Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что стоит за отказом президента Белоруссии приехать в Москву на заседание президиума Союзного государства


Ефим Фиштейн: Много дипломатического шуму наделал демонстративный отказ белорусского президента Лукашенко явиться в Москву на заседание президиума Союзного государства Белоруссии и России. Многие усмотрели в этом демарше продолжение взятого им курса на расширение маневренного пространства в отношениях с Европой и Россией. Другие считают, что это не более, чем попытка шантажа с целью выбить для своей страны льготные цены на нефть и газ. Мой редакционный коллега Андрей Бабицкий вносит в этот вопрос ясность.



Андрей Бабицкий: О причинах срыва заседания Высшего государственного совета союзного государства и отмене визита Александра Лукашенко в Москву ни пресс-служба Кремля, ни официальные белорусские чиновники так и не сказали ничего вразумительного. Разногласия по повестке дня, - такова версия сторон, однако в чем именно заключалась суть этих разногласий, публике никто так и не разъяснил.


А между тем, встреча президентов, как на то намекали неоднократно и Москва и Минск, имела перспективы стать судьбоносной. Еще в ноябре сам президент Белоруссии заявил о том, что до конца года "союзные отношения должны быть подняты на новую высоту". А подписание соглашения о единой системе ПВО, которое должно было состояться во время встречи Дмитрия Медведева и Александра Лукашенко, событие давно разрекламированное и тоже эпохальное.


Как видятся из Минска обстоятельства очередного конфуза? Дело, конечно же, в расхождениях по целому ряду политических и экономических вопросов. Белорусский политолог Андрей Федоров.



Андрей Федоров: Здесь явно какие-то глубинные противоречия, причем скорее всего не одно какое-то, а сразу несколько. Беларусь явно хочет снизить цену на газ на следующий год в связи с падением цен на нефть. Безусловно, это и отмена пошлины на нефть, которой сейчас добиваются белорусские представители на переговорах с российскими. Так что это, безусловно, вещи достаточно принципиальные.



Андрей Бабицкий: Юрий Шевцов, политолог, чьи взгляды близки официальной позиции Минска, считает, что все проблемы, возникающие на пути сближения двух государств, имеют одну причину: стремление России поставить Беларусь в подчиненное положение в рамках единого государства.



Юрий Шевцов: Это политический конфликт, потому что все остальное отражает основную проблему, которая существует между Россией и Белоруссией все время, пока у власти в России находится Путин. А именно, какова должна быть модель союзного государства и союзных отношений. Белорусская сторона настаивает на модели, которая напоминает Советский Союз, то есть суверенные государства и сильный союзный центр, как такой центр власти, который нависает и над Россией и над Белоруссией. При такой модели Беларусь получает возможность влиять на Россию. А с точки зрения Путина как политика и Путина как некоей абстрактной фигуры эта модель нехороша, предлагается модель другая – Россия доминирует и не создает никакого сильного союзного центра, а выстраивает отношения по принципу Россия ведущая, остальные подчиненные.



Андрей Бабицкий: Срыв подписания соглашения по единой системе ПВО также обусловлен нежеланием Минска отказываться от военного суверенитета в отсутствие окончательно сформулированных и принятых принципов межгосударственных отношений, говорит Юрий Шевцов.



Юрий Шевцов: У нас сегодня существует объединенная воинская группировка российско-белорусская и в рамках нее достигнуто максимально возможное сближение России и Белоруссии при сохранении полного контроля России и Белоруссии за своей частью этой объединенной воинской группировки. А единая система ПВО подразумевает передачу Белоруссией возможности принятия решения об открытии огня командному пункту, расположенному в Москве. Это резко усиливает степень военной безопасности Белоруссии, ибо очень быстро можно принять решение об открытии огня и кроме того в случае создания единой системы ПВО естественно белорусское ПВО будет полностью интегрировано в российское, где используется ядерное оружие. Поэтому с точки зрения военной единая система ПВО дает Белоруссии полную военную безопасность от возможного удара НАТО. Но с точки зрения политической это означает отказ Белоруссии от военного суверенитета. Поэтому это очень серьезная проблема и это главное, что сейчас должно обсуждаться между двумя странами.



Андрей Бабицкий: Директор зарегистрированного в Литве белорусского института стратегических исследований Виталий Селицкий говорит о мифологизации межгосударственных отношений, которые могли бы развиваться вполне нормально, если бы не желание извлечь из мифа о союзном государстве политическую выгоду.



Виталий Селицкий: Белоруссия и Россия оказались в ситуации, когда отношения заперты в каком-то институциональном фантоме, который называется Союзное государство Россия и Белоруссия, которое абсолютно в той форме, в котором оно существует, не является жизнеспособным организмом. Надо сказать, что любые взаимоотношения Белоруссии и России могут спокойно обходиться без этих рамок союзного государства. Торговые, политические, экономические, военные и так далее. На самом деле правовая база и договорная база для всего круга отношений между двумя странами блестяще разработана. Сам факт союзного государства использовался очень долго белорусской властью для того, чтобы получать определенные преференции со стороны России. Со стороны России подразумевалось, что платой за это будет политическое подчинение Белоруссии, на что Лукашенко сейчас явно не собирается идти и никогда не собирался идти. Случилось то, что рано или поздно должно было случиться, это, знаете, как барышню кадрить и танцевать, в конце концов ставится вопрос ребром – или женимся или разбегаемся. До выяснения таких отношений и дошло.



Андрей Бабицкий: Москва жестко отреагировала на демарш Александра Лукашенко. В день его несостоявшегося визита премьер-министр России Владимир Путин подписал решение о строительстве балтийской трубопроводной системы - БТС 2, которая будет проложена в обход Беларуси. В Минске нет ни малейших сомнений в том, что это был именно ответ.



Андрей Федоров: Началась вся эта история достаточно давно, произошло в конце прошлого года после того, как был известный газовый конфликт, Россия ввела спецпошлины на нефть, в ответ Белоруссия перекрыла нефтепровод «Дружба» и потребовала какие-то очень крупные суммы за транзит. Тогда еще господин Вайншток, который командовал «Транснефтью», он озвучил, по крайней мере, идею, не знаю, у кого она возникла, провести трубопровод в обход Белоруссии и заодно и Польши. С тех пор эти идея обсуждалась неоднократно, она то замерзала, то опять оживала. И вот последнее решение Путина - это совершенно очевидно неслучайно. Для Белоруссии, безусловно, потеря достаточно существенная, достаточно приличные деньги. Белоруссия неоднократно выступала против этого строительства, то есть уговаривала Россию этого не делать. Это лишнее подтверждение того, что проблемы, возникшие перед саммитом, далеко не случайные, решение Путина было явно не спонтанным.



Андрей Бабицкий: Юрий Шевцов считает, что есть тем не менее варианты, при которых строительство БТС 2 не скажется на судьбе нефтепровода "Дружба", который проходит по территории Беларуси, хотя в целом БТС 2 представляет собой серьезную угрозу.



Юрий Шевцов: Это зависит от ситуации в Закавказье. Дело в том, что если будет продолжаться и нарастать транзит нефти из региона Каспийского моря прежде всего из Казахстана через Грузию, то тогда для Белоруссии строительство БТС-2 угрожает большими проблемами. Ибо через БТС-2 от белорусского направления будет отведено примерно 50 миллионов тонн нефти из нынешнего 70-80-миллионного транзита через Беларусь. То есть почти весь транзит может тогда уйти, во всяком случае будет такая техническая возможность. Это создает проблемы, не коллапс, но проблемы. Но если прикаспийская нефть пойдет в Европа в значительной мере через Россию, то эти же 50-70 миллион нефти, которые может забрать на себя БТС-2, они в той или иной форме пойдут через Беларусь, только в виде каспийской нефти или как-то еще будет скомбинировано. Поэтому в принципе это проблема более широкая, чем российско-белорусские отношения.



Андрей Бабицкий: Заметное изменение политической атмосферы в Беларуси, возобновившиеся контакты между руководством страны и европейскими структурами и, наконец, отказ Лукашенко приехать в Москву позволили некоторым аналитикам заговорить о намерениях белорусского лидера сделать ставку на партнерство с западом во внешней политике.


Это делается из прагматических соображений, говорит Андрей Федоров.



Андрей Федоров: Сейчас отношения с Западом, прежде всего с Европейским союзом улучшились, отрицать нельзя. Причины тоже достаточно очевидные. Та ситуация экономическая, во-первых, которая возникла, кризис экономический. Белоруссии сейчас нужны деньги, и те два миллиарда, которые выделила Россия, причем с определенными условиями – это мало, она ищет и в других местах. Во-вторых, конечно, сказался и грузинско-российский конфликт, он довольно сильно напугал Европу, которая тоже со своей стороны сделала несколько шагов навстречу. И теперь белорусское руководство явно пытается сыграть на два фронта. Я не думаю, что это такой откровенный шантаж «уйду на Запад». На Запад он не уйдет, он недавно в интервью «Франс пресс» достаточно откровенно сказал, что ни в НАТО, ни в Евросоюз мы не стремимся. Но, тем не менее, продемонстрировать свою независимость, да, действительно это имеет место.



Андрей Бабицкий: Лукашенко не планирует сколько-нибудь серьезных демократических реформ, но сама логика событий, необходимость проводить фундаментальные экономические преобразования, чтобы удержать власть и страну, может серьезно видоизменить и общество и государство, утверждает Виталий Селицкий.



Виталий Селицкий: Действительно, Лукашенко хочет немножко ослабить вассальские отношения между Белоруссией и Россией, на которые он сознательно шел, исходя из внутриполитических целей. И да, он действительно пытается в какой-то степени переложить груз по поддержанию, поскольку Россия его не может, не хочет и не в состоянии унести в связи с кризисом, то нужно переложить частично на Запад. При правильном, разумном, не таком воспаленном подходе это не то, что повредило бы России, ее интересам. Сохранять отношения, которые сложились, оно достаточно дорого для самой России. И в то же время оно приводит к тупиковому состоянию в Белоруссии, потому что тормозит развитие, тормозит нормальный выбор пути.



Андрей Бабицкий: Отношения между Москвой и Минском уже давно не безоблачные, однако их парадигма за долгие годы приобрела устойчивый, неизменяемый рисунок: после очередного скандала примирение и жаркие объятия и вновь до новой ссоры.


XS
SM
MD
LG