Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему венесуэльская оппозиция говорит о психическом здоровье Уго Чавеса


Ирина Лагунина: Во вторник под торжественные залпы корабли российского Северного флота во главе с атомным ракетным крейсером «Петр Великий» зашли в венесуэльский порт Ла-Гуэйра недалеко от столицы страны. У Венесуэлы не так уж много партнеров и союзников, так что заход российских кораблей для проведения совместных учений, как и приезд российского президента для переговоров о продажах очередных партий оружия и бронетехники, а также о сотрудничестве в области мирного атома, - это событие для страны выдающееся. Тем более что позволяет еще раз показать Соединенным Штатам, что Боливарианская республика Венесуэла – абсолютно независимая страна с собственной гордостью. Ну а о том, с кем ведет переговоры Дмитрий Медведев в Каракасе, как и о причинах, по которым Венесуэла стала Боливарианской республикой – рассказывает Виктор Черецкий.



Виктор Черецкий: Если словоохотливость друга и наставника Чавеса отставного кубинского диктатора Фиделя Кастро проявлялась в свое время на митингах, продолжавшихся по десять часов, то лидер венесуэльской революции тяготеет к современным технологиям. Его воскресная телепрограмма «Алло, президент!» не имеет временных и тем более тематических пределов. Не так давно, к примеру, Чавес рассказал телезрителям о том, как во время торжественного открытия железнодорожного туннеля у него случилось… расстройство желудка.



Уго Чавес: У меня, пацаны, живот схватило, ну, в общем, расстройство началось. Я ведь человек, как и все вы, хотя об этом некоторые из вас иногда забывают. А меня в экскаватор засунули, чтобы я в туннеле прорыл последние метры. Дергаю одной рукой за рычаги, а второй за живот держусь, ерзаю на сидении и холодным потом обливаюсь. А тут еще какой-то козел с радио норовит мне вопросы задавать. Я его, конечно, послал… Ну, в общем, пацаны, проходку я сделал, вылез из экскаватора и тут еще хуже стало. Пробираюсь к выходу, а ко мне опять козлы-журналисты лезут – человек сто – с вопросами.



Виктор Черецкий: Рассказ, с мельчайшими подробностями, лидера Боливарианской республики Венесуэла продолжался несколько часов под аплодисменты его сторонников, которые всегда присутствуют в студии во время трансляции программы «Алло, президент!». Как и положено, рассказ имел счастливый конец.



Уго Чавес: Наконец, я добрался до туалета и ах… какое облегчение! Правда, больше я туда – на железную дорогу – ни ногой. А то у меня, пацаны, опять расстройство случится. Ха-ха-ха!



Виктор Черецкий: Впрочем, лидер боливарианской революции рассказывает согражданам не только о работе своего желудка. Он также дает им указания. Вот, к примеру, на женский день он велел всем своим последователям - революционерам-боливарианцам - приложить максимум усилия, чтобы «физически удовлетворить своих жен и подруг». Как мы уже рассказывали, он не забыл при этом и собственную супругу, обратившись к ней с телеэкрана: ты, мол, такая-сякая, тоже готовься, сейчас приду домой и задам тебе шороху! В промежутках между ватерклозетной и постельной темой лидер Венесуэлы, или, как он себя сам величает, «боливарианский мессия», дает своему народу уроки идеологии.



Уго Чавес: Капитализм с помощью телевидения и других средств информации навязывает обществу идеи бездумного потребительства – пристрастие к вещам, в которых нет необходимости. Как вы думаете, является ли жизненной потребностью человека автомобиль? Разумеется, нет. Необходимостью является еда, одежда, учеба в школе, медицинское обслуживание. Вот подлинные нужды человека! Вот приоритеты социализма! Так, что вам, пацаны, следует решить, куда идти нашей стране: к социализму или капитализму? Капитализм нас обманывает, выдумывая фальшивые приоритеты. Реклама наперебой призывает вас купить чуждые нашей культуре джинсы или еще какую-то иностранную одежду – раздувает потребительство.



Виктор Черецкий: Для себя венесуэльский лидер выбор, куда идти - к социализму или капитализму, - давно сделал, учитывая, что капитализм, в соответствии с его теориями, является источником всемирного зла.



Уго Чавес: Многие люди становятся ворами, коррупционерами и наркоторговцами с целью заполучить как можно больше денег. Ведь цель жизни человека при капитализме – это деньги. И это очень плохо! Деньги уничтожают человека, уничтожают любовь человека друг к другу и уважение в обществе. При социализме подобного не происходит. Здесь, конечно, тоже нужны экономические ресурсы. Но речь не идет о том, чтобы соревноваться, кто больше накопит денег, кто станет самым богатым. При социализме блага распределяются поровну. И это делается с одной целью – удовлетворить подлинные потребности человека!



Виктор Черецкий: Чавес хотя и заимствовал общие идеи у Фиделя Кастро, модель социализма у него своя – боливарианская. Правда, к Боливару, борцу за независимость латиноамериканских стран от Испании, умершему в 1830 году, она никакого отношения не имеет. Идеал общественного устройства Чавес нашел у живущих в джунглях Венесуэлы и других стран первобытных индейских племен, некоторые из которых до сих пор ходят обнаженными и практикуют каннибализм.



Уго Чавес: Индейцы всегда показывали нам пример подлинного социализма. И до сих пор показывают - те, что живут в нашей сельве. Они живут в условиях настоящего социализма, подлинной демократии со своими лидерами и своими законами. Владеют территорией на принципах коллективной собственности. Это пример справедливого социалистического общества на местах.



Виктор Черецкий: Как отмечают наблюдатели, борьба с потребительством в Венесуэле носит не только и не столько идеологический характер, сколько вполне практический. Дело в том, что огромные доходы, которые получает страна от продажи нефти, идут на покупку спутников, оружия и помощь дружественным режимам – Кубе, Никарагуа и Боливии. Деньги Чавес дает и другим странам континента, явно рассчитывая, как заявляют противники его режима, стать лидером не только своей страны, но и всей Латинской Америки. При таких тратах денег, разумеется, не хватает. Отсюда и борьба с «излишествами». К последним, к примеру, Чавес, относит спиртное.



Уго Чавес: Я не намерен более выделять доллары для импорта виски в нашу страну. Для чего мы восстанавливали нашу экономику и повышали цену на нашу нефть? Для того чтобы наши богатеи пили виски? Нет! Я сказал нашим министрам и центральному банку, что очень внимательно слежу за каждым долларом, который они просят у меня для покупки товаров за рубежом. Мы не имеем права тратить наши валютные запасы на покупку виски. Что это у нас за революция? Вы, что думаете, что это революция пьянства? Нет! Это, пацаны, настоящая революция! Тот, кто этого еще не понял, должен понять.



Виктор Черецкий: Когда венесуэльскому лидеру самому надоедает в ходе многочасовых телепрограмм учить народ уму-разуму, он развлекает достопочтенную публику своим пением.



Уго Чавес исполняет песню…



Виктор Черецкий: Политические противники режима Чавеса обвиняют лидера боливарианской революции в том, что он черпает вдохновение для своих телемарафонов в кокаине. Сам вождь этого не скрывает и даже похваляется тем, что, мол, использует традиционный латиноамериканский способ самовозбуждения. На так называемой альтернативной латиноамериканской встрече с участием «друзей» - президента Боливии Эво Моралеса, представителей Кубы и Никарагуа - он разыграл целое шоу, требуя зелья от своего боливийского коллеги. И тут же его получил.



Уго Чавес: Я жую листья коки каждый день по утрам. Она придает мне силы. Правда, теперь она у меня заканчивается. Эво, ты привез мне коку? Я ведь тебя просил! Ну вот, вижу, что привез. Спасибо, братан! Это ведь священная кока наших индейцев, которую проклятый капитализм превратил в предмет спекуляции. Развели, понимаешь, наркомафию по всей планете. Ну, а я к нашей индейской коке пристрастился, поскольку, как говорит братан Эво Моралес, она полезна.



Виктор Черецкий: Памятуя все выше сказанное, демократическая венесуэльская оппозиция давно настаивает на том, чтобы президент был подвергнут тщательному обследованию психиатрами на предмет выяснения его вменяемости. Чавеса это требование особо раздражает, и он выпустил специальный закон, запрещающий вести разговоры о своем душевном здоровье. Но оппозицию закон, естественно, не остановил. Говорит председатель партии «Демократическое действие» Хенри Рамос.



Хенри Рамос: Мы, партия «Демократическое действие», основываясь на анекдотичном поведении этого господина, распоряжающегося страной по своему усмотрению, требуем его отставки. Он должен также пройти серьезное психиатрическое обследование на предмет выяснения степени его вменяемости. Существует достаточно причин, чтобы подозревать, что президент находится не в себе, что он страдает серьезным умственным расстройством. Это, в частности, проявляется в крайне странном поведении, импульсивных действиях, которые наносят большой вред стране.



Виктор Черецкий: О невменяемости Чавеса говорят и многие международные наблюдатели, и политики разных стран. Некоторые даже полагают, что в его случае диагноз очевиден и медицинское обследование излишне. Тем не менее, у венесуэльского лидера есть на международной арене, и не только в Латинской Америке, верные почитатели и друзья – как целые государства, так и отдельные личности. Среди последних – один из самых кровавых террористов современности Ильич Рамирес Санчес по кличке «команданте Карлос», он же «Шакал», отбывающий пожизненное заключение во французской тюрьме. Этой заочной дружбой Чавес особо гордится, судя по тому, что любит рассказывать о получаемых от Шакала письмах.



Уго Чавес: Ильич Рамирес Санчес «Шакал» жил здесь, недалеко. Я его отца знал. В Париже мне от него письмо передали. Он мне здоровья пожелал и сказал, что бы я осторожней был, потому что кругом враги. Ну, я ему конечно, ответил. «Дорогой друг!» – пишу. А письмо враги перехватили и опубликовали. Мол, с террористом переписываюсь! Правильно «Шакал» меня предупреждает – осторожнее надо быть.



Виктор Черецкий: Есть у боливарианского лидера и другие друзья и союзники, которыми он гордится не меньше, чем дружбой с Шакалом.



Уго Чавес: Россия захотела, чтобы ее флот посетил Карибское море. Я сказал российскому президенту: мы примем ваш флот с радостью. У нас здесь уже есть самолеты «Сухой», российские вертолеты и подводные лодки, которые стоят на страже нашей родины. Мы купим еще и самолеты Антонова. С россиянами у нас проблем нет. Они подтвердили, что будут нас поддерживать. Поддержит нас и Иран. Это наши друзья и союзники. У Венесуэлы раньше таких друзей никогда не было.



Виктор Черецкий: Следуя примеру Фиделя Кастро, Чавес организовал массовое обучение военному делу своих сторонников, так называемых «чавистов». Они учатся стрелять – от мала до велика – из закупленных в «союзной» России автоматов Калашникова под пламенные речи лидера о грозящей стране опасности от всяческих врагов.


XS
SM
MD
LG