Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники: в деле Алексея Френкеля правосудия не было вообще


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин: Российские правозащитники заявляют, что в деле Алексея Френкеля, осужденного за организацию убийства зампреда Центрального банка России Андрея Козлова, правосудия не было вообще. В подтверждение этого вывода они представили сегодня доклад, на презентации которого побывал Данила Гальперович.



Данила Гальперович: «О ликвидации правосудия в одном отдельно взятом деле» - так называется доклад, подготовленный инициативной группой российских правозащитников по делу Алексея Френкеля. Инициативная группа была образована еще в июне этого года, когда, как говорят правозащитные активисты, им стало понятно, что процесс подгоняют под приговор, а именно - что, независимо от представленных доказательств защиты и ее доводов, Алексей Френкель и остальные обвиняемые будут осуждены. Руководитель информационной службы движения «За права человека» Евгений Ихлов говорит, что слишком уж много было нарушений для того, чтобы не заподозрить предопределенность результата.



Евгений Ихлов: Предметом доклада не было опровержение вердикта. Предметом доклада было зашкаливающее количество нарушений и иных действий, которые вызвали не серьезные опасения в том, что это все нечестно и неправильно, а в том, что существует заговор (заговор - в смысле, сговор) правоохранительных структур, обвинения, суда с целью того, чтобы определенные лица были назначены ответственными за определенные преступления.



Данила Гальперович: Евгений Ихлов напоминает, что правозащитники буквально кричали обо всех нарушениях, рассылая телеграммы в Верховный суд и другие инстанции, но реакция была либо вялой, либо никакой вообще.



Евгений Ихлов: Там было несколько телеграмм. Мы выбрали одну. Ну, они стандартные были - в МВД, в Минюст, в Верховный суд и так далее. Телеграмма о том, что 10 сентября подсудимые были избиты в зале Мосгорсуда. Подсудимые были избиты конвоем в зале суда в присутствии судей. Даже по нашим варварским нравам экстраординарное событие, процесс резонансный. И понятно, за каждым движением следят очень внимательно. Вообще, внимание на избиение обвиняемого.



Данила Гальперович: Председатель движения «За права человека» Лев Пономарев предположил, что власти с самого начала знали, что Андрея Козлова собираются убить. Он сказал, что обвиняемым в ходе следствия и суда показывали видеозаписи, из которых становилось ясно: спецслужбы занимаются ситуацией вокруг заместителя председателя Центробанка России ничуть не меньше, чем любые злоумышленники.



Лев Пономарев: Одному из задержанных показывают материалы оперативной слежки за Козловым. Вот это обстоятельство, которое я хотел бы, чтобы вы обратили внимание, до сих пор в прессе об этом мало что говорили. Здесь сказано, что Белокопытову была показана на ноутбуке фотография того, как они - Белокопытов, Прогляда и Половинкин - следили за Козловым. Обратите внимание: слежка за Козловым была. Возникает вопрос: раз это показывает на ноутбуке следователь, значит, это были оперативно-розыскные мероприятия. Масса вопросов: кто их санкционировал, кто их вел? Если велось в связи с тем, что предполагалось, что будет покушение, почему не было предотвращено покушение? Кто будет за это отвечать? Почему на следствии этот вопрос не был поставлен? Почему на суде этот вопрос не рассматривался? Когда этот вопрос поставлен был одним из адвокатов, судья отвел этот вопрос.



Данила Гальперович: Уже в суде, по словам Льва Пономарева, судья всячески подыгрывала обвинению и старалась сделать так, чтобы все доводы защиты не были услышаны присяжными - а именно этого, по словам правозащитника, требует закон.



Лев Пономарев: Когда сначала без присяжных опрашивали свидетелей защиты, как бы судья проверяла, можно ли чтобы присяжные услышали это... Я первый раз с таким столкнулся, нигде такого не практиковалось. Судья Олихвер это позволила себе сделать. Фактически присяжные, таким образом, не слышали позиции свидетелей защиты, просто не слышали, потому что она все это отсекла, она сказала, что для присяжных невозможно слушать это. Ходатайства, которое давали адвокаты, отсекались, не принимались в процессе судебном. Когда адвокат говорил "ваша честь, примите ходатайство", она отказывалась просто брать в процессе.



Данила Гальперович: По словам председателя Московской Хельсинкской группы Людмилы Алексеевой, от государственного суда российские граждане не ждут практически ничего, если речь идет о правосудии, и процесс над Алексеем Френкелем - тому подтверждение.



Людмила Алексеева: Дело в том, что то, что происходит на этом процессе, это действительно вопиюще, и судья Олихвер... пожалуй, просто в ее поведении сконцентрированы очень многие поступки, нарушения процессуальные и по существу дела, которые допускают большинство наших судей. Наш официальный суд, наш казенный суд уже, по-моему, если провести социологический опрос, кто у нас доверяет суду, то окажется, что он стоит, наверное, уже после и милиции, и кого хотите, к сожалению.



Данила Гальперович: При этом Людмила Алексеева не ставит своей целью оправдать Алексея Френкеля, она говорит о работе суда.



Людмила Алексеева: Я не испытываю ни малейшей симпатии к Френкелю, признаюсь вам. Из тех рассказов, которые я слыхала, это не герой моего романа. Но если бы это были убийцы, то зачем столько стараний судье Олихвер, чтобы так безобразно вести процесс. Ведь я уверена, что она квалифицированный человек и знает, как надо вести процесс, и, когда она нарушает закон, она знает, что она его нарушает. Так если все в порядке, дело чистое и доказательств гора, зачем нарушать?



Данила Гальперович: Председатель Московской Хельсинкской группы уверена, что только развитие суда присяжных в России может как-то сбалансировать отсутствие правосудия в государственном суде. При этом, по мнению Людмилы Алексеевой, все ссылки на то, что российский народ не готов осуществлять справедливость на практике, не имеют под собой оснований.


XS
SM
MD
LG