Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировой кризис и состояние экономики Украины


Ирина Лагунина: Вновь поставленное перед выбором – либо отключат газ, как уже было в 2006 году, либо повысят на него цены – правительство Украины согласилось выплатить часть долга российскому «Газпрому». Счет, который выставил Газпром, еще сильнее ударит по экономическому состоянию Украины, которая сейчас переживает едва ли не самое большое испытание за всю свою историю. Кризисом охвачены ключевые отрасли промышленности, существенно девальвировала гривна - национальная денежная единица. О состоянии экономики Украины и о возможных социальных последствиях кризиса с украинскими экспертами беседовал наш корреспондент в Киеве Владимир Ивахненко.



Владимир Ивахненко: Последствия экономического кризиса ощутило на себе подавляющее большинство украинцев. Для одних это вылилось в значительное подорожание кредита или потерю части сбережений из-за девальвации гривны, для других – в существенное снижение заработной платы или потерю работы. По прогнозам Государственной службы занятости, в 2009 году число безработных на Украине увеличится на сорок процентов. Как минимум сто тридцать тысяч человек могут быть уволены в горно-металлургическом комплексе и химической промышленности, до семидесяти тысяч - в строительной и банковской сфере.


Слово - директору Института экономических исследований и политических консультаций Игорю Бураковскому.



Игорь Бураковский: Реальная цифра безработных потенциально может быть больше. Мы имеем уже несколько пострадавших отраслей – это прежде всего металлургия, химия, автомобильная промышленность, это строительство и производство строительных материалов. Вот эти отрасли на сегодняшний день уже показывают явный минус, и ясно, что ситуация в них будет ухудшаться. Но в целом как раз проблема кризиса заключается в том, что в конечном итоге страдает вся экономика, поэтому, видимо, в будущем количество и масштабы экономических проблем в стране будут только нарастать.



Владимир Ивахненко: Экономика Украины в последние годы в среднем росла на семь процентов, и ключевую роль в этом играл экспорт металла. Однако сейчас крупнейшие сталелитейные предприятия страны вынуждены приостанавливать работу, поскольку их продукция не пользуется спросом на мировых рынках. Говорит экономический эксперт Алексей Блинов.



Алексей Блинов: Все связано с тем, что в мир просто схлопываются ключевые инвестиционные рынки, в частности то же самое строительство, которое является крупным потребителем металла. В связи с этим просто нет заказов на нашу продукцию. Второй ключевой фактор – это падение цен. Мы видим, какая динамика цен на нефть, угрожающая. Все мировые цены на ресурсы между собой связаны, и цены на черные металлы также падают не только в связи с падением спроса, но также в связи с общемировой тенденцией падения цен на сырьевых рынках. Поэтому сейчас ключевая проблема украинских металлургов все-таки находится за рубежом. Безусловно, есть проблемы конкурентоспособности, она связана с тем, что уровень издержек, то есть затрат на производство металлопродуции в Украине в последние годы растет, и порой его рост даже опережал рост цен на готовую продукцию. Мы знаем, что в Украине непростая ситуация на ближайшие несколько лет, связанная с повышением цен на газ, импортируемый из России. Вот эта совокупность факторов, она как бы сказывается на том действительно ужасном положении, в котором сейчас находится наша металлургия».



Владимир Ивахненко: Угрожая Киеву международным судом, если не будет погашен долг за поставленный газ, российские власти заявляют, что цена голубого топлива для Украины с будущего года может увеличиться более чем вдвое, превысив четыреста долларов за тысячу кубометров. Игорь Бураковский считает, что в этом случае Украина должна будет поднять для России тариф на транзит ее газа в страны Европы.



Игорь Бураковский: Повышение цен, конечно же, в условиях рецессии, в которую, в принципе, уже вошла Украина, мы можем говорить о том, что такая цена является очень сложной для украинской экономики. С другой стороны, вопрос как бы открытый – насколько такая цена реальна и для самой России в том смысле, что ведь выбросить Украину из числа своих потребителей – это сделать будет, наверное, тоже достаточно сложно. Поэтому уж если речь идет непосредственно о ценах, я думаю, что мы должны ставить вопрос очень просто: мы пересматриваем цены на газ, который поставляется в Украину при всех, как говорится, проблемах, связанных с его повышением. И тогда аналогичным образом у Украины нет другого пути, кроме как пересматривать транзитные цены и пересматривать цены на использование украинских газохранилищ.



Владимир Ивахненко: Учитывая мировые тенденции, цена российского газа должна не расти, а падать. По мнению директора энергетических программ Центра имени Разумкова Владимира Сапрыкина, для того, чтобы избежать газового шантажа Кремля, украинские власти должны добиваться введения формульного ценообразования.



Владимир Сапрыкин: Безусловно, любая монополия, в данном случае «Газпром» стараемся получить максимум прибыли в отсутствие других рыночных предложений для Украины. И тут действительно есть такое желание, оно остается до тех пор, пока не будут подписаны четкие долгосрочные контракты с формульной привязкой, тогда чье-то желание или роль личности любого руководителя любого ранга будет нивелирована, то есть будет работать математическая формула. Я надеюсь, что не будет очередной газовой войны, и, в общем-то, никто, по большому счету, не заинтересован в такой войне, Украина должна аккуратно платить, а «Газпром» должен предложить здравую цену на следующий год, и тогда проблем не будет, не будет политизации этого процесса.



Владимир Ивахненко: Правительство Юлии Тимошенко пообещало «Газпрому» до 1 декабря частично погасить образовавшийся долг. Как признался глава «Нафтагаза Украины» Олег Дубина, для того чтобы рассчитаться за полученный газ, его компания не может приобрести доллары.



Олег Дубина: Вы знаете, что у нас делается с курсом доллара. К сожалению, на сегодняшний день невозможно купить валюту в Украине. Вчера сумму порядка 600 миллионов мы загнали на биржу и валюту не купили. Сегодня есть вопрос, которым сейчас будем заниматься с Национальным банком, чтобы покупать валюту и рассчитываться за газ.



Владимир Ивахненко: Не могут купить в обменных пунктах ни доллары, ни евро и рядовые украинцы. Экономический кризис привел к рекордному падению курса гривны по отношению к основным мировым валютам. Для стабилизации, в том числе и обменного курса, Международный валютный фонд выделил Украине кредит в размере шестнадцати с половиной миллиардов долларов. Продолжает директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.



Игорь Бураковский: В общем-то, эти деньги даются на то, чтобы стабилизировать ситуацию, как говорится, в самом крайнем случае. Поэтому на сегодняшний день мы просто должны как бы видеть две составляющие соглашения с Международным валютном фондом – это те деньги, которые непосредственно пришли сюда, и что нужно сделать на внутреннем рынке, тот самый меморандум в экономической политике, который был подписан между Украиной и Международным валютным фондом. Поэтому я думаю, что на сегодняшний день мы имеем, в общем-то, и спекулятивные атаки на гривну, мы имеем и проблемы, связанные с недостатком согласования действий между правительством и Национальным банком, мы имеем пока такую, наверное, как бы не до конца последовательную политику основных экономических игроков. Деньги сами по себе ничего не решают. Деньги нужны для того, чтобы в это время проводить какие-то соответствующие реформы. Если таких реформ не будет, то деньги Международного валютного фонда, во-первых, не придут сюда в полном объеме, а во-вторых, они по своей природе, будучи золотовалютными резервами, просто будут, так сказать, использованы в топке валютных интервенций и не дадут никакого видимого результата.



Владимир Ивахненко: В то время, когда локомотив украинской экономики – горно-металлургическая промышленность – переживает не лучшие времена, правительство могло бы увеличить инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты. Вместе с Польшей Украина принимает Чемпионат Европы по футболу 2012 года и нуждается в отелях, аэропортах, модернизации железных дорог. Смогут ли такие социально значимые проекты помочь Украине выйти из экономического кризиса с минимальными потерями?



Игорь Бураковский: Думаю, что, к сожалению, какие-то такие, в общем-то, рецепты универсального плана, глобального характера, наверное, придумать очень тяжело. Потому что Украина является малой открытой экономикой, и она, в общем-то, достаточно сильно подвержена тем колебаниям, которые происходят сегодня на мировом рынке. Поэтому вряд ли Украина сможет создать в течение короткого периода времени очень масштабный внутренний рынок, который позволит поднять эти отрасли, которые сегодня испытывают определенные экономические сложности. Поэтому, видимо, мы можем говорить о том, что мы каким-то образом можем именно минимизировать те или иные проблемы, те или иные отрицательные последствия нынешних экономических трудностей. Но переломить их на 100 процентов, наверное, не сможет ни одна страна мира. Поэтому в этом плане, естественно, крупномасштабные инвестиционные проекты – это способ и, в общем-то, поддержания занятости, это и способ обеспечения определенного уровня использования производственных мощностей, необходимое для этого строительство, и не только строительство. Но, с другой стороны, понятно, что полное восстановление украинской экономики возможно тогда, когда мы будем иметь уже посткризисный период развития в мировом хозяйстве.



Владимир Ивахненко: С Игорем Бураковским согласен и экономический эксперт Алексей Блинов.



Алексей Блинов: Когда мы говорим об украинской металлургии, причем ее можно сравнивать с той же российской, она очень сильно экспортоориенирована. В самые сильные годы с точки зрения силы украинской экономики, то есть внутреннего рынка, внутреннего потребления все равно соотношение внешнего и внутреннего рынка для украинских металлургов было как 70 процентов против 30 в пользу внешнего. То есть о какой-то тотальной, даже если Украина просто через государственные средства завалит экономику деньгами, все равно тотально, когда многие предприятия просто ощутили падение общего спроса где-то процентов на 50, ситуацию резко исправить не удастся. Поэтому рассчитывать только на какие-то внутренние меры, что внутренний рынок спасет металлургов в условиях сохранения таких же проблем, какие имеются сейчас на внешних рынках, это утопия.


Действительно, от правительства сейчас ожидают решительные меры. Мы не знаем, насколько правительство окажется способных их внедрять, пока что опыт показывает, что тут есть скорее проблемы, чем успехи. Тем не менее, есть еще одна проблема, связанная с тем, что в отличие от той же России, правительство обладает очень ограниченными ресурсами. То есть если мы видим, что если российская реакция на кризис связана с тем, что активно распределяется та самая «подушка безопасности», фонды которой были в свое время накоплены, за годы благоприятной конъюнктуры, в частности, благодаря налогообложению экспорта углеводородов, то в Украине ничего такого не создавалось, экономическая политика в течение последних пяти лет была повернута с ног на голову. Сейчас абсолютно непонятно – в условиях дороговизны заимствований для Украины и в условиях нереальности собрать какие-то серьезные деньги от приватизации, потому что все активы очень сильно подешевели (можно посмотреть на фондовый рынок – все сейчас стоит копейки), – в этих условиях правительству очень важно вести работу с теми же донорскими организациями, такими как мировой банк, относительно финансирования конкретных проектов. И одной из таких возможностей действительно является Евро-2012.



Владимир Ивахненко: Украинское правительство на этой неделе подписало соглашение с Всемирным банком о выделении кредита в размере пятисот миллионов долларов, однако эти средства предназначены для стабилизации бюджетной политики государства.


XS
SM
MD
LG