люди иногда не успевают быстро отсортировать информационные потоки.
В частности, мы с этим столкнулись 13 марта, когда убедились, что эти потоки грязи, черных технологий, мы-то думали, что какой же идиот поверит в то, что Римма Васильевна Маркова увлекается скабрезностями. До сих пор получаем письма от избирателей, которые с удивлением пишут: мы вот тут вашу агитационную газету читали, а там такое. Есть люди, которые продолжают верить любому печатному слову, и уж тем более таким профессиональным политтехнологическим вбросам, которые начались со вчерашнего вечера. Поэтому решили не дразнить судьбу. Придет время, у нас будут и альтернативные выборы.

Михаил Соколов:
Николай Владимирович, все-таки как вы объясните смысл этого решения, что Сергей Миронов теперь у вас только председатель Совета федерации и председатель палаты депутатов партии, такой новый пост, а вы, собственно, занимаете официальный пост главы партии. В чем смысл этого решения?

Николай Левичев:
На самом деле в этом решении достаточно много внутренних смыслов. Если у вас терпения хватит, я могу начать перечислять. Дело в том, что так называемая палата депутатов, которую вы так иронично обозвали - это наше политическое ноу-хау. Когда наша партия образовалась – это было всего четыре года назад, и через год после этого пошла на федеральные выборы и стала парламентской партией, мы получили 38 депутатов, фракцию в Государственной думе. После этого партия начала участвовать в выборах различного уровня в единые дни голосования в тех регионах, где проходили региональные выборы, и в ряде муниципальных выборов, которые тоже попадали на единый день голосования. И у нас начал формироваться партийный депутатский корпус.
Поначалу это были сотни людей, которые попадали в очень сложную жизненную ситуацию. Как правило, они оказывались в соответствующем органе законодательной и представительной власти либо в одиночестве, либо в сильном меньшинстве, на них начинало оказываться давление, административное давление, политическое давление, вплоть до физического давления – шантажа, угроз и так далее. Мы стали понимать, что нам надо не просто работать через систему партийных организаций региональных, местных отделений, нам надо напрямую работать с этими депутатами.
И за минувшие три с половиной года у нас сформировалась так называемая палата депутатов, мы такое название подобрали для этого формата, которая на сегодняшний день после 13 марта насчитывает более 5 тысяч человек. Палата депутатов полтора года назад у нас была сформирована, начал работать совет палаты. Но этот орган не носил уставного характера, в уставе у нас, как и у многих других партий, был только стандартный пункт о том, что партия может создавать советы различные, рабочие органы. За эти полтора года, когда мы провели по всем федеральным округам конгрессы депутатов всех уровней, когда у нас в ряде субъектов Российской Федерации количество депутатов стало исчисляться сотнями, первая, кстати, стала Псковская область еще два года назад, где у нас уже больше 250 муниципальных депутатов насчитывалось на тот момент, мы поняли, что партия должна вырабатывать механизмы поддержки и роста своего влияния через этих людей.
И я, выступая на последних конгрессах депутатов, совершенно искренне говорил, что если, это было, заметьте, за полгода до нашего съезда, если год назад "Справедливая Россия" была фактически партией Миронова, то она перестает быть партией одного человека, она становится партией этого депутатского корпуса. Это 5 тысяч человек, которые потом, а иногда кровью заняли это политическое положение, в нашей партии пряников не дают, одни неприятности на сегодняшний день. Это люди, которые прошли огонь и воду, а до медных труб им еще очень далеко. Вот мы стали вырабатывать принципы работы, разрабатывать модельные законопроекты, разрабатывать рекомендации, разрабатывать советы по реакции на те или иные политические инновации, реформы ЖКХ, повышение тарифов и так далее.

Михаил Соколов: Сити-менеджеров насаждают везде.

Николай Левичев: И у нас Миронов был и председатель партии, и председатель совета палаты депутатов. Я был у него первым заместителем. Нельзя объять необъятное, в сутках 24 часа, и на сегодняшний день принято решение, чтобы Сергей Михайлович, как человек, у которого парламентский опыт насчитывает десятилетия, мой опыт три с половиной года в нижней палате парламента, мы решили так распределить полномочия.

Михаил Соколов: Какие возможности будут у Сергея Миронова? Он сказал, что у него будут большие полномочия, он сможет приостановить решение любого органа партии, любого руководящего должностного лица. Это что, внесено теперь съездом "Справедливой России" в устав?

Николай Левичев: Точно так. Дело в том, что в отличие от некоторых других партий и органов, мы хорошо представляем себе, что сегодня есть Миронов, Левичев, а устав партии должен отрабатываться политической практикой. Поэтому, мало ли что может случиться с Мироновым или с Левичевым, закладываются некие алгоритмы партийного поведения, партийного взаимодействия.
Если хотите, мы прекрасно понимали, что уход Миронова с поста председателя партии будут пытаться интерпретировать как какой-то уход. Никакой это не уход. Этими полномочиями подчеркивается, что капитан корабля, грубо говоря, ушел с капитанского мостика подумать над дальнейшими стратегическими планами, его место у руля занял старший помощник, от этого ни курс корабля не изменится.

Михаил Соколов: Миронов остается лидером партии?

Николай Левичев: Он сам по этому поводу сказал, что если члены партии будут так называть, он возражать не будет.

Михаил Соколов: Просто есть разные версии, вы уже сказали о недружественных средствах массовой информации, но версии интересные. Например, версия "Коммерсанта": "Перед Сергеем Мироновым был поставлен жесткий выбор – партия или пост спикера Совета федерации". Был поставлен жесткий выбор кем-то?

Николай Левичев: Вы, прямо скажем, не самую интересную интерпретацию выбрали, есть и поинтереснее.

Михаил Соколов:
То есть не было такого?

Николай Левичев: Вы знаете, я так понимаю, что вечером слушать политическую передачу будут не просто обыватели, которым нечего делать, а люди, которые политикой интересуются. Небольшой секрет, что в последнее время было сделано очень много для того, чтобы выдавить из Совета федерации представителей нашей партии. В какой-то период у нас насчитывалось 20 членов Совета федерации, состоящих в партии "Справедливая Россия", сейчас осталось 8. И если хотите, Сергею Михайловичу все сложнее отстаивать принцип департизации верхней палаты парламента, мы видим, что нагнетается обстановка для того, чтобы вернуться к созданию фракций, политических, партийных фракций в Совете федерации.

Михаил Соколов:
Что в этом плохого?

Николай Левичев:
Я отсылаю вас к многочисленным аргументам Сергея Михайловича Миронова, который стоит за то, чтобы Совет федерации, конституционная палата регионов отстаивала бы региональные интересы, а не партийные. Для партийных интересов есть Государственная дума. И стоит только партизовать Совет федерации, и окажется прав Владимир Вольфович Жириновский - дублирование Государственной думы в Совете федерации никому не нужно. У нас двухпалатная парламентская система позволяет в принципе на сегодняшний день осуществлять баланс многочисленных разнородных интересов как социальных групп, так и регионов, диспропорция между развитием которых угрожающе растет.

Михаил Соколов:
Скажите, Миронов будет возглавлять список на выборах в законодательное собрание Санкт-Петербурга, чтобы иметь возможность на следующий срок опять претендовать на место председателя Совета федерации? Вообще, вы рассчитываете на то, что депутаты "Единой России" которые выходили из зала демонстративно во время его выступления, вновь пошлют его в Совет федерации?

Николай Левичев: На минуточку: для того, чтобы это решала "Единая Россия", ей нужно победить на выборах, а это большой вопрос.

Михаил Соколов: Пока побеждает везде.

Николай Левичев: Мы хорошо знаем ситуацию в Санкт-Петербурге, имеем достоверную социологическую информацию, и рейтинг нашей партии растет, а рейтинг "Единой России" в Петербурге падает круче, чем в целом по стране.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, о рейтингах, кстати говоря, тем не менее, я посмотрел один опрос сегодняшний свежий, его делал центр социологический, близкий к коммунистической партии – Центр исследований политической культуры. Они дают такие данные: "Единая Россия" может набрать 48% голосов в целом по России, компартия 23 "Справедливая Россия" 15 и ЛДПР 12, остальные три партии не набирают и одного процента. Как вы прокомментируете такие результаты опроса, для вас это хорошие цифры?

Николай Левичев: Лучше, во всяком случае, чем прогнозы ФОМа, ВЦИОМа или Левада-центра.

Михаил Соколов: Но 15% - это ваша цель или это такая стартовая платформа?

Николай Левичев: Отсылаю к нашим публичным высказываниям – для нас это программа-минимум.

Михаил Соколов:
А программа-максимум?

Николай Левичев: А программа-максимум - занять первое место, как всегда.

Михаил Соколов: Если вы хотите занять первое место, кстати говоря, по-моему, на выборах региональных было только однажды, в Ставрополе вы победили, и там потом победителей пересажали.

Николай Левичев: Еще была Тыва, где фактически мы победили, но на полтора процента вытащили "Единую Россию".

Михаил Соколов: Я просто хочу напомнить, что победы вашей партии заканчивались не очень хорошо для победителей. Вас это тенденция не тревожит?

Николай Левичев: Тревожит, конечно. Но что делать, если должны быть свои Александры Матросовы.

Михаил Соколов: Я хотел бы еще спросить: как вы воспринимаете свою должность? Вы считаете, что это должность больше аппаратная или политическая? Потому что опять же комментаторы некоторые так говорят: тем не менее, несмотря на формальный уход с поста председателя партии, Сергей Миронов будет принимать все стратегические решения, а в ваших руках будет исполнение.

Николай Левичев: Вы знаете, я опять отсылаю к тому, что Миронов говорил на съезде. Действительно, сегодня в Государственной думе я выполняю функцию руководителя фракции. У меня есть полномочия, которые прописаны в положении о фракции. Но председатель партии по партийному уставу – это человек, который наделен полномочиями выступать от имени партии без доверенности по любым вопросам.
Пример не очень свежий, но, допустим, октябрь 2009 года, начинается накал страстей в зале заседаний Государственной думы. Миронов находится с зарубежным визитом в Испании, связи с ним нет. Я принимаю решение выходить фракции из зала вместе с двумя другими оппозиционными фракциями. В принципе я немножко рисковал, потому что я не согласовывал свое решение, которое нужно было принять именно в данную секунду в этом месте, с председателем партии. У меня просто есть ощущение, и многолетний опыт подсказывает, я умею читать мысли Сергея Михайловича иногда. Теперь в этом плане я буду более свободен.

Михаил Соколов: Кстати говоря, я хотел бы эту историю напомнить. Тогда это было после скандальных выборов, которые сопровождались многочисленными нарушениями, фальсификациями и так далее, действительно три партии - ЛДПР, КПРФ и "Справедливая Россия", депутаты вышли из зала заседаний Государственной думы. И эффект был достаточно сильный. Почему в других случаях ваша партия не действовала солидарно с другими оппозиционными партиями? Ведь сам пример этого яркого достаточно демарша показал, что власти и ваши оппоненты боятся таких публичных коллективных действий на политической арене.

Николай Левичев: Вы догадываетесь, что в коллективных действиях участвуют несколько участников, поэтому мы никому не можем из наших политических оппонентов, партнеров по оппозиционности в отношении "Единой России", что-то такое предписать. Тогда возникла такая ситуация достаточно спонтанно, что в интересах всех трех партий оказалось противопоставить себя таким публичным образом. Но в одну и ту же реку иногда не удается войти второй раз, и договориться о каких-то совместных действиях непросто, потому что уже и коммунисты, и тот же Жириновский очень ревниво смотрят. Ведь на нашу мельницу вода льется больше, чем на их.

Михаил Соколов: Николай Владимирович, ваши выводы по выборам мартовским, кампания была достаточно удачной для партии, как вы считаете?

Николай Левичев:
Удачной она была в том смысле, что партия выдержала этот экзамен, который был очень непростой. Я должен признаться, что мы может быть психологически не были готовы к тому, что нас ожидало. Впервые за последние годы, даже если брать октябрьский эпизод 2009 года, впервые были созданы дублирующие избирательные штабы наших главных оппонентов, которые не взаимодействовали зачастую в регионе с основными официальными штабами, которые занимались распространением дезинформации, лживой информации, выпуская стотысячными, чтобы не сказать, миллионными тиражами якобы от имени нашей партии фальшивые газетенки, при чтении которых у людей должны были волосы дыбом вставать. Вы знаете, нам поначалу показалось: ладно, ребята, политтехнологи, как принято говорить, освоят бюджет и отчитаются о проделанной работе. Но я уже сказал, что, к сожалению, все-таки иногда люди принимали за чистую монету, и мы потеряли немалый процент голосов на этом.

Михаил Соколов: А как все-таки понять такой разброс: где-то у вас больше 20% голосов, а в Тамбове, предположим, 6?

