Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Даст ли Россия пример расширения президентских полномочий на Кавказе


Ирина Лагунина: Подаст ли Москва пример соседним постсоветским странам в увеличении сроков президентских полномочий? В странах Южного Кавказа подобные идеи только высказываются отдельными политиками и экспертами, в отличие от стран Центральной Азии, где некоторые президенты получили право пожизненного руководства. К списку таких стран может вскоре присоединиться и Азербайджан. Не так давно руководители правящей партии «Ени Азербайджан» заявили о необходимости убрать из Конституции сроки, ограничивающие полномочия президента Ильхама Алиева. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Дмитрий Медведев выступил с инициативой об увеличении срока в России в начале ноября, обращаясь с посланием к Федеральному посланию. Через несколько дней после кремлевской инициативы похожие заявления раздались и в Баку. Заместитель исполнительного секретаря правящей партии «Ени Азербайджан» и депутат парламента республики Сиявруш Наврузов предложил изъять из конституции положения, ограничивающие сроки полномочий президента Азербайджана. Эти положения он назвал недемократичными. Наврузов подчеркнул, что этот вопрос будет рассмотрен в правящей партии, а затем и в парламенте. Азербайджанский политолог Зардуш Ализаде не исключает, что во время своего второго президентского срока Ильхам Алиев воспользуется идеей активистов правящей партии «Ени Азербайджан».



Зардуш Ализаде: Все существующие объективные предпосылки говорят в пользу того, что Россия стала пионером некоего опыта, который попытаются другие диктаторские режимы повторить. В частности, в Азербайджане еще до этого очень много разговоров шло, еще при жизни Эльдара Алиева, что он благодаря своим феноменальным способностям заслуживает быть пожизненным президентом. Его окружение это повторяли, выкаблучивались, заслуживали. Но у него хватило благоразумия ограничиться двумя с половиной сроками. А вот насчет его сына, как только он пришел, сразу стали говорить, что исходя опять же из генетических особенностей ему нужно продлить срок. И сейчас как раз накануне российской инициативы опять некоторые депутаты, члены руководства партии «Ени Азербайджан», которая является худшим клоном КПСС, говорили о необходимости продления срока. Я думаю, что все-таки Ильхам Алиев может пойти на это, больше вероятностей, что во второй половине своего второго срока на это пойдет. Или же он выдвинет свою жену, а потом время покажет.



Олег Кусов: Увеличение срока президентских полномочий в постсоветских странах происходит и без московских подсказок, полагает российский политолог Александр Караваев.



Александр Караваев: Я думаю, что какой-то закономерности, связанной с тем, как переходят «авторские права» на продление президентского срока того или иного лидера или вообще на внесение исправлений в конституцию таким образом, чтобы это правление осуществлялось неограниченное количество лет, фактически до физической кончины лидера, так вот таких «авторских прав» нет ни у одной постсоветской системы. То есть они с самого начала развивались по такой траектории, при которой рано или поздно такой вопрос должен был бы возникнуть. И вот в в 90 годы наиболее ранний период этот вопрос возник в Центральной Азии, когда постепенно вносились изменения в конституцию Казахстана, по которым Нурсултан Назарбаев мог править сначала на один год больше, потом одно из следующих внесенных изменений позволяло ему фактически переизбираться неограниченное число раз. То же самое в другом режиме правовом можно наблюдать в Узбекистане. Ну и наконец одна из форм продолжения присутствия у власти политической группы продемонстрировала нам в Азербайджане, где на смену Гейдару Алиеву пришел его сын Ильхам Алиев. То есть весь вопрос заключается в том, насколько пролонгация власти, насколько она, во-первых, соответствует законодательству, во-вторых, насколько соответствует тем требованиям, которые предъявляют к постсоветским демократиям страны Запада и в зависимости от вилки между одним и другим каждая страна решает этот вопрос в соответствии со своей национальной спецификой.



Олег Кусов: Авторитарные идеи популярны среди политических элит всех южнокавказских стран, так считает грузинский политолог Сосо Цискаришвили.



Сосо Цискаришвили: Южный Кавказ с большой охотой перенял бы пример Туркменистана или Казахстана, где возможно президентство до конца собственных дней, когда отдельно избранный президент. Это все-таки шесть лет, это не пожизненное президентство. Хотя, наверное, для стабильности правления лучше уж 7-8 лет, но одного-единственного срока президентства, чем дважды по шесть. С точки зрения сохранения демократии. В крайнем случае американский опыт показывает, что в большинстве случаев избранный президент на первый срок сохраняет за собой президентство и на второй срок. Дважды шесть – это 12, а за 12 лет рукой подать и до примера Туркменбаши. Это не победа демократии, а это логика той демократии, которая сейчас и в России, и во всех трех странах Южного Кавказа. Так что пока демократия хромает и скорее всего уменьшается демократический устой во всех четырех кавказских государствах, думать о перспективах и положительных сторонах таких изменений не приходится. Почему нет, если по всем другим вопросам Армения вынуждена следовать за Россией, потому что у нее нет независимой экономики и с точки зрения политики она тоже абсолютный сателлит России, а почему не по срокам президентства. Что, какой-нибудь президент Армении будет против шести лет вместо четырех? Не думаю. Соответственно прецедент российский президент будет принят всеми странами Кавказа.



Олег Кусов: Армянские политики своим соседям демонстрируют пример в отношении к конституционным срокам полномочий руководителей. Ни один из президентов Армении пока не поднимал вопроса об увеличении своего периода пребывания у власти. Двумя сроками ограничился и президент непризнанного Нагорного Карабаха Аркадий Кукосян. Ереванский политолог Александр Искандарян утверждает, что армянская политическая реальность значительно отличается от российской.



Александр Искандарян: На сегодняшний день об этом не говорят вообще, то есть чтобы эту модель применять здесь. Более того, я думаю, что та модель, которая есть в Москве, она исходит из российской политической реальности, она связана именно с тем, каким образом и как менялась власть в России, вот с этой сменой Медведев - Путин и то, что Путин остается в политике, он является частью процесса принятия решений и так далее. То есть решение очевидно покоится на российской политической реальности. Армянская политическая реальность другая, я не думаю, что это может быть применено так механистически просто потому, что это случилось в России. Принцип домино тут не работает. Страны разные, разные по размерам, они разные по политическим традициям, по-разному происходили смены президентов.



Олег Кусов: Руководство Грузии часто подчеркивает свою приверженность принципам европейской демократии. Прежние руководители постсоветской Грузии добровольно в отставку еще не уходили. Положить конец этой традиции намерен нынешний президент Михаил Саакашвили. Его президентские полномочия истекают в 2013 году. Недавно Саакашвили заявил, что согласно конституции Грузии он намерен по завершению срока действия президентских полномочий больше не выдвигать свою кандидатуру на пост руководителя Грузии. При этом российский политолог Александр Караваев полагает, что президент Михаил Саакашвили может не уйти от искушения продлить свои реальные полномочия, чисто внешне соблюдая демократические нормы.



Александр Караваев: Надо сказать, что Грузия находится с одной стороны в наиболее сложном положении, но это положение на текущий день и в тактическом смысле оно более сложно для пролонгации режима Михаила Саакашвили. Но в долговременном плане, я думаю, что у Саакашвили есть возможности, чтобы он сформировал такую комбинацию действий, при которой он остался бы у власти, наименее задев демократические стандарты. Дело в том, что у Саакашвили ведь очень много разнообразных ходов для решений это пробелы. Прежде всего это связано с тем, что он достаточно молодой политик. Он мог бы действительно, как он заявил, не выдвигать свою кандидатуру на следующих президентских выборов, а просто пойти по российскому сценарию, в какой-то степени российскому, назначив себе преемника из более-менее лояльной группы и затем, возглавляя партию, находиться в политическом пространстве Грузии и потом уже на каком-то этапе при необходимости вернуться в президентское кресло.



Олег Кусов: У руководителей постсоветских государств схожая политическая культура, полагает бакинский политолог Зардуш Ализаде.



Зардуш Ализаде: Я бы сравнил бы с рыбьей стаей: косяк идет и вдруг мгновенно перестраиваются налево, потом направо. И вот эти импульсы, какое-то биологическое поле существует между этими людьми, все выкормыши советской системы. Им нет необходимости что-то писать друг другу, с полуслова понимают. У них есть язык символов, контекста, подтекста, они все понимают прекрасно и повторяют одно и то же. В России применяют технологию фальсификации выборов, у нас выполняют то же самое. В Армении сначала карусель, потом у нас карусель. У нас пространства идет монополизация информационного пространства, Россия повторяет то же самое, что сделал Гейдар Алиев. То есть тут ничего выдумывать не надо, они понимают друг друга. И как косяк рыбы повторяют те же маневры.



Олег Кусов: Постсоветских государств с похожей культурой уже не существует, утверждает армянский политолог Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Есть определенные страны, в которых существуют султанаты, в которых власть передается по наследству, в которых устанавливается вечный срок президентства, то есть президент не меняется. А с другой стороны есть, правда, в том же самом бывшем Советском Союзе, которые наладили смену власти и принятие этой смены власти обществом. Классические примеры – это Литва или Молдова, с одной стороны, Туркменистан, Узбекистан, с другой стороны. Есть страны между, есть страны, которые систему передачи власти каким-то образом вырабатывают, но у них получаются проблемы, случаются революции, эти смены бывают не очень законными, иногда проливается кровь, иногда бывают бурные события, происходят революции. Но ротация власти происходит, одни люди сменяют других. Это просто разные политические ситуации, разные политические культуры. Хорошо это или плохо? В тех странах, в которых это происходит, передача власти по наследству, всякие преемники, всякие вечные президенты – это, конечно, плохо, это лишает выработке демократической политической системы, а как мы знаем, демократическая политическая система очень неплохо влияет на развитие страны.


XS
SM
MD
LG