Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Русского Букера» получил роман Михаила Елизарова


Премия "Букер" существует в России с 1991 года

Премия "Букер" существует в России с 1991 года

Лауреатом литературной премии «Русский Букер» за 2008 год стал автор романа «Библиотекарь» Михаил Елизаров. Победитель избран из шести финалистов, среди которых были еще писатели Илья Бояшов, Елена Некрасова, Герман Садулаев, Владимир Шаров и Галина Щекина.


Об истории, пожалуй, самой престижной независимой литературной премии рассказывает литературный критик, заместитель главного редактора журнала «Знамя» Наталья Иванова, которая неоднократно входила в жюри «Русского Букера»: «Премия "Букер" существует в России с 1991 года. Она была учреждена британской компанией, которая называлась Booker plc и Британским советом в России. Первым лауреатом премии "Букер" стал Марк Харитонов. Тогда в шорт-листе были Людмила Петрушевская, Владимир Маканин, и, в общем-то, все мы были уверены в лидерстве Петрушевской. Но получил Харитонов. И с самого начала "Русский Букер" захотел заявить о себе как о таком слегка перпендикулярном по отношению к достижениям современной русской словесности явлении. Несколько раз "Букер" менял своих спонсоров. После того, как предпоследним спонсором была "Открытая Россия", то есть Михаил Борисович Ходорковский, а последние два или три года спонсором является ВР, британская компания. Так что "Букер" слегка вернулся в страну происхождения. По памяти о великой русской литературе, о литературе "Толстоевского" пришили нам такую спонсорскую культурную и материальную помощь оказать. Эта премия, по крайней мере, внутри нашего литературного сообщества пробуждает какие-то старые, забытые инстинкты. Каждый почти из членов жюри, возглавлявших тот или иной год, говорил о том, что, надо же, русская литература-то, оказывается, существует. Давайте на забывать, что перед этим были какие-то сплошные государственные подачки и премии. Она была свободной, независимой, она, в общем, и сейчас такая независимая. Просто премий стало несколько сотен. Насколько я знаю, английский "Букер" присуждается все-таки за книгу, которую можно подарить на Рождество и на Новый год, то есть книгу изначально ту, которую интересно будет открыть не только члену литературного сообщества. Трудно себе представить, что кому-то подарили на Новый год роман Гальего или Дениса Гуцко, человек открыл этот подарок, развязал розовенькую тесемочку и стал это читать. Все-таки русская литература всегда отличалась особым вниманием к страданию человеческому, к проблематике, имеющей глубинно-болезненные смыслы. Это не радостная литература, от Маканина до Бутова, от Шишкина до Павлова, от Андрея Сергеева до Азольского... В этом списке побеждают вещи, которые читать нелегко. Лидером продаж букеровские книги, как правило, не являются в России, в отличие от Великобритании».


Что чувствует писатель, получивший Букеровскую премию? Как эта награда влияет на литературную судьбу? Говорит обозреватель Радио Свобода Александр Иличевский, лауреат Букеровской премии 2007 года за роман «Матисс»: «Церемония вручения премии сама по себе очень торжественная. Раньше я на таких церемониях не бывал, тем более она была подогрета обедом в английском посольстве, где перед нами стояли карточки с нашими фамилиями. И традиция этого английского обеда, который был в посольстве, была перенята самой церемонией. Не часто мне приходилось до того бывать в таких ситуациях, психологически это было достаточно тяжело. Что касается писательской судьбы, безусловно, «Букер» на нее повлиял, и чем дальше, тем это становилось очевиднее. Конечно, первые полтора-два месяца я все это воспринимал как довольно поверхностную суету, как шум повышенной энергичности. И только потом стало проясняться на деле, что же такое есть "Букер", какова его роль, и в конечном итоге факт премии набрал очевидный вес. Я не могу это оценивать в каких-то количественных мерах, и это вряд ли касается тиражей, или момента известности имени, но внутренне это мне добавило спокойствия. О чем, собственно, мой учитель и старший товарищ Алексей Парщиков меня и предупреждал, говоря о пользе премии. В конечном итоге, именно это в спокойствие рабочего момента и вылилось».


Обозреватель Радио Свобода, поэт Елена Фанайлова говорит о победителе конкурса этого года Михаиле Елизарове: «Букеровское жюри под председательством критика Евгения Сидорова, которое наградило роман Михаил Елизарова "Библиотекарь", сначала составило короткий список из романов-антиутопий, романов-сатир, альтернативных историй. И многим критикам казалось, что победить должен Владимир Шаров с романом "Будьте как дети" — мифом о крестовом походе детей, который был инспирирован Владимиром Ильичем Лениным. Но победил молодой писатель, выходец из Харькова и житель Германии Михаил Елизаров со своим вторым изданием романа "Библиотекарь". Елизаров начинал как последователь Сорокина и Мамлеева, однако теперь критики отмечают, что он эволюционирует от скандальной эпатажности к интеллектуально насыщенной беллетристики. Для главного героя романа Елизарова "Библиотекарь", 30-летнего Алексея Вязинцева, штампы советского застоя оказываются сильнейшим мистическим переживанием. Я процитирую: "В аэропорту его встречали товарищи Черненко, Зайков, Слюньков, Воротников, Владислав Третьяк, Ирина Роднина с большой буквы, ‘Артек’, ‘Тархун’, ‘Байкал’, фруктово-ягодное мороженое по семь копеек, молоко в треугольных пакетах… Жевачка бывает апельсиновой и мятной. Чехословацкие ластики тоже можно есть…" И вот такого рода тексты являются источником, носителем советского, совкового мистического заряда. Корпус сочинений некого полузабытого советского писателя Дмитрия Громова с такими типичными для 60-70-х годов названиями "Пролетарская", "Дорогами труда", "Серебряный плес", "Тихие травы" оказывается концентратом мистического духа, и вокруг этих книг образуется тайное сообщество, члены которого просто припадают к этим романам об ударниках труда и колхозных председателях, как к мощному допингу. Это довольно забавная история борьбы этих разных группировок или сект, они называются "библиотеками", за обладание этими книгами. В общем, довольно комично. Люди просто бьют друг друга под звуки песни "Любовь, комсомол и весна". Конечно, это стилизация советского. Если Сорокин совершенно лишен пафоса и скорее деконструирует эту советскую мифологию, то Елизаров, который гораздо моложе, преуспевает в некотором пафосе. В Елизарове чувствуется безусловное уважение к музыке Пахмутовой, словам Добронравова, к детским телепередачам. В этом, может быть, обаяние этой книги».


XS
SM
MD
LG