Николай Левичев: Так и понимать, что тамбовское региональное объединение объявили, что они сами справятся, брали определенные обязательства, отказались от помощи со стороны центрального аппарата партии, от какой-то группы поддержки. Кампанию вели очень вяло, неагрессивно. А самое главное, мы тоже прекрасно понимаем, они не обеспечили фиксацию реального результата, не справились с тем, чтобы выставить членов избирательных комиссий, наблюдателей, способных получить на руки первичные копии протоколов.

Михаил Соколов: То есть главное сейчас – посчитать, получается?

Николай Левичев: Главное не то, чтобы посчитать, а главное - заставить зафиксировать хотя бы то, что посчитали с первого раза.

Михаил Соколов:
А нельзя законодательство поменять, чтобы нельзя было протоколы переписывать, как это делается нагло?

Николай Левичев:
В законодательстве и не написано, что их можно переписывать – это, вообще говоря, уголовное дело. У нас масса примеров, когда нам удавалось в судебных слушаниях доказать, что члены избирательных комиссий подписывали пустые, незаполненные бланки протоколов. В судебном слушании это удавалось подтвердить, но уголовная ответственность не наступала, потому что они положительно характеризуются по работе, имеют малолетних детей, и в их действиях не было умысла.

Михаил Соколов:
Александр критически вам пишет: "Лже-профсоюзы Шмакова, лже-либералы Гозмана, лже-демократы Митрохина, лже-коммунисты председателя Зю и лже-социалисты Миронова, пока они все у власти, грош цена всем нам". Это на совести Александра.
А вот по поводу социализма, действительно, вы уверены в том, что современным российским гражданам нужен какой-то социализм 21 века, о котором говорит ваша партия? Может быть им неплохо и при нынешней, как это называется…

Николай Левичев: При нынешнем бандитском капитализме.

Михаил Соколов: Управляемой демократии. Я Суркова лучше процитирую: суверенная демократия.

Николай Левичев: Я предпочитаю цитировать тех граждан, которые пишут нам письма, они почему-то считают, что у нас бандитский капитализм продолжает процветать.

Михаил Соколов:
А кто строитель бандитского капитализма, вы не знаете случайно?

Николай Левичев: Достаточно много у нас людей.

Михаил Соколов: Есть партия "Единая Россия", у партии "Единая Россия" есть лидер Владимир Владимирович Путин. Он не строитель бандитского капитализма, Николай Владимирович?

Николай Левичев: Честно говоря, у нас фундамент был построен в 90-е годы.

Михаил Соколов:
А здание?

Николай Левичев:
Здание с переменным успехом, одни строят, а другие растаскивают.

Михаил Соколов: То есть Путин не виноват? Вы как-то его даже хвалили недавно на личной встрече за то, что он ведет правильную социальную политику. Если он ведет правильную социальную политику, зачем нужна ваша партия, озабоченная какими-то социальными проблемами?

Николай Левичев:
Для того, чтобы подсказывать, во-первых. Если уж быть точным, на встрече с Путиным на последней я как раз акцентировал внимание на том, что, на наш взгляд, очень много бюджетных средств потрачено на так называемую реформу образования, куда они улетучились - не очень понятно. Образовался целый класс чиновников от образования, в высшей школе студент только мешает. И точно так же я сказал, может быть это немножко разговор был в ироничных тонах, буквально я сказал, что если бы все эти денежки на повышение зарплаты учителей, то туда бы пришли талантливые люди, и все остальные шаги в отношении реформ они бы сделали сами.

Михаил Соколов: Господин Путин ведь пообещал повысить зарплаты учителям?

Николай Левичев:
Он сказал, что в принципе надо подумать, и буквально на следующий день или через день на совещании с правительством он предложил, по крайней мере, ряд мер, которые, на его взгляд, позволят на 30% повысить зарплату учителям. Мы, правда, с нашими экспертами считаем, пока 60 миллиардов немножко маловато. Важен сам факт, важно само желание.

Михаил Соколов: А ваша партия, кстати говоря, выступает за отмену ЕГЭ или вы отступились от этой темы?

Николай Левичев: Нет, мы последовательно критикуем принятие ЕГЭ в качестве единственного критерия оценки способностей школьников получать высшее образование.

Михаил Соколов: Ну и что, а результат какой? Вы критикуете, а оно двигается, система живет и процветает.

