Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европейская комиссия предложила план оздоровления экономики ЕС


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер и Сергей Сенинский.



Кирилл Кобрин: Европейская комиссия предложила план оздоровления экономики ЕС. План предполагает расходы – около 200 миллиардов евро – то 1,5 процента от валового внутреннего продукта Евросоюза. Предлагается ввести ряд стимулирующих мер, а именно: снизить налоги, оказать помощь нуждающимся семьям, инвестировать в инфраструктуру и такие ключевые отрасли, как, например, автомобилестроение. Пакет мер должен быть одобрен на саммите ЕС в Брюсселе 11-12 декабря. Концептуальные предложения этого плана изложены в совместной статье канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Николя Саркози, текст опубликован в сегодняшних выпусках «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» и «Фигаро». О содержании статьи – корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Юрий Векслер: В статье говорится о том, что некоторые страны – члены Евросоюза, скорее всего, не смогут выдерживать подписанную в пакет 3-процентную норму максимально допустимого нового государственного долга, то есть дефицита бюджета. Оставаться в рамках этих 3 процентов от валового внутреннего продукта будет, по мнению авторов, для некоторых стран Евросоюза невозможно, вследствие, как говорится в статье, чрезвычайных обстоятельств.


Ангела Меркель и Никола Саркози пишут далее: «Экономическая ситуация в мире давно не была настолько плохой. Заключенный в 1997 году пакт Евросоюза о стабильности и росте предусматривает при чрезвычайных обстоятельствах особые решения и меры. Мы переживаем самый большой международный банковский кризис за последние 70 лет. Можно предположить, что экономическое положение многих европейских стран ухудшится и станет настолько плохим, каким оно не было уже очень и очень давно. И в них, в этих странах, будет зафиксировано сокращение экономики. Поэтому дефицит бюджета во многих странах может превысить допустимые 3 процента, и это при нынешней ситуации во многих случаях невозможно предотвратить. По этой причине следовало бы избежать споров о критериях стабильности до окончания кризиса. Дискуссии об условиях по началу проверки дефицита бюджета той или иной страны должны быть проведены быстро, а сроки и критерии для таких экономических проверок бюджетов отдельных стран должны стать на некоторое время как можно более гибкими. Но после истечения установленных сроков санация государственных финансов должна стать самой срочной необходимостью».


Ангела Меркель и Николя Саркози выражают в статье далее веру в то, что экономическое положение в мире в течение 2009 года может стабилизироваться, и что могут появиться признаки экономического роста. Но полагаться на такой благополучный прогноз все же не следует, - пишут далее Ангела Меркель и Николя Саркози. И продолжают: «Несмотря на массивную поддержку банковского сектора во всех наших странах, финансовые рынки остаются пока в ненормальном положении. Доверие к позитивному развитию сильно подорвано. В этих условиях необходимо избежать регресса в экономиках стран Евросоюза. Мы призываем все банки и другие финансовые институты максимально использовать все предоставленные им в распоряжение виды финансовой помощи и продолжить поддержку экономики и обеспечение ее кредитами».



Кирилл Кобрин: Вернемся к плану спасения экономики Евросоюза. Чем он о отличается от подобных мер, которые принимаются в США и России, я побеседовал с экономическим обозревателем Радио Свобода Сергеем Сенинским.


Пакет помощи, который предусматривает этот план, - 200 миллиардов евро, - откуда эти деньги и как быстро и куда они будут направлены?



Сергей Сенинский: 200 миллиардов евро – это общий объем этого пакета, но это отнюдь не значит, что все эти деньги будут влиты в экономику стран Европы в течение ближайших недель или даже месяцев. Из этих 200 миллиардов евро 30 миллиардов примерно, по тем планам, которые на сегодня существуют, напомню, что все эти планы будут рассматриваться на ближайшем саммите Европейского союза, а потом должны будут еще получить одобрение каждой из страны – участницы Европейского союза, так вот, из этих 200 миллиардов евро лишь 30 миллиардов можно отнести к тем, которые будут влиты непосредственно в экономику, в основном по линии Европейского инвестиционного банка. Сюда, видимо, следует отнести и те, как минимум, 5 миллиардов евро, которые целенаправленно предназначаются для европейских автомобильных компаний, оказавшихся ныне в тяжелом положении. Все остальное – 170 миллиардов евро – это, если хотите, оценка того эффекта, который возникнет в результате некоторых действий правительств европейских стран уже по отдельности.


Если говорить о смысле этого послания Европейской комиссии, то его условно можно выразить в четырех словах всего: тратьте больше, мы разрешаем. Что значит – тратьте больше? Снижайте временно налоги, в том числе НДС – европейская комиссия может только порекомендовать это сделать, потому что решения принимают исключительно парламенты отдельных стран. Расширяйте практику льготного кредитования малого бизнеса за счет опять же государственных средств. Доплачивайте, может быть, часть или даже все проценты по самым крупным кредитам, по потребительским прежде всего, ипотечным кредитам. То есть в течение какого-то времени сам потребитель будет платить только основную сумму долга по ипотечному кредиту, а проценты по этому же кредиту, предполагается, будет доплачивать банку, который выдал этот кредит, государство. Опять же это исключительно временная мера.


И вот тут мы подходим ко второй части. Что значит – мы разрешаем? Европейская комиссия прекрасно понимает, что это потребует огромных дополнительных денег, дополнительных трат, то есть дополнительных расходов от правительств европейских стран. При этом доходную базу заранее им предлагают сократить за счет того, что налоги будут снижены. Именно поэтому Европейская комиссия говорит: мы разрешаем не укладываться в те существующие на сегодня жесткие нормативы дефицита бюджета той или иной страны по отношению к ВВП (напомню, это 3 процента). Фактически – мы разрешаем на какое-то время этот лимит превосходить.



Кирилл Кобрин: А это значит – инфляция и понижение курса евро?



Сергей Сенинский: Трудно сказать, как это отразится, потому что это, по идее, пока не предполагает активного задействования печатного станка. Те меры, которые предполагаются, это исключительно меры, если хотите, рыночного регулирования, они не предполагают, что это потребует просто дополнительных часов работы печатного станка в той или иной стране. Именно поэтому пока говорить о том, что именно эти меры спровоцируют в той или иной степени инфляцию, в общем, как минимум преждевременно. Так вот, возвращаясь к началу вашего вопроса, 170 миллиардов евро – это не те деньги, которые поступят в экономику быстро, а это оценка эффекта от тех мер, которые предлагается принять правительствам европейских стран.


XS
SM
MD
LG