Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Уотч» заявляет о фактах нападений на этнических грузин в Южной Осетии


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.



Евгения Назарец: Международная правозащитная организация «Хьюман Райтс Уотч» заявляет о фактах нападений на этнических грузин в Южной Осетии со стороны местных вооруженных формирований. По данным миссии «Хьюман Райтс Уотч», посетившей регион на прошлой неделе, в ноябре в Ахалгорском (Ленингорском) районе республики было совершено несколько таких нападений, один человек был убит. В Тбилиси подтверждают информацию «Хьюман Райтс Уотч» о нарушении прав этнических грузин в Ахалгорском районе – единственном регионе Южной Осетии, где после войны все еще осталось грузинское население.



Георгий Кобаладзе: Регион к востоку от Цхинвали осетинская сторона традиционно называет Ленингорским районом, а грузинская – Ахалгорским. Этот район со значительным грузинским населением входил в состав Юго-осетинской советской социалистической автономной области, которая, в свою очередь, считалась субъектом Грузинской ССР. Однако после распада Советского Союза там всегда распространялось юрисдикция официального Тбилиси. Именно поэтому, потеря контроля над этим районом в результате августовской войны очень болезненна как для властей, так и общественности Грузии. Тем более что сообщения о нарушении прав грузинского населения в Ахалгорском районе подтвердились документом правозащитной организации «Хьюман Райтс Уоч». Известная грузинская правозащитница Элене Тевдорадзе рассказала Радио Свобода о том, как этнические грузины живут в Ахалгорском районе.



Элене Тевдорадзе: Эти люди оказались абсолютно незащищенными от мародерства, унижения, оскорбления и, к сожалению, был ряд фактов, даже убийства именно по национальному признаку. Основная часть населения, в первую очередь молодежь, покинула Ахалгори. Как это неудивительно, почти триста человек – осетины, но граждане Грузии, также покинули Ахалгори. Оставаться там невозможно по соображениям безопасности – наша полиция туда войти не может. В Ахалгори было 14 грузинских школ. Эти школы сейчас не работают, поскольку запрещено обучение на грузинском языке. То есть район покидают учителя и ученики. Но самая острая проблема – это воровство и мародерство.



Георгий Кобаладзе: Госпожа Тевдорадзе считает, что грузинские власти и грузинские правозащитные организации не могут повлиять на обстановку в Ахалгорском районе.



Элене Тевдорадзе: К сожалению, грузинская сторона, к сожалению никак не может реагировать, поскольку туда никого не пускают. Но мы постоянно подключаем и информируем международные организации.



Георгий Кобаладзе: Справедливости ради следует отметить, что в Ахалгорском районе, контролируемом российскими и осетинскими вооруженными формированиями, большая часть грузинского населения все-таки сохранила свои жилища, а многие даже не покидали этот район, в отличие от других районов Южной Осетии, где грузинские села, по свидетельству той же «Хьюман Райтс Уотч», полностью сожжены, а значит, грузинского населения там просто уже не осталось.



Евгения Назарец: Ответственна ли Россия за то, что не препятствует атакам осетинских ополченцев на местных жителей? Или, может быть, грузинские власти должны нести ответственность за то, что не в состоянии обеспечить безопасность на своей территории? Ведь с точки зрения большинства мирового сообщества, Южная Осетия остается частью Грузии, несмотря на провозглашение независимости. И что именно, какое положение людей стало следствием отсутствия ответа на эти вопросы? Об этом мы беседуем с заместителем директора московского офиса международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Уотч» Татьяной Локшиной.


Татьяна, на каком основании и к каким выводам пришли миссия «Хьюман Райтс Уотч», что удалось узнать, побывав там на прошлой неделе?



Татьяна Локшина: Давайте начнем с вопроса, который вы уже поставили, а именно – вопроса ответственности. Отвечает ли за ситуацию в Ахалгори Российская Федерация? С точки зрения международного права, это безусловно так. Именно у России сейчас эффективный контроль над данной территорией, в принципе над территорией Южной Осетии, поэтому именно Россия, именно российские власти должны безоговорочно обеспечивать правопорядок на этой территории, предоставлять защиту мирным жителям, обеспечивать их безопасность и соблюдение прав человека. То есть ответственна здесь, безусловно, Россия. Этот вопрос даже не подлежит обсуждению.


Что же касается положения дел непосредственно в Ахалгорском районе, район это довольно специфический, как уже было сказано, населен он преимущественно этническими грузинами, примерно 80 процентов населения там грузинского, и единственная дорога, которая до сих пор связывает этот район с окружающим миром, - это дорога, которая идет через Мсхету на Тбилиси. То есть нет нормального пути из этого района в Цхинвали. И многие жители, в принципе, не разговаривают ни на осетинском, ни на русском языке.


Начиная с середины августа, когда туда вошли российские и осетинские силы, население стало покидать район. Процесс этот происходил постепенно. На данном этапе, согласно тому, что говорит администрация района, новая назначенная осетинская администрация, из него вышло около четверти жителей, но судя по тому, что мы слышали от населения, остающегося в районе, исход гораздо более массовый – от 50 до 70 процентов. И действительно, в самом райцентре Ахалгори улицы достаточно пусты, и у этого населенного пункта вид относительно заброшенный. Что касается маленьких деревень, где люди совсем не защищенные и полностью отданы на произвол осетинских ополченцев, оттуда исход уже совсем серьезный. Например, в селе Каначавети, насколько нам сообщили местные жители, из 200 дворов остались в данный момент обитаемыми только 20.


На что именно жалуется население этого района? В первую очередь на произвол со стороны ополченцев, на мародерство и насилие. Нами были задокументированы два случая избиения местных жителей, стариков в ноябре месяце этого года. В одном из случаев старик скончался через две недели после очень сильного избиения. Нам удалось побеседовать с его родственниками и с врачами, к которым он изначально поступил, перед тем как был из Ахалгори переправлен в больницу в Грузии. Далее еще на одна проблема, которая очень беспокоит людей в этом районе сегодня, это возможность закрытия границы, то есть перекрытие границы осетинской и российской стороной. У всех, абсолютно всех проживающих в Ахалгори в Грузии родственники, с Грузией связана жизнь абсолютно неразрывно, и они считают Тбилиси вторым домом. И если граница будет закрыта, то фактически район опустеет, там просто никого не останется. Это нам сказали все наши собеседники.


Что касается комментария, который только что сделала для Радио Свобода грузинская правозащитница, я бы поправила ее в следующем, благо буквально только что побывала в районе. Безусловно, поступают жалобы на мародерство со стороны ополченцев и на преследование мирных жителей со стороны ополченцев, но при этом грузинские школы в районе все-таки продолжают работать. Я не говорю о маленьких селах, которые на данный момент, еще раз повторюсь, почти заброшены, но о самом райцентре, в котором функционируют две грузинские школы, и запрета на преподавание грузинского языка нет. Единственное, что произошло с точки зрения изменения школьной программы, это то, что ввелись обязательные уроки осетинского языка. Но количество часов грузинского языка не сократилось. Такова ситуация в районе на сегодняшний день.


XS
SM
MD
LG