Николай Левичев: Если на то пошло, я хочу напомнить, что основная миссия оппозиционной партии, вообще любой политической партии – это формирование общественного мнения. Поэтому наше призвание говорить вслух то, что все так знают, если хотите.

Михаил Соколов: Все ли знают все? Сегодня было в новостях про выступление замечательного хирурга Леонида Рошаля. Он говорил о том, что неспециалисты в медицине заполонили Министерство здравоохранения и социального развития, и что там коррупция и так далее. И вот ответ, министерство пишет коллективное письмо, жалобу на господина Рошаля. Ваша партия с такими людьми будет объединять усилия, как Рошаль, другие, которые выступают за социальные программы, за нормальные реформы в той же сфере здравоохранения?

Николай Левичев: Мы с Леонидом Михайловичем всегда сотрудничали очень конструктивно. Другое дело, он почему-то считает, что нехорошо вступать в какую-нибудь партию. Может быть человек с уровнем Рошаля, его авторитетом и его публичными возможностями сам себе партия. Но на самом деле в этой истории почему-то верится Леониду Михайловичу Рошалю.

Михаил Соколов: А вы в думе не хотите запрос сделать по выступлению, потребовать отставки министра? Там много разговоров.

Николай Левичев: Я не успел сегодня прочитать, у меня день был рваный, меня на части рвут. Я отложил себе его выступление, чтобы, на ночь глядя, с карандашом в руках прочесть. Но в принципе основные тезисы мне хорошо известны, потому что я общаюсь не только с доктором Рошалем, но и со многими другими практикующими медиками.

Михаил Соколов: Если вернуться к вашим программным тезисам партии "Справедливая Россия", все-таки, если в общем плане сказать, с чем вы пойдете на думские выборы, кроме этого социализма 21 века? Два-три пункта, которые привлекут к вам избирателей, они бросят "Единую Россию" и пойдут голосовать за "Россию справедливую"?

Николай Левичев: На самом деле нам хватит даже тех избирателей, которые не собираются бросать "Единую Россию". Нам главное привлечь тех избирателей, которые не ходят на выборы и не верят ни во что. На съезде мы приняли как раз предвыборную программу, она очень сжатая, очень конкретная, 16 разделов в ней.
Если говорить о каких-то системных вопросах, мы продолжаем предупреждать руководство страны, что социальное неравенство приобретает в нашей стране угрожающие размеры и нужно принимать меры для устранения диспропорций в оплате труда, для устранения диспропорций между различными регионами Российской Федерации. Потому что это как бы страну на разрыв, что называется, сегодня пробуют.

Михаил Соколов: Наталья из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос.

Слушательница: Спасибо большое. Добрый вечер и добрый вечер, Николай Владимирович. Мне очень нравится ваша манера разговора, вы отличаетесь очень от многих депутатов, не кричите, у вас хороший правильный русский язык – это очень приятно слушать.

Николай Левичев: Спасибо моим учителям школьным.

Слушательница: Меня, знаете, что интересует, такие немножко личные вопросы: где вы родились, в каком городе?

Николай Левичев: Отечественное Царское село. Я впитывал воздух Пушкина на аллеях Ахматовой.

Слушательница: Еще такой очень нескромный вопрос: вы Николай Владимирович, как звали вашего отца?

Николай Левичев: Владимир Григорьевич.

Слушательница: Очень хорошо. А что вы заканчивали?

Николай Левичев: Я заканчивал 8 классов в 410 средней школе, где мы учились вместе в одном классе с Сергеем Михайловичем Мироновым. Потом я закончил 239 физико-математическую школу в Санкт-Петербурге. Это, наверное, до сих пор одна из самых лучших школ в Российской Федерации. Я был сейчас на 50-летнем юбилее школы 15 февраля в Большом концертном зале "Октябрьский". Эта школа дала двух выдающихся математиков с мировым именем, и до сих пор она выпускает интеллигентных, образованных людей, несмотря на все ЕГЭ и прочие казусы министерства Фурсенко.
После этого я поступил на физический факультет Ленинградского государственного университета, который закончил. Работал в Государственном оптическом институте. Потом меня увлекла общественная работа. Попутно успел закончить Академию общественных наук, и вообще говоря, я дипломированный социолог по второй специальности.

Михаил Соколов: Спасибо, Наталья. У нас звонок из Химок. Валентина Александровна, пожалуйста, ваш вопрос Николаю Левичеву.

Слушательница: Николай Владимирович, добрый вечер. С вами говорит Валентина Александровна, член "Справедливой России", которая начинала здесь в Химках образовывать местное отделение "Справедливой России". У нас эту партию забрал один пришедший в нашу "Справедливую Россию" Хорсев, который теперь по нынешний день возглавляет эту партию. И нас как активистов, а нас более 117 человек, отстранил от работы. Работает он на "Единую Россию". Сейчас на данный момент он является советником при администрации городского округа Химки по работе с общественностью. Мы обращались к Миронову, на сайт Миронова писали, мы обращались к Романовичу, но результатов по его отстранению из председателей не получили. Как нам быть, подскажите, пожалуйста?

Николай Левичев: Валентина Александровна, спасибо за такую информацию, для меня она является новостью. В мои прямые обязанности входит разобраться в этой ситуации. Вы оставьте, пожалуйста, телефон. Звоните мне или пишите на мой сайт "Левичев.инфо".

Михаил Соколов: Спасибо. Еще давайте звонок из Владимира. Владимир, ваш вопрос Николаю Левичеву.

Слушатель:
Спасибо. Три вопроса участникам передачи. Первый вопрос относительно вектора или уклона деятельности партии, я бы назвал православно-патриотический. Есть в Госдуме такой депутат Антон Беляков, это ваш, по-моему, депутат, он как раз от Владимирской области, и он курирует довольно оригинальный проект по созданию пансионата для пожилых людей. И есть поддержка, благословение патриарха Владимирского. Второй вопрос: были ли попытки в вашей партии пригласить Юрия Болдырева? Это очень честный и порядочный человек в высшей степени. Третий вопрос: как партия реагирует на грубые нарушения, когда снимаются депутаты? В Александрове сняли кандидата.

Николай Левичев: Насчет проекта пансионата для пожилых людей, я суть вопроса не понял. Может быть это и неплохо, потому что у нас явный дефицит такого рода заведений.

Михаил Соколов:
Есть у вашего депутата средства и возможности, значит, создает такой пансионат.

Николай Левичев: Что касается Юрия Болдырева, он входил в список нашей партии, хотя он не является членом нашей партии на выборах в думу в 2007 году. Он является членом экспертного совета при фракции, экспертный совет возглавляет Оксана Дмитриева, первый заместитель руководителя фракции. Юрий Юрьевич Болдырев, по крайней мере, на моей памяти, я участвую в работе этого совета, принимал участие в обсуждении проекта бюджета и нашей антикризисной программы, которую мы вносили. У нас нормальный рабочий контакт.

Михаил Соколов: А как у вас с реакцией на снятие кандидатов?

Николай Левичев: На снятие кандидатов мы стараемся реагировать оперативно. Соответственно, либо это по линии избирательных комиссий, либо по лини судебных органов.

Михаил Соколов: Давайте еще вопрос из Москвы. Валентина Ивановна, пожалуйста.

Слушательница: Здравствуйте. Я хотела бы задать вопрос вашему гостю. Может ли он ответить, как человек Владимир Владимирович Путин, не являясь членом партии, руководит этой партией. Это, по-моему, нонсенс. И почему никогда в жизни нигде не задается этот опрос? Как они сидят там, заседают, Путин приходит, что-то командует, он же не является членом партии.

Николай Левичев: Валентина Ивановна, это вопрос не ко мне – это вопрос к партии "Единая Россия", которая на своем съезде приняла такой устав. В нашем уставе Сергей Миронов, даже уйдя с поста председателя партии, остается членом партии, входит во все руководящие органы, в бюро президиума, в президиум Центрального совета партии. Поэтому мы для себя выбрали другую схему руководства и лидерства в партии. Поэтому за других мне трудно отвечать.

Михаил Соколов: Александра интересуется, как вы относитесь к сегодняшнему запрету судом Движения против нелегальной иммиграции? Что если запрещать такие организации, то будет только хуже, лучше иметь легальную националистическую партию.

Николай Левичев: Всегда очень трудно комментировать решения судов со слуха, что называется. Я не видел пока.

Михаил Соколов: Мотивированного решения еще никто, наверное, не видел.

Николай Левичев: Поэтому все-таки я сторонник принципов правового государства, когда я ознакомлюсь с решениями суда, тогда смогу комментировать.

Михаил Соколов: А вообще вы считаете, что в России есть суд, как независимый орган, которому можно доверять?

Николай Левичев: Это вопрос немножко другой. Иных судов пока в России нет. Я как законодатель вынужден, как других писателей у нас нет, и других судов пока у нас нет. Мы должны делать все, чтобы эти суды были больше похожи на те, которые патронирует Фемида. Это процесс созревания, в том числе и гражданского общества.

Михаил Соколов: Леонид из Москвы.

Слушатель: Господин Левичев, зачем вы вводите ваших слушателей в заблуждение? Передо мной закон о гарантиях, написано, что член комиссии с правом решающего голоса, даже участковый не может быть привлечен даже к административному наказанию без согласия прокурора субъекта федерации. Это что за защита избирательных прав граждан? И второе правило, которое вы тоже исказили. 79 статья закона о выборах депутатов Госдумы говорит, что каждая участковая комиссия имеет право переписать протокол после того, как раздали копии наблюдателям. Это прямая норма закона.

Михаил Соколов: Может быть, надо этот закон менять, Николай Владимирович?

Николай Левичев: Понимаете, переписать могут в случае, если допущена техническая ошибка. А если у вас в первом варианте протокола 200 голосов, а во втором варианте протокола два голоса, то это не техническая ошибка, а фальсификация выборов, а за это предусмотрено в уголовном кодексе уголовное наказание.

Михаил Соколов: А как насчет безнаказанности членов избирательных комиссий, защищенности этими нормами? Кстати говоря, безнаказанно выгоняют с участков наблюдателей, мы это тоже видели на последних выборах. Но что-то "Справедливая Россия" в этот раз из зала не выходила, как-то вы смирились. Результаты стали лучше, поэтому партия стала менее оппозиционной?

Николай Левичев:
Во-первых, оппозиционность не в том, чтобы периодически выбегать из зала. Если это будут делать слишком часто, на это перестанут обращать внимание. А во-вторых, я со своими коллегами, у нас было большое совещание за день перед съездом, я больше часа выступал перед руководителями региональных отделений. Я говорю, что мы живем в политических реалиях, и тот результат, который партия способна на сегодняшний день зафиксировать на выборах, является свидетельством ее реального политического влияния на данный момент. Оно у нас медленно, но неуклонно растет. Мы учимся на своих ошибках в том числе.

Михаил Соколов:
Сергей нам пишет: "Был слух, что партию "Справедливая Россия" возглавит президент Дмитрий Медведев, для этого и ушел Миронов". Что вы скажете? Хотели бы вы, чтобы Дмитрий Медведев возглавил партию "Справедливая Россия"?

Николай Левичев: Дмитрий Анатольевич Медведев по своим убеждениям, которые он публично демонстрирует, скорее относится к либеральным политикам, а мы приверженцы социальной демократии.

Михаил Соколов:
А социального либерализма не бывает разве?

Николай Левичев:
Это надо Дмитрия Анатольевича спрашивать, он еще человек не закостеневший, он тоже может свои убеждения, они могут эволюционировать. У нас достаточно определенный политический коридор, в котором мы работаем, а у него есть возможность выбора, он надпартийный президент на сегодняшний день.

Михаил Соколов:
Скажите, сегодня о президентских амбициях заявил лидер КПРФ Геннадий Зюганов, а у вашей партии есть свой кандидат на пост президента?

Николай Левичев: Придет время, он непременно появится. Что касается Геннадия Андреевича, у меня почему-то такое мнение, что результаты нашего съезда подняли такую информационную волну, что Геннадий Андреевич решил как-нибудь попытаться ее оседлать. Он мог заявить об этом за день до съезда, он этого не сделал, а сейчас, видимо, соперничает с нами по информповодам.

Михаил Соколов: Это же неплохо, правда? Вы левая партия, где-то соперничаете, а где-то может быть сотрудничаете? Вы вообще сотрудничаете с КПРФ в чем-то?

Николай Левичев: Мы сотрудничаем, особенно на региональном уровне довольно часто. Иногда наши позиции совпадают и в стенах Государственной думы при обсуждении голосования по различным законопроектам. Геннадий Андреевич на сегодняшний день лицо недоговороспособное.

Михаил Соколов: Скажите, как вы прокомментируете позицию вашего, я буду говорить, лидера Сергея Миронова, что если Путина выдвинет "Единая Россия", то "Справедливая Россия" его не поддержит. Неужели такое может быть?

