Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Продолжается процесс по делу об убийстве Анны Политковской


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Дмитрий Волчек: В Московском окружном военном суде продолжается процесс по делу об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Сегодня давали показания дети погибшей журналистки. Присяжным были продемонстрированы доказательства, собранные следствием. На процессе работает корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Вероника Боде: Государственное обвинение приступило к допросу потерпевших по делу об убийстве Анны Политковской. Дали показания ее дети - Илья и Вера. Дочь Анны рассказала, что в последнюю неделю перед убийством она жила на квартире у матери. Вера была беременна, Анна очень за нее беспокоилась и, в частности, просила ее быть осторожной, так как на лестничной клетке она в последнее время постоянно встречает каких-то странных незнакомых людей. Вера сообщила также, что в эту последнюю неделю в их подъезде очень плохо работал домофон, были проблемы с замком подъезда, и какие-то люди несколько раз приходили его чинить.


На судебном заседании шла речь и о том, что Анна Политковская вела серьезные журналистские расследования на очень острые темы. Сын убитой журналистки сообщил суду, что в адрес матери в последние годы регулярно поступали угрозы, связанные с ее журналистской деятельностью, и хотя Анна не любила доводить до своей семьи такую информацию, тем не менее, дети об этом знали. Вот что рассказал в суде Илья Политковский...



Илья Политковский: В основном мама пыталась оберегать семью, меня, сестру, от подобной информации. Делилась с доверенными людьми из газеты. Но, в общем, иногда мы это обсуждали. Маме очень часто приходило такое, что были угрозы по некоторым публикациям, долгое время, пять лет точно. Несколько раз ее публикации были поводом для открытия уголовных дел.



Вероника Боде: В последний раз Илья Политковский говорил с матерью 7 октября 2006 года, около двух часов дня, когда она стояла возле кассы в магазине «Рамстор», а потом поехал к ней домой, чтобы помочь разгрузить покупки, но в живых Анну уже не застал. По дороге он несколько раз набирал ее номер, но телефон не отвечал.


После перерыва государственные обвинители продемонстрировали присяжным раскадровки видеозаписей, сделанных камерами наружного наблюдения, установленными на доме, в котором жила Анна Политковская, и на здании банка по соседству. На этих снимках постоянно встречается некий человек в бейсболке: он часто появлялся возле подъезда Политковской, а в день убийства вошел в подъезд непосредственно перед тем, как туда прошла Анна и затем очень быстро оттуда выскочил. Камеры неоднократно зафиксировали также автомобиль ВАЗ-2104, в котором, как можно предположить, приезжали преступники. Говорит Анна Ставицкая, адвокат семьи Политковских...



Анна Ставицкая: Обвинение в присущей ему манере представляет доказательства со стороны обвинения, пытаясь доказать присяжным те обстоятельства, которые оно считает доказанными. Вот сейчас устанавливается, как именно человек входил в подъезд и как он оттуда выходил, и когда туда входила Анна Степановна. То есть устанавливается все это по минутам, согласно камерам видеонаблюдения.



Вероника Боде: У Мурада Мусаева, адвоката одного из обвиняемых по делу об убийстве Анны Политковской, есть замечания по поводу того, как государственное обвинение представляло доказательства.



Мурад Мусаев: Да, у нас есть ряд процессуальных замечаний, потому что государственный обвинитель позволял себе ряд высказываний, какие не должны звучать в зале суда. Скажем, показывалась фотография, а комментарий делался о том, чего на этой фотографии нет. Например, идет мужчина по улице, а государственный обвинитель говорит: вот, пожалуйста, мужчина выходит из автомобиля.



Вероника Боде: Кроме того, там звучали такие слова, как "убийца", например.



Мурад Мусаев: Да. Об этом тоже говорить нельзя. Беда этого процесса в том, что убийца-то где-то ходит, и суд это прекрасно понимает. Поэтому говорить на этом заседании об убийце и изучать какие-то вопросы, касающиеся убийцы, мы не можем. Ну, нет такого человека, мы его не судим здесь, мы здесь судим, не понятно кого.



Вероника Боде: В чем обвиняют вашего подзащитного?



Мурад Мусаев: Утверждается, что он был за рулем машины, из которой якобы вышел убийца. Но, во-первых, он не был за рулем никакой вообще машины, а во-вторых, мы, например, не увидели, чтобы убийца или тот неустановленный мужчина, о котором мы говорим, выходил из автомобиля.



Вероника Боде: Адвокат семьи Политковских Анна Ставицкая - о перспективах процесса по делу об убийстве Анны Политковской.



Анна Ставицкая: Суд - это очень непредсказуемое дело, и поэтому предсказывать, сколько продлится процесс, я не могу. Я могу сказать, что если мы приступим к слушанию дела и будем рассматривать в достаточно четком режиме, то есть вовремя начинать, заканчивать, не полдня, а весь рабочий день мы будем работать, то в принципе это процесс совершенно не длительный. Я думаю, что за месяц совершенно спокойно можно уложиться, полностью рассмотрев это дело, и чтобы присяжные даже вынесли уже свое решение.



Вероника Боде: Слушания в Московском окружном военном суде проходят в открытом режиме - напомню, что такое решение было принято 25 ноября, а на прошлой неделе процесс сначала был объявлен открытым, а потом вновь закрыт для прессы. В последние три дня в зале суда работают с полтора десятка журналистов. В основном это представители печатных изданий, информационных агентств и радио, не только российских, но и зарубежных. Телевидение в здание суда не пускают: оно ожидает на улице, у входа.


Сейчас в суде по делу об убийстве Анны Политковской объявлен перерыв. Предполагается, что в понедельник государственное обвинение продолжит представлять доказательства по факту убийства.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG