Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отчет директора ЦРУ о нынешнем состоянии войны с террором


Ирина Лагунина: В переходный период, который в США продолжается на этот раз 77 дней, должностные лица уходящей администрации по традиции отчитываются о своих успехах и тем самым стараются оградить свое ведомство от возможных бюджетных сокращений. Не исключение и разведка. Директор ЦРУ Майкл Хэйден редко появляется на публике. Но недавно он выступил с большой речью, в которой рассказал о нынешнем этапе глобальной войны с террором. С подробностями из Вашингтона Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Генерал Майкл Хэйден считает терроризм по-прежнему самой серьезной угрозой безопасности Соединенных Штатов. По оценке директора ЦРУ, «Аль-Каида» – наиболее опасный враг, с которым когда-либо имела дело Америка.



Майкл Хэйден: Я хочу выделить три обстоятельства. Первое. «Аль-Каида» понесла серьезные потери, но все еще остается более стойким и приспосабливающимся к обстоятельствам врагом, нежели любой другой противник, с которым когда-либо приходилось сталкиваться нашей стране. Эта война - позвольте мне подчеркнуть, речь идет именно о войне и ни о чем другом - эта война далека от окончания. Ясно, что все составные части национальной мощи должны быть задействованы с тем, чтобы обеспечить безопасность республики и родины.


Эти составные части – правоохранительная система, дипломатия и множество других инструментов, которые имеются в нашем распоряжении. Но суть заключается в том, – и я лично, и мое агентство уверены в этом, что мы находимся в состоянии войны с «Аль-Каидой». Во-вторых, «Аль-Каида» сегодня жизнеспособна и в то же время уязвима. Наша задача как профессионалов разведки состоит в том, чтобы понять эту сложную картину и таким образом обеспечить возможность принятия решений тем, кто уполномочен принимать решения от имени нашей страны. В-третьих, «Аль-Каида», действующая с территории племен в Пакистане, остается самой серьезной угрозой безопасности Соединенных Штатов. Если будет нанесен масштабный удар по этой стране, то на нем будет стоять печать «Аль-Каиды».



Владимир Абаринов: По словам Майкла Хэйдена, его подчиненные находятся в постоянном состоянии повышенной боевой готовности. Именно по этой причине американцы имеют возможность чувствовать себя спокойно.



Майкл Хэйден: В здании управления есть надпись, которая отражает то чувство долга и преданность делу, которые ныне характерны для моего ведомства. Она очень простая: «Сегодня - 12 сентября 2001 года». Когда вы входите в здание, вам кажется, что это просто обычное указание сегодняшней даты. И только когда приглядишься, понимаешь, о чем идет речь. Когда я сажусь в машину и еду домой по 123-ей автостраде или по шоссе Джорджа Вашингтона, чем дальше я отъезжаю от агентства, тем все сильнее чувство, что сегодняшняя дата - 10 сентября. Я имею в виду настроение самоуспокоенности американского населения. Я не собираюсь критиковать американцев за это. Прошло уже семь лет после нападения, и это, вероятно, нормальное, здоровое чувство – люди занимаются своими делами, ощущая себя в безопасности. Но американцы вправе ожидать от ЦРУ, что оно не чувствует самоуспокоенности и по-прежнему сосредоточено на дате 12 сентября. Они ожидают от нас, что мы сделаем все возможное, чтобы остановить тех, кто имеет явное намерение напасть на нас. Они вправе ожидать, что мы сделаем все что можем, чтобы разрушить эту смертельную угрозу.



Владимир Абаринов: Генерал Хэйден остановился на каждом из регионов, представлявших собой очаги террора. Он начал с Ирака.



Майкл Хэйден: Три года назад в письме лидеру «Аль-Каиды» в Ираке первый заместитель Усамы бин Ладена объявил Ирак центральным фронтом глобального джихада. Иностранные боевики, деньги, оружие текли в Ирак рекой, подогревая жестокое движение, которое имело целью воплотить идею «Аль-Каиды» о создании исламского халифата от Ирака до Индонезии. Ранее бин Ладен заявлял, что Багдад будет столицей халифата. Даже сегодня «Аль-Каида» в Ираке остается крупнейшим региональным филиалом организации. Она все еще способна причинять и причиняет ущерб. И все же тот поток денег, оружия и иностранных бойцов, о которых я говорил, этот поток сильно сократился.


На самом деле расползание террористов из Ирака, тот факт, что они обращают сегодня свое оружие против иных целей, беспокоят нас теперь не меньше, чем сохраняющаяся угроза нападений «Аль-Каиды» на территории Ирака. Многие из иностранных боевиков, уехавших из Ирака за последние три года, были искренне расстроены отсутствием успехов или разочарованы в идеях «Аль-Каиды» и в ее тактике. Некоторые, вероятно, полностью прекратили борьбу, просто вернулись домой и зажили обычной жизнью. Другие уезжают из Ирака с надеждами возродить былую мощь «Аль-Каиды» в другом месте. Этим другим местом может быть Афганистан, Ливан или Северная Африка – это лишь несколько примеров. Некоторые ветераны Ирака участвуют в планировании терактов на Западе, в Европе и в Соединенных Штатах.



Владимир Абаринов: Генерал высоко оценил успехи саудовских властей в борьбе с радикальными исламистами в своей стране.



Майкл Хэйден: В Саудовской Аравии, где бин Ладен жил много лет, стране-хранителе величайших святынь ислама, оперативные возможности «Аль-Каиды» тоже в значительной мере уничтожены. Решительные действия саудовских сил безопасности в период между 2003 и 2006 годом привели к смерти или захвату большинства лидеров группировки и ее активных членов в пределах королевства. Финансовая сеть разрушена. Саудовское министерство внутренних дел приняло на вооружение, возможно, самые эффективные в мире программы борьбы с радикализацией.



Владимир Абаринов: Еще один регион – Индонезия и Филиппины. Позиции террористов, связанных с «Аль-Каидой» в этих странах, по данным разведки, в настоящее время сильно ослаблены. Из этого региона более не исходит непосредственная угроза безопасности США.



Майкл Хэйден: В Юго-Восточной Азии ситуация тоже в корне изменилась. Вы наверняка припоминаете серию кровавых ударов в годы, последовавшие непосредственно за 11 сентября – взрыв в Бали в 2002 году, за которым довольно быстро последовали теракты в отеле Marriott и против австралийского посольства в Джакарте, а затем одновременные теракты бомбистов-смертников опять-таки в Бали в 2005 году. Сотни человек были убиты в этих терактах, осуществленных «Джамаа Исламия» - филиалом «Аль-Каиды» в Юго-Восточной Азии. Организация эта все еще существует, но ее тесные связи с «Аль-Каидой» остались в прошлом. Ее заговоры все чаще раскрываются и пресекаются. Сотни ее главарей и рядовых членов были захвачены или убиты индонезийской государственной полицией. Возможности группировки и ее уверенность в своих силах уже не те, что были три года назад. Я уверен, многие из вас прочитали на днях о том, что трое участников организации взрыва на Бали казнены. Этот решительный шаг подчеркивает приверженность правительства в Джакарте целям этой глобальной войны. Террористические амбиции филиппинского союзника «Джамаа Исламия», группы Абу Сайефа, также подорваны постоянным давлением наших филиппинских союзников.



Владимир Абаринов: Важным фронтом войны с террором директор ЦРУ считает борьбу идей, которую, по его мнению, сторонники террора проигрывают.



Майкл Хэйден: Некоторые бескомпромиссные религиозные лидеры высказываются против тактики «Аль-Каиды» и ее идеологии. Опросы показывают, что уровень поддержки «Аль-Каиды» и бин Ладена снизился во многих мусульманских странах. Фактически все больше мусульман отходит от бессмысленного насилия и ущербного мировоззрения этой группы. Авторитетные, влиятельные голоса отвергают извращенные аргументы «Аль-Каиды» в пользу убийства невинных людей. Эти голоса сеют семена сомнения в правоте учения бин Ладена, сомнения, которые существовали всегда.



Владимир Абаринов: Источниками новых угроз Америке генерал Хэйден назвал страны Северной Африки, Сомали и Йемен.



Майкл Хэйден: Присутствие сторонников экстремизма, доступность оружия, наличие неуправляемых территорий, отсутствие эффективных органов безопасности – все это делает эти страны привлекательными для вербовки и обучения, для создания плацдарма для нападений. Кроме того, одно из таких мест, Северная Африка, является удобным транзитным пунктом для тех, кто участвует в проведении терактов в Европе.



Владимир Абаринов: Директор ЦРУ полагает, что сомалийские террористы связаны с «Аль-Каидой».



Майкл Хэйден: В Восточной Африке «Аль-Каида» взаимодействует с сомалийскими экстремистами, чтобы активизировать свои операции. Хотя официального слияния еще не произошло, лидер террористической группы «Аль-Шабаб» тесно связан с «Аль-Каидой». Недавние бомбежки в Сомали, возможно, имели целью, по крайней мере, отчасти, произвести впечатление на старших руководителей движения бин Ладена. Слияние «Аль-Шабаб» и «Аль-Каиды» даст сомалийским экстремистам финансирование, в котором они так остро нуждаются, тогда как у «Аль-Каиды» появится повод утверждать, что она восстановила свою оперативную активность в Восточной Африке. Это база, которая была беспощадно разрушена около двух лет назад, когда войска Эфиопии вошли в Сомали.



Владимир Абаринов: Однако самым грозным источником опасности остается район Пакистана, где скрываются остатки руководства «Аль-Каиды».



Майкл Хэйден: Прибежище «Аль-Каиды» на территории вдоль афгано-пакистанской границы, в районах, контролируемых племенными вождями, позволило ей частично восстановить свои возможности, утраченные почти семь лет назад, когда она была изгнана из Афганистана. Группа отчасти воссоздала свой учебный и операционный потенциал. Она усилила свою работу по вербовке и пропаганде. Она сформировала более устойчивую структуру руководства. Она планирует свои заговоры с запасом, так, чтобы наиболее опытные террористы могли привести в действие запасной вариант, когда основной сценарий провалился.



Владимир Абаринов: По последним сведениям, новоизбранный президент Барак Обама намерен предложить остаться на своих постах директору национальной разведки адмиралу Майклу Макконнеллу и директору ЦРУ генералу Майклу Хэйдену.


XS
SM
MD
LG