Николай Левичев:
Конечно, может.

Михаил Соколов: А кого же вы тогда поддержите – вот вопрос?

Николай Левичев: Мы посмотрим, что для партии окажется наиболее выгодно в конкретной политической ситуации. Мы же тоже реалисты, если мы почувствуем, что мы не способны выдвинуть кандидатуру, которая пойдет на победу, то в интересах партии можно выставить такую кандидатуру, которая воспользуется избирательной кампанией для того, чтобы продекларировать наши партийные программы, лозунги, наши партийные интересы. Президентская кампания – это уникальная возможность для популяризации партии.

Михаил Соколов: Скажите, а вы можете себе представить такую ситуацию, когда одновременно идут на выборы Дмитрий Медведев и Владимир Путин?

Николай Левичев: Вообще говоря, я могу представить такую ситуацию теоретически, честно говоря, в реалистичность этой ситуации не верю.

Михаил Соколов: Если эту ситуацию посчитать реалистичной, вы лично за кого проголосуете?

Николай Левичев: Я лично проголосую, разумеется, за кандидата в президенты от партии "Справедливая Россия".

Михаил Соколов: Михаил из Москвы, ваш вопрос.

Слушатель: Добрый вечер. Честно говоря, я не верю в вашу партию - это кремлевский проект для выхода пара. Но, тем не менее, я задам вопрос такой: господин Левичев, как вы относитесь к господину Лужкову, и должен ли он быть предан суду за то, что он натворил в Москве за свое царствование в течение 18 лет?

Михаил Соколов: Кстати, вы ведь еще до сих пор лидер московской организации "Справедливой России"?

Николай Левичев: Пока еще да. Михаил может зайти на мой сайт, посмотреть мое открытое письмо Юрию Лужкову в июне прошлого года, из него следует, как я относился тогда к Юрию Михайловичу, когда он находился на посту мэра. Естественно, я считаю, что Юрий Михайлович Лужков пал жертвой бизнес-таланта своей супруги, а вот докуда дойдут следственные органы, разматывая ее бурную деятельность, я жду с не меньшим интересом, чем Михаил.

Михаил Соколов: Еще вопрос Виктора: "Как вы относитесь к лозунгу "Ни одного голоса партии жуликов и воров"?

Николай Левичев:
Я положительно отношусь.

Михаил Соколов: То есть вы готовы идти на выборы с таким лозунгом?

Николай Левичев: Это такая немножко вульгарная постановка вопроса, у нас гораздо больший набор содержательных лозунгов.

Михаил Соколов:
20 апреля будет отчет главы правительства в Государственной думе. У вашей фракции есть конкретные вопросы к Владимиру Путину?

Николай Левичев: Конкретные пять вопросов, которые по регламенту в письменном виде задаются через совет Государственной думы, мы задали. По процедуре совет Государственной думы установил, что каждая фракция сможет задать три вопроса, мы сегодня на заседании фракции очертили круг этих вопросов. Я как лидер фракции получу возможность в течение 10 минут высказать свое отношение к отчету правительства. Этой возможностью я, естественно, воспользуюсь.

Михаил Соколов: Какая главная тема вас волнует? Я понимаю, что не хочется раскрывать карты, но именно тема.

Николай Левичев:
Главную тему я уже называл: у нас в России недооценен добросовестный труд. На наш взгляд, это корень всех наших проблем.

Михаил Соколов:
Скажите, за повышение подоходного налога на богатых вы будете выступать? Если да, то с какой цифры?

Николай Левичев:
Мы выступаем и будем продолжать выступать. У нас внесен законопроект о прогрессивной шкале налогообложения физических лиц, и увеличение происходит примерно с суммы три миллиона рублей в год.

Михаил Соколов:
Сегодня лидер ЛДПР Владимир Жириновский предложил поменять российский флаг на черно-желто-белый. Как вам эта идея?

Николай Левичев: Мне эта идея почему-то не нравится.

Михаил Соколов: А почему?

Николай Левичев:
Вот не нравится, и все.

Михаил Соколов: То есть не надо ничего менять в российской символике?

Николай Левичев: Я не скажу, что она идеальна, на мой взгляд. Есть такая историческая традиция, которая сегодня такова, какова она есть. Честно говоря, мне и двуглавые орлы не очень нравятся. Историю надо принимать такой, какова она есть.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG