Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в России цены не снижаются, как в США и Европе?


Почему в России цены не снижаются, как в США и Европе?



Андрей Бабицкий: Инфляция в России по итогам года составит 13-13,5% - таковы теперь и официальные прогнозы. Это больше, чем в прошлом году, когда цены в стране выросли на 12%.


В странах Европы или в Соединенных Штатах, на фоне начавшейся рецессии в экономике, цены снизились упали до минимума за последний год. Почему в России, несмотря на резкое замедление темпов экономического роста к концу года, темпы инфляции не снижаются? Тему продолжит мой коллега Сергей Сенинский...



Сергей Сенинский: ... В странах Европейского союза, использующих единую европейскую валюту, темпы роста цен за последние четыре-пять месяцев сократились вдвое – с 4% в июле до чуть более 2% в ноябре. Но можно ли говорить о том, что произошло это почти исключительно за счет падения цен на сырьевые товары, в первую очередь – энергоносители, или, например, металлы? И что цены на другие товары снижаются мало? Наш первый собеседник – в Германии – сотрудник Института мировой экономики в городе Киле Клаус-Юрген Герн:



Клаус-Юрген Герн: Динамику инфляции в Европе за последние месяцы определяло в основном падение цен на энергоносители и на продукты сельского хозяйства. Колебания цен на другие товары играли менее существенную роль.


И если в первом полугодии мы видели крутой взлет цен как на энергоносители, так и на продукты питания, то, начиная с сентября, - уже не менее стремительное их падение.



Сергей Сенинский: В Соединенных Штатах общее падение цен в октябре – сразу на целый процентный пункт - оказалось максимальным за последние 50 лет. А так называемая «базовая» инфляция, то есть без учета энергоносителей и продуктов питания, снизилась - впервые за период с 1982 года. Учитывая темпы падения цен, некоторые экономисты не исключают уже возможности наступления дефляции. Хотя не все с ними согласны... Из Вашингтона – директор исследовательского института CATO Уильям Нисканен:



Уильям Нисканен: Дефляция – это общее снижение всех индексов цен. А то, что мы наблюдаем сейчас, это дефляция лишь цен на сырье - в первую очередь, на нефть. В этом нет ничего необычного, они и в прошлом не раз взлетали и вновь падали. Мы видим сегодня резкое сокращение спроса на сырьевые товары, что неминуемо привело к падению цен на них.


Но вряд ли это приведет в ближайшем будущем к общему снижению всех цен. Например, в США темпы инфляции составляют ныне около 5%, даже несмотря на резкое падение цен на сырьевые товары...



Сергей Сенинский: И в США, и в Европе общий рост цен резко замедлился, в первую очередь, за счет их падения на энергоносители, а также металлы или зерно...


В России, в которой и энергоносителей, и металлов, и зерна – в избытке, общий рост цен по-прежнему превышает 10% в год. Причем по итогам 2008 года в целом он явно превысит прошлогодний. Почему? Из Москвы – главный экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков:



Евгений Гавриленков: Я думаю, что ситуация фундаментально в России особо не отличается с точки зрения ценообразования. Проблема заключается в том, что когда мы говорим о снижении цен в Европе, в Америке, в других странах, то при этом надо иметь в виду, что помимо предложений этих энергоносителей, металлов, чего угодно, есть еще такое понятие как спрос, платежеспособный спрос. Ни в какой из названных стран нет такого безудержного роста расходов бюджета, нет такого бурного роста заработных плат, который мы наблюдали в первом полугодии, даже еще в сентябре, то есть 30% рост заработных плат в целом номинальный. И это означает, что мы в целом готовы покупать по тем ценам, которые предлагают производители, поэтому снижения такого нет. В то время как в странах Западной Европы никто никогда не мечтает о таком росте зарплат, который мы наблюдаем.



Сергей Сенинский: Рост расходов бюджета сопоставим с темпами роста зарплат?



Евгений Гавриленков: Бюджетные расходы в России, например, в прошлом году увеличились на 40%, в этом году в первом полугодии тоже свыше 40% были темпы роста бюджетных расходов. Ни в одной из названных стран такого представить себе невозможно. 7-8, 5, 6% - вот на что увеличиваются бюджетные расходы.



Сергей Сенинский: На начале 90-ых годов прошлого века в Японии, после краха рынка недвижимости, наступил период настоящей дефляции, когда практически все цены в стране постепенно снижались - год за годом. В таких условиях покупатели не спешат вообще что-либо покупать, кроме самого необходимого: зачем, если через полгода то же самое можно будет купить вдвое дешевле. Но для экономики такая ситуация губительна...


И в Соединенных Штатах, и в Европе экономика сегодня оказалась в рецессии, то есть ее объемы не только не растут, но и сокращаются. И все это – на фоне падения цен... Из Вашингтона – Уильям Нисканен, институт CATO :



Уильям Нисканен: Сам по себе этот феномен действительно представляет проблему. Потребители, видя, как падают цены на акции, автомобили или жилье, решают, что лучше повременить с намеченной покупкой – через месяц-полтора она обойдется дешевле, чем сегодня. А когда эти полтора месяца пройдут, они подождут еще...


Такое развитие событий может привести к всеобщему сокращению спроса в национальной экономике, что само по себе – серьезная проблема. Но вряд ли оно приведет к дефляции, если иметь в виду общее снижение цен в стране.



Сергей Сенинский: Из Германии – Клаус-Юрген Герн, Институт мировой экономики, город Киль:



Клаус-Юрген Герн: Мне трудно представить подобную дефляцию сегодня в Европе. Ведь падение цен на импортируемое в европейские страны топливо не только способствует экономическому росту в целом, но и укрепляет покупательную способность европейских потребителей. В Европе, даже в случае усилившейся дефляции, всеобщее падение цен вряд ли случится: оно будет ограничено лишь энергоносителями.


Совсем другое происходило в 90-ые годы в Японии, где общему падению цен предшествовали и сокращение зарплат, и еще раньше – крах рынка недвижимости. Да, сегодня кое-где в Европе – например, в Испании и Ирландии, в некоторых скандинавских странах – возникли проблемы на рынке недвижимости. Но в целом, несмотря даже на глобальный финансовый кризис, в Европейском союзе нет признаков длительной дефляции. И потому нет оснований задействовать соответствующие механизмы...



Сергей Сенинский: Для России - японский сценарий дефляции также маловероятен, полагает Евгений Гавриленков, компания «Тройка-Диалог»:



Евгений Гавриленков: В России, конечно, ситуация очень существенно отличается от того, что было в Японии, не только макроэкономически, но и по культуре потребления, культуре сбережения. У нас нет такой культуры сберегать. В Японии во много дефляция была обусловлена тем, что была слишком высокая норма сбережений. Это обусловлено, в частности, такими национальными особенностями, когда довольно молодое население, работающее население 20-30-летнее. Заработная плата, относительный уровень ее очень невысок в Японии, и пик заработной платы приходятся на практически предпенсионный возраст. В то время как у молодого населения больше склонность к потреблению, больше потенциальная возможность расходовать средства, в то время как у зрелого населения уже больше склонность к сбережению. Это приводит к тому, что в Японии такая национальная культура обуславливает довольно высокую норму сбережения. Отсюда проблемы дефляции, которые наблюдались.



Сергей Сенинский: В России – скорее, наоборот: более молодые и зарабатывают больше, и тратят...



Евгений Гавриленков: В России такого, конечно, нет и вряд ли будет. И конечно, бюджетные расходы, динамика бюджетных расходов в трехлетнем горизонте предполагает по-прежнему довольно существенный рост этих расходов, что тоже будет поддерживать инфляцию на довольно высоком уровне.



Сергей Сенинский: Относительная девальвация евро – сколь эффективной мерой могла бы оказаться для возобновления роста экономики Европы? Или её эффект в нынешних условиях вряд ли будет значительным? Из Германии - Клаус-Юрген Герн, Институт мировой экономики:



Клаус-Юрген Герн: Я не скажу, что возможная девальвация евро не имела бы особого значения для роста экономики Европы – ведь значительная ее часть ориентирована на экспорт. Другое дело, что общее замедление роста мировой экономики может или свести на нет, или, по крайней мере, значительно снизить положительный эффект девальвации евро.


Рецессия сразу во многих странах мира пагубно отразится на европейском, а особенно - на немецком экспорте. Ведь сократятся сами рынки сбыта для европейских товаров.


Безусловно, девальвация евро стала бы положительным импульсом для развития экономики Европы: она не только стимулировала бы экспорт, но и ограничила импорт, что расширит возможности для европейских компаний на их собственном рынке. Во всяком случае, нынешнее 10%-ое, а то и большее обесценение евро, заметно укрепит экономику Германии и Европы в целом.



Сергей Сенинский: В России уже не исключают наступления рецессии, стагнации, то есть сокращения общего объема экономики – как это уже происходит в Европе и США.


Но при этом рост цен в стране остается более чем значительным. В теории такое сочетание называется стагфляцией – то есть стагнация экономики на фоне инфляции. Сколь в принципе вероятно такое развитие событий? Из Москвы – Евгений Гавриленков, главный экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог»:



Евгений Гавриленков: Я думаю, что такой вариант развития событий в принципе возможен и, более того, мы к нему привыкли. Все 90-е годы мы именно таким способом развивались, когда была галопирующая инфляция, в то время, как производство сокращалось. И угроза того, что мы перейдем к какому-то такому периоду развития, я не думаю, что он будет длительным, но она существует. