Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теракты в Мумбаи – часть давнего конфликта


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие британский эксперт Джейсон Бёрк и индолог Евгения Ванина.



Дмитрий Волчек : Известный британский эксперт в области международной безопасности, автор книги «Аль-Каида. Подлинная история радикального ислама» Джейсон Бёрк (Jason Burke) отметил в интервью Радио Свобода, что о радикальной исламской группировке, которая взяла на себя ответственность за теракты в Мумбаи, по-прежнему, почти ничего неизвестно.



Джейсон Бёрк : Очень мало известно о группировке «Деккан муджахидин», которая заявила об ответственности за теракты. Скорее всего, за терактами стоит другая группировка – «Индийские моджахеды», которая более известна. Известно, что это местные, индийские экстремисты, а не зарубежные террористы. Мы знаем, что они ответственны за серию терактов в Индии в прошлом году, отмеченных повышенным насилием.



Дмитрий Волчек : Беспорядочная стрельба, синхронизированные нападения на десяток объектов, где часто бывают иностранцы, захват заложников, методы, использованные в Мумбаи, свидетельствуют об изменении стратегии терроризма в Индии. До сих пор ему были свойственны взрывы в поездах, на вокзалах и рынках. Террористы взяли за основу методы «Аль-Каиды».



Джейсон Бёрк : В этих терактах есть некоторые стилистические признаки, связывающие их с предыдущими акциями «Аль-Каиды». Но присутствуют и другие, не подтверждающие участие «Аль-Каиды» или говорящие лишь о применении ею новой тактики, отходящей от ее традиционного стиля. Обычно «Аль-Каида» прибегает к акциям самоубийц, в которых участвуют шахиды. То, что случилось в Мумбаи, напоминает скорее тактику нападений федаинов, которая предполагает, что участвующие в нападении боевики подвергаются огромному риску, но не используют смертников. Всё говорит за тот, что теракты в Мумбаи, возможно, вдохновлены тактикой «Аль-Каиды», но не являются непосредственными акциями самой «Аль-Каиды», как они обычно воспринимаются.



Дмитрий Волчек : Можно ли предположить, что теракты в Мумбаи – часть давнего конфликта, унесшего уже немало жизней, конфликта из-за Кашмира. Размышляет российский индолог Евгения Ванина.



Евгения Ванина : Такая акция не могла не быть заранее хорошо спланированной. Ведь надо себе представить, как эти люди прошли через береговую оборону. Сейчас вроде бы считается, что они с моря приплыли. Как они проникли в территориальные воды? Как они высадились? Как они собрались в городе с населением более 15 миллионов? Как они все это спланировали? Конечно, это была абсолютно спланированная, четкая… Заранее, наверное, шла длительная подготовка. Что касается причин, то здесь трудно их сейчас выделить, потому что вы говорите о событиях в Кашмире. Но пока не доказано, что эти люди имели какое-либо отношение к боевикам, сепаратистам в Кашмире. Требования их Кашмира, насколько известно, не касались. Они касались только освобождения исламских боевиков, находящихся в индийских тюрьмах. Поэтому я не думаю, что это имеет какое-то отношение к кашмирским событиям. Мы имеем факты и доказательства… Ведь на самом деле мы не знаем, существует ли некая такая единая сеть или группа, которая борется каждая по-своему и каждая на своем участке.



Дмитрий Волчек : Некоторые комментаторы отмечают, что Индия была выбрана террористами из-за низкого уровня безопасности в этой стране. В западных странах осуществить такой террор намного труднее. Продолжает Джейсон Бёрк.



Джейсон Бёрк : Любой большой город – легкая цель для террористов. К легким целям можно отнести, например, железнодорожные вокзалы или отели. Любое открытое общество представляет собой легкую цель. Мы просто не смогли бы функционировать как демократическое государство, если бы превратили себя в трудную цель для террористов.



Дмитрий Волчек : Индийский писатель Сукето Мехто сказал в интервью итальянской газете «Стампа»: «Никто не знает, кто эти террористы. Но одно совершенно очевидно – они хотели нанести удар по коммерческому сердцу страны через важный символ. В отеле «Тадж-Махал» собираются бизнесмены, здесь совершают сделки, здесь встречаются представители власти. «Тадж» - для всех эмблема Мумбаи». Евгения Ванина отмечает, что причина терактов – подъем фундаментализма не только исламского, но и индуистского, а он является следствием вестернизации.



Евгения Ванина : Я думаю, что здесь речь идет не только о сепаратизме, не только о Кашмире идет речь. Я думаю, что причины достаточно глубокие. Мощная вестернизация, которой Индия подвергается, вызывает всплеск фундаментализма и не только у мусульман. Ведь существует и индусский фундаментализм достаточно жесткий, достаточно боевой, я бы сказала, который ничуть не меньше. Если обратить внимание, если даже взять эти события в Мумбаи, эти люди в основном… Во-первых, выбор города. Мумбаи – это самый вестернизированный, самый западный в Индии. Западный не по географическому положению, он действительно на Западе находится, а по стилю жизни. Это действительно индийский Запад такой. Это город, который наиболее подвергнут, даже больше чем столица Дели, западному влиянию. Обратите внимание, как были выбраны эти объекты, его офисные центры, его кафе, его бары, его роскошные отели, где европейцев и американцев много, много индийцев, которые живут в таком западном стиле. Поэтому, конечно, я думаю, этот определенный момент имел место.


Скоро зима начнется, потом будет февраль. В Индии, например, опять пойдут очередные нападения, погромы на «Макдоналдс», на магазины, где продают валентинки. Люди будут протестовать против попыток отмечать праздник Святого Валентина. Они будут нападать на эти лавочки. Естественно, может быть, не в такой страшной форме будут колотить тех, кто продает эти валентинки. Это происходит практически каждый год, потому что таким образом… Причем, хочу подчеркнуть, что это в общем-то университетская молодежь. Так она протестует против внедрения чуждых обычаев и традиций.



Дмитрий Волчек : Возник даже и термин «шафранизация».



Евгения Ванина : Этот термин в Индии очень популярен. Это термин, который вы можете встретить и в научных работах, и в прессе. Шафрановый цвет ассоциируется с ортодоксальным индуизмом. Да, как ни странно. Причем, ведь это шафранизация, с одной стороны, а, с другой – исламский фундаментализм распространяется ведь не в среде бедных крестьян и бедных работяг, которые таскают мешки и кирпичи на стройках. Он распространяется среди часто молодых людей, получивших образование, знающих современную жизнь, владеющих компьютером, имеющих мобильные телефоны и так далее. Это очень сложный процесс.



Дмитрий Волчек : Мы говорили о внутренних факторах, но есть и внешние. Многие эксперты считают, что за терактами стоит Пакистан. Продолжает Джейсон Бёрк.



Джейсон Бёрк : Сейчас еще рано говорить об этом. Есть свидетельства, что в Индии оперируют пакистанские экстремисты. В равной мере известно, что и местные террористы не дремлют. Не исключено, что мы имеем дело с комбинацией этих двух разновидностей террористов. Хотя возможно, что в этом случае действовала одна из них. Сейчас с уверенностью об это трудно говорить.


XS
SM
MD
LG