Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Надежды политиков Украины и Грузии относительно перспектив вступления их стран в НАТО


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Виталий Еремица и Коба Ликликадзе .



Андрей Шарый : О надеждах политиков Украины и Грузии относительно перспектив вступления их стран в НАТО я беседовал с работающими в эти дни в штаб-квартире североатлантического альянса корреспондентом украинской службы Радио Свобода в Брюсселе Виталием ЕремИцей и обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе.


Получил ли Тбилиси то, чего ожидал?



Коба Ликликадзе : Нет, конечно, еще не получил, но настроение, можно сказать, такое оптимистическое. Грузия ожидает, что все-таки страна получит какой-то годовой план по действу или же будет углубленное сотрудничество в рамках совета НАТО и Грузия. Об этом, между прочим, говорил и Дэвид Милибенд.



Андрей Шарый : Каковы настроения украинской делегации? Есть ли ощущение, что удастся существенно в ходе этой встречи министров иностранных дел стран НАТО продвинуться Киеву?



Виталий Еремица : Настроения украинской делегации, я думаю, такие же, как и у грузинской. Если не будет идти речь о плане, то во всяком случае, самым оптимистическим остается так называемый британский вариант, согласно которому Украина и Грузия могут со временем стать членами НАТО в процессе работы над такой компромиссной программой углубления отношений на уровне комиссий Украина-НАТО, Грузия-НАТО.



Андрей Шарый : На Украине, как известно, не прошел референдум по вопросу о вступлении республики в НАТО. Согласно опросам общественного мнения, значительная, если не большая часть украинцев выступает против этого решения. Может ли повлиять такая политическая обстановка в республике на решение НАТО?



Виталий Еремица : Граждане Украины должны получить достаточно информации для того, чтобы знать, что она, чем больше, тем лучше. Потому что даже Джеймс Патурай, который является официальным представителем НАТО, говорил, что «мы часто говорим об уровне сознания в обществе относительно НАТО, уровне знаний, но я сам не уверен, что мои соотечественники знают больше о НАТО, чем, скажем, те же украинцы».



Андрей Шарый : Даже лояльно относящийся к стремлению Тбилиси вступить в НАТО политики часто говорят о том, что поведение Михаила Саакашвили во время августовского конфликта было импульсивным. Эта импульсивность нынешних грузинских властей не может стать препятствием для вступления Грузии в НАТО, учитывая, что там существует правило, согласно которому все воюют за одного?



Коба Ликликадзе : Совершенно верно, Андрей. Дело в том, что и Кондолиза Райс, выступая 26 ноября, говорила у Грузии и у Украины тоже есть много недостатков. Многие стандарты должны удовлетворять… Естественно, в плане интеграции в НАТО, по этим стандартам, естественно, есть шаги назад, сделанные со стороны Грузии. Те же ноябрьские события, августовская война с Россией – естественно, это все минусы. Это все большие минусы. Знаете, отношение такое – НАТО решила, что Грузия и Украина станут членами этой организации. Сейчас они решают, что с этим сделать. Страны НАТО и альянса они как между молотом и наковальней, они должны как-то удовлетворить все амбиции и стремления Грузии. Потому что, во всяком случае, вступление для грузинского общества, для Грузии в НАТО – это не вопрос одного правительства. Все понимают, что есть стандарты. И здесь все думают, что как раз будет противоречие сейчас, в данный момент. Потому что есть стандарты, которые установлены в 1999 году. И ПДЧ, считают Германия, Франция и другие члены, это обязательная процедура для вступления в НАТО. Как они сейчас будут решать, чтобы и овцы были целы, и волки сыты – мы увидим.



Андрей Шарый : Что говорят в кулуарах встречи в Брюсселе? Есть ли ощущение, что с оглядкой на позицию России действуют натовские политики.



Виталий Еремица : Безусловно, российский фактор очень влиятельный, в переносном смысле. Известно, что после военных действий на Кавказе, Украина и Грузия понадеялись на то, что это позволит им приблизиться к НАТО. Они решили, что мир увидел настоящее агрессивное лицо Кремля, и это увеличивает наши шансы для вступления в НАТО. Но все получилось по-другому, потому что для Германии и Франции эта война только подтвердила возможные риски ухудшения ситуации относительно Тбилиси и относительно Украины.



Андрей Шарый : Коба, по вашему ощущению, грузинская и украинская делегации, Киев и Тбилиси, действуют сообща? Координируют действия или каждый стремится через свою калитку в НАТО попасть?



Коба Ликликадзе : О! Этого я не могу знать. Но я думаю, что все-таки какая-то координация есть, потому что состоится совет Украина-НАТО и Грузия-НАТО. Не исключено, что в кулуарах уже разрабатывают какие-то правила, не знаю, правила поведения. Во всяком случае, грузинское правительство не с пустыми руками приехало в Брюссель. Грузия будет напоминать странам НАТО, что маленькая страна, которая находится под агрессией, готова посылать ограниченный контингент в Афганистан. Грузия хочет показать, что страна, которая не является членом НАТО, действует как член НАТО. А что касается вопроса Украины, то, я думаю, это общеизвестный факт, что с Украиной у Грузии самые тесные стратегические партнерские отношения. Это сказывается, это видно будет, насколько они подготовили, насколько они сблизили свои позиции, насколько они будут выступать как бы единым фронтом.



XS
SM
MD
LG