Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Петербургский еженедельник "Дело" оказался под угрозой закрытия


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Андрей Шарый: Под серьезной угрозой закрытия оказался петербургский качественный еженедельник "Дело". Последний номер, если редакции не удастся найти новых источников финансирования, по некоторым данным, выйдет 22 декабря. Из Петербурга передает корреспондент "Свободы" Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Газета "Дело", известная независимой и критичной позицией своих авторов, высказываемой по актуальным вопросам современной российской политики, экономики и культуры, выходит в Петербурге больше 13 лет. Узок круг ее читателей. Это в основном образованные люди, которых не устраивает просмотр первого и второго телеканалов и чтение ангажированных газет. Говорит бывший заместитель главного редактора "Дела" политолог Дмитрий Травин...



Дмитрий Травин: В Петербурге это было одно из очень немногих свободных изданий. Конечно, мне лично жаль. Мне будет этой газеты не хватать.



Татьяна Вольтская: Только ли кризис виноват в проблемах этой газеты?



Дмитрий Травин: Тех, кто влиял на какие-то электоральные вещи, задавили еще много лет назад. Издания для узкого круга интеллектуалов, в том числе газету "Дело", всерьез никогда не давили. Но, насколько я понимаю, здесь есть сочетание факторов. С одной стороны, это все-таки главное, в газете менеджмент был поставлен, мягко говоря, не лучшим образом. Потом, насколько я понимаю, часть рекламодателей не очень стремится давать рекламу, если видит, что газета пишет о том, что "путинцы отняли квартиру".



Татьяна Вольтская: Главный редактор газеты "Дело" Сергей Чесноков явно не хочет пока произносить слово "закрытие"...



Сергей Чесноков: Сказать определенно, что мы точно не будем выходить, я не могу. Всегда сохраняется надежда на то, что на место наших спонсоров придут другие. Их поиск ведется. Но угроза такая, что, возможно, придется приостановить газетный выпуск, пока действительно есть. Если нам не удастся компенсировать те потери, которые у нас произошли из-за кризиса, то, возможно, мы на определенный какой-то срок перейдем в режим электронного СМИ, чтобы потом постараться вернуться снова в газетный вариант.



Татьяна Вольтская: Гораздо более мрачно смотрит обозреватель "Дела" Дмитрий Коцюбинский.



Дмитрий Коцюбинский: Та информация, которую мы имеем, штатные сотрудники, состоит в том, что 22 декабря выходит последний номер газеты "Дело", после чего никакого продолжения трудовой деятельности нам со стороны главного редактора не предложено. Из чего я делаю вывод, что газета закрывается де-факто.



Татьяна Вольтская: Сергей Чесноков уверен, что у его сотрудников, потерявших работу, трудностей не возникнет.



Сергей Чесноков: У нас превосходные сотрудники, каждый из которых наверняка будет востребован. Элитные журналисты высшего уровня! Другое дело, если они найдут работу, потом трудно будет их вернуть.



Татьяна Вольтская: Дмитрий Коцюбинский на практике знает, что журналистам с его взглядами найти работу сейчас чрезвычайно сложно.



Дмитрий Коцюбинский: В настоящее время я нахожусь в поиске нового места работы. И я не лукавлю - ни предложений, ни моих собственные предположений о том, чтобы я мог придумать, нет. Может, вообще придется уйти из профессии.



Татьяна Вольтская: В том, что газета сможет выходить в электронном виде, Дмитрий Коцюбинский тоже сомневается.



Дмитрий Коцюбинский: Говорить о продолжении существования газеты в интернет-формате имеет смысл тогда, когда есть ресурс, когда сохраняются трудовые договоренности с теми сотрудниками, которые делают газету. Ресурса скорее всего пока нет. Пока что говорить о том, что путь найден, вот по моим ощущениям, нельзя.



Татьяна Вольтская: Главный редактор надеется найти деньги на интернет-издания. Но его ответ на вопрос "есть ли деньги сегодня?" неутешителен.



Сергей Чесноков: Вот сию секунду, что мы разговариваем, пока нет.



Татьяна Вольтская: Причина закрытия "Дела" - не экономическая, она в том, что у власти больше нет потребности имитировать наличие в стране свободы слова, пусть и дозированной, считает Дмитрий Коцюбинский.



Дмитрий Коцюбинский: Главное, на чем держится медийный поток, - это на информации, которая комментирует действия власти и взаимодействие между властью и обществом. Так вот, в стране, где нет свободных выборов, где нет свободного функционирования политических партий, соответственно, нет запроса на информацию. Зачем она нужна, если все равно выбор делать не придется, его сделают за нас?



Татьяна Вольтская: Полагает Дмитрий Коцюбинский, оговариваясь, что после дела Ходорковского трудно рассчитывать, что бизнес отважится вложить хоть 10 тысяч долларов в оппозиционное издание.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG