Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

И хочется, и колется – почему испанцы боятся прихода Лукойла на испанский нефтяной рынок


Ефим Фиштейн: В Испании развернулась полемика вокруг попыток российского «Лукойла» приобрести контрольный пакет акций испано-аргентинской нефтяной компании «Репсоль». Суть полемики сводится к тому, можно ли отдавать в руки России предприятие, которое испанцы считают стратегическим. С подробностями из Мадрида – наш корреспондент Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: Сразу отметим, что многим независимым наблюдателям эта сделка представляется непонятной и неразумной. Не ясно, зачем «Лукойлу» понадобилась проблемная компания, работающая крайне нестабильно, в частности, на вулканоподобном латиноамериканском рынке, где она несет убытки и где ее постоянно грозят национализировать местные правители: то в Аргентине, то в Венесуэле, то в Боливии. Не до конца понятна и позиция испанского правительства, которое то радуется, что наконец-то нашелся покупатель, способный вытянуть «Репсоль» из финансовой трясины, то громогласно заявляет, что не позволит отдать компанию в «чужие» руки. Не внесло ясности в этот вопрос и последнее заявление на тему «Репсоль» премьер-министра страны Хосе Луиса Родригеса Сапатеро:



Х.Л.Родригес Сапатеро: Правительство будет защищать «Репсоль» с тем, чтобы эта компания продолжала оставаться испанской, независимой от кого бы то ни было. Одновременно мы намерены уважать законы свободного рынка. Правительство не может вмешиваться в деятельность частного предприятия. Мы можем его поддерживать, но не можем вмешиваться в его работу.



Виктор Черецкий: Некоторые обозреватели отметили, разумеется, в шутку, что Родригес Сапатеро, вознамерился предоставить «Лукойлу» испанское гражданство, ведь, похоже, другого средства, чтобы «Репсоль», в случае ее продажи россиянам, оставалась испанской просто не существует. Кстати, в последнее время испанцы уже изрядно намучилось с этой компанией. Так, два года назад ее контрольный пакет акций, при активном содействии правительства, с большим трудом удалось сбыть испанской строительной корпорации «Сасир Вальермосо». Теперь это предприятие вконец разорилось, задолжало миллиарды евро банкам и выставило свою долю в «Репсоль» на продажу, авось, кто купит обесцененные акции по высокой цене. Покупатель нашелся. Но для лидера парламентской оппозиции консерватора Мариано Рахоя испанскую компанию следует продолжать «спасать» любой ценой и ни в коем случае нельзя отдавать россиянам:



Мариано Рахой: Если говорить о соблюдении государственных интересов, то я хочу напомнить, что «Репсоль» - это не сеть гостиниц. Эта компания имеет большое стратегическое значение. Она работает в области энергообеспечения нашей страны. Поэтому недопустимо, чтобы с целью решения чьих-либо личных проблем, это предприятие было передано в руки сомнительной корпорации, связанной с российским правительством, которое использует энергоносители для политического давления. У нас есть законы, которые позволяют не допустить эту сделку. Если правительство не использует эти законы, я обвиню его в грубом забвении интересов Испании.



Виктор Черецкий: В этом высказывании, в котором значение «Репсоль», по мнению наблюдателей, явно преувеличено, тем не менее, есть два момента, обращающие на себя внимание. Во-первых, намек на то, что в сделке с «Лукойлом» заинтересованы некие или некая высокопоставленная особа в самой Испании. Особа эта настолько высоко поставлена, что вслух она не называется, хотя в прессе не раз содержались намеки, что данная особа имеет акции разорившегося строительного предприятия «Сасир» и хочет получить свои деньги назад целыми и невредимыми. Второй момент выступления Рахоя – это выпад против «Лукойла», названного им «сомнительной» компанией, и российского правительства, якобы использующегося энергоносители для давления на партнеров. Здесь главный испанский оппозиционер не оригинален. Аналогичное мнение, правда, без ссылки на «Лукойл», содержится и в докладе Министерства обороны Испании на тему энергетической безопасности, подготовленном дивизионным генералом Луисом Вильянуэва и вице-адмиралом Хайме Муньос Дельгадо. Они уверяют, что Россия употребляет свои энергетически ресурсы для «достижения политической гегемонии - восстановления своего прежнего влияния в мире». Конец цитаты. Со своей стороны, Мариано Рахой опасается, что Россия захочет использовать «энергетический фактор» и в отношениях с Испанией.



Марьяно Рахой: Нашу нефть, наш газ и нашу электроэнергию нельзя отдавать в руки русского предприятия. Это может отодвинуть Испанию на задний план на мировой арене. Об этом должно знать наше правительство и я, со своей стороны, сделаю все, что от меня зависит, чтобы подобного не произошло.



Виктор Черецкий: Рахой предложил в парламенте создать комиссию для расследования деятельности «Лукойла». Однако разгоряченную полемикой голову испанского оппозиционера несколько охладил министр промышленности Мигель Себастьян. Во-первых, он напомнил, что «Лукойл» пока ничего не совершил в Испании, что могло бы стать темой расследования. Да и сделка еще далеко не завершена, а вот если она все же состоится, тогда само правительство Испании, независимо от мнения парламентской оппозиции, позаботится об интересах страны. Кроме того, у Испании нет своей нефти – она импортируется из той же России. Так что, если подернутые ржавчиной бензоколонки «Репсоль», основной капитал компании, и перейдут частично «Лукойлу», то трагедии не произойдет, считает Мигель Себастьян:



Мигель Себастьян: Если сделка состоится, то наше правительство будет делать то, что ему положено. Мы будем следить, чтобы соблюдались интересы потребителей, чтобы обеспечивались надежность поставок и интересы Испании в мире.



Виктор Черецкий: Со своей стороны, премьер Родригес Сапатеро напомнил в одном из последних выступлений, касающихся судьбы «Репсоль», и о законах свободного рынка, указав, что Испания демократическая страна с рыночной экономикой и что ранее сами консерваторы всегда выступали против вмешательства правительства в сделки частных компаний. Кроме того, «Репсоль» - далеко не монополист на испанском рынке энергоносителей. Здесь работает еще десяток компаний, реализующих топливо – и национальных и международных. Родргес Сапатеро:



Х.Л. Родригес Сапатеро: Как известно, я социал-демократ, но, как показывает практика, наша левая партия меньше думает и говорит о вмешательстве государства в экономику, чем испанские консерваторы, которые только рассуждают о либерализме, а на деле все хотят поставить под государственный контроль. Я полагаю, что вмешиваться нужно крайне осторожно и лишь для того, чтобы обеспечить безопасность и свободу рынка. Наша страна будет оставаться по-прежнему открытой для иностранных инвестиций. Я не считаю государственный протекционизм в экономике полезным для прогресса. Нам нужна мощная рыночная экономика, способная обеспечить благосостояние народа.



Виктор Черецкий: Судя по высказываниям в средствах информации, не разделяет опасений оппозиции, то есть, не возражает против потенциального нового акционера, и президент «Репсоль» - крупный предприниматель Антони Бруфау:



Антони Бруфау: Сейчас раздаются голоса, что государство должно вмешаться в дела компании и взять ее под контроль. Мне кажется, что если у нас рыночная экономика, то власти не должны вмешиваться в дела рынка. Так что давайте уж придерживаться существующих норм. Пусть работают в данном случае законы рынка, а не политика.



Виктор Черецкий: Отметим попутно, что некоторое предвзятое отношение к России в Испании отличает не только оппозиционера-консерватора Мариано Рахоя. Оно доминирует в стране со времен диктатуры генерала Франко, умершего еще в 1975 году. События последних 30 лет мало что изменили, хотя отношение к России давно утратило идеологический характер. Речь не идет и о какой-то особой русофобии испанцев. Для недоверия есть определенные основания. Это и традиционное для стран Запада неприятие нарушений прав человека в России, ее политики на Кавказе и ее попыток любыми средствами восстановить утраченное влияние в мире. Это еще и неверие в честность российского бизнеса. О преступности в далекой стране испанцы знают не понаслышке. Здесь регулярно, начиная с 90-ых годов, отлавливают и сажают в тюрьму по обвинению в совершении на испанской территории различных экономических преступлений сотни россиян. Не секрет, что некоторые бизнесмены, политики и чиновники из России занимаются здесь делами, которые порой оцениваются испанским правосудием как «отмывание незаконно нажитых капиталов». Масло в огонь полемики подлила в эти дни газета «Мундо», сообщив со ссылкой на испанскую прокуратуру, что с «Лукойлом» связан находящийся в испанской тюрьме с 2006 года Захар Калашов, он же Шакро-молодой, которого газета называет «главарем мафии» и «вором в законе».


Между тем пока не ясно, ни какая доля акций может достаться «Лукойлу», ни как он намерен за них расплатиться. Заместитель министра экономики Испании Давид Вегара:



Давид Вегара: Мы говорим с самого начала, что хотели бы видеть в руководстве «Репсоль» испанскую администрацию. Мы хотим, чтобы это предприятие по-прежнему играло важную роль в испанской энергетике. Но операция по его продаже еще находится на начальной стадии: пока не известны ее подробности – они попросту еще не оговорены. А посему преждевременно давать какую-либо оценку сделке с «Лукойлом».



Виктор Черецкий: По испанским источникам, «Лукойл» намерен купить у строительной фирмы «Сасир» имеющиеся у нее 20% акций «Репсоль». Россияне якобы готовы заплатить по 28 евро за акцию, то есть в два раза больше их цены на бирже. Общая стоимость пакета акций «Сасир» составит, таким образом, 6 миллиардов 400 миллионов евро. Но за подобную щедрость «Лукойл» требует от испанской стороны также пойти на уступки. Он не намерен платить ни евро за акции, а лишь возьмет на себя, предоставив соответствующие гарантии своей платежеспособности, долг разорившейся строительной фирмы перед группой испанских банков, которые два года назад кредитовали приобретение ею пакета акций. И это не все. «Лукойлу», похоже, 20% акций недостаточно, потому он хочет купить еще около 10% - у держателей этих акций - испанских сбербанков «Кайша», «Кайша Каталунья» и у страховой компании «Мутуа Мадриленья». Оплатить эту сделку вроде бы берется крупнейший сбербанк «Кайша». Президент испанского Института кредитования Аурелио Мартинес считает, что речь идет о непростой операции:



Аурелио Мартинес: Об этой операции нам известно лишь из источников «Сасир». Речь идет о миллиардах евро. В сделке могут участвовать, кроме всего прочего, более сорока банковских учреждений. Поэтому до ее заключения предстоит большая подготовительная работа.



Виктор Черецкий: Но чего, все же, может добиваться «Лукойл», покупая акции «Репсоль»? Вот мнение профессора барселонской высшей школы бизнеса Хуана Карлоса Мартинеса.



Хуан Карлос Мартинес: Известно, что «Репсоль» не относится к ведущим нефтяным корпорациям мира. Это сравнительно небольшая компания. Единственное, что, пожалуй, может вызвать интерес к ней – это ее присутствие в Латинской Америке. Подобный интерес спорен и он может проявиться только у крупнейших международных корпораций типа «Лукойла», не боящихся латиноамериканской нестабильности. Испанское правительство, хотя и заявляет о своем желании, чтобы «Репсоль» продолжала оставаться испанской, на деле не располагает возможностью удержать компанию – у него нет «золотой акции». Хотя, в принципе, вхождение России в состав акционеров «Репсоль» не должно повлиять на сферы деятельности компании. Это вхождение позволит России увеличить свое присутствие в латиноамериканском регионе, где оно незначительно даже по сравнению с Китаем и Индией. Кстати, энергетическая отрасль дает неплохую возможность увеличить свое стратегическое присутствие в любом районе мира.



Виктор Черецкий: Тем временем за тему взялись испанские юмористы. Телеканалы соревнуются между собой: наперебой дают собственную юмористическую версию дискуссии вокруг «Лукойла». Так, канал «Интерэкономия» в программе пародистов «Клоны» изображает премьера Родригеса Сапатеро и его заместителя по правящей Испанской социалистической рабочей партии Хосе Бланко. Сценка открывается пляшущим «казачок» актером-«клоном» Бланко в кроличьей шапке-ушанке и с бутылкой водки в руках.



«Да здравствуют русские, да здравствует Путин, Медведев, Шарапова и русская водка! – распевает Бланко, а, завидев премьера, приветствует его: Как дела, Сапатеров? Тот дает ему оплеуху и говорит, что праздновать рано, поскольку русские отказываются купить «Репсоль». Выход один – Бланко должен бежать к китайцам или найти еще кого-то, чтобы предложить им испанскую компанию. Цель – спасти от разорения «друзей»-предпринимателей. «Наша задача, поучает премьер, построить гуманный капитализм с «дружественным» лицом, то есть капитализм для наших друзей…».


XS
SM
MD
LG