Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Пушкинском районе Петербурга открылась новая ночлежка


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Евгения Назарец: В Пушкинском районе Петербурга открылась новая ночлежка - отделение социальной помощи лицам без определенного места жительства, включающего дом ночного пребывания "Комплексный центр социального обслуживания населения Пушкинского района". Организаторы приюта полагают, что за месяц смогут помочь бродяге начать нормальную жизнь: вымыть, подлечить, выправить документы. Однако проблемы, из-за которых сотни петербуржцев стали жителями подвалов улиц, намного сложнее.



Татьяна Вольтская: Новая ночлежка в Пушкине построена из современных материалов, там есть радиоприемники и телевизоры, а также технические средства для частичной санитарной обработки бездомных, дезинфекционная камера для обеззараживание их одежды и обуви. Ночлежка площадью 603 квадратных метра рассчитана на 25 мест. Между тем, в Городском пункте учета граждан без определенного места жительства зарегистрировано 148 бездомных, ранее имевших регистрацию в Пушкинском районе.


По данным последней переписи населения, в Петербурге было учтено 28 874 члена домохозяйств бездомных, хотя слово «домохозяйства» в данном случае звучит как насмешка. Это далеко не все бездомные, а только так называемый придонный слой людей, ночующих где попало и носящих все пожитки с собой, да и то учтенный не полностью, - подчеркивает консультант "Ночлежки" по социально-правовым вопросам Игорь Карлинский.



Игорь Карлинский: Понятно, что существующая на сегодняшний день вместимость приютов, ночлежек катастрофически недостаточна. Вообще, большие приюты строить нецелесообразно. Если говорить откровенно, наши социальные службы совершенно не приспособлены к работе с бездомными. Зачастую жалуются на то, что вот, люди не идут в эти ночлежки, в эти приюты.



Татьяна Вольтская: А очень часто они просто не в состоянии туда попасть, потому что это сопряжено с большими трудностями.



Игорь Карлинский: Во-первых, без паспорта, я так полагаю, вы туда не попадете вообще. Второй момент: чтобы попасть туда, надо пройти какие-то бюрократические процедуры, собрать какие-то справки, надо получить туда направление, пройти какую-то медкомиссию, элементарную, но это все требует времени и так далее. Уличные бездомные, они, на самом деле, самые занятые люди в мире, потому что их постоянное занятие – это поиск возможности выжить.



Татьяна Вольтская: Но даже если все эти проблемы решены, еще не известно, - считает Игорь Карлинский, - что принесет бездомному человеку приют - пользу или вред.



Игорь Карлинский: Сколько их в этом приюте будут держать? Обычно по России это от месяца до трех.



Татьяна Вольтская: Это – маленькая передышка, но она может стоить человеку дорого.



Игорь Карлинский: Человек попадает в ситуацию бездомности – это стресс, он начинает адаптироваться, находит себе какой-то сухой подвал или чердак, где он может «нормально» переночевать, не замерзнуть. Он находит себе какую-то работу у ларька, какой-то кусок хлеба. Либо он начинает собирать те же бутылки, застолбит какую-то территорию. Вот когда мы его помещаем в такой приют, он это все теряет, и через месяц мы ему говорим: «Мы тебе документы восстановили, ты откормился, мы тебя подлечили, а теперь вот видишь – люди стоят, они ждут своей очереди». И он оказывается в худшем положении, чем до помещения в этот приют.



Татьяна Вольтская: Это не значит, что приюты не нужны, но Игорь Карлинский считает, что надо создавать еще и низкопороговые учреждения, куда человек может явиться без документов и справок, и так называемые "мокрые" приюты, куда можно придти даже в нетрезвом виде. Надо создавать широкую сеть пунктов обогрева, которых в стране почти нет, а главное - целую систему профилактики бездомности, социальной помощи бездомным и их реабилитации.


XS
SM
MD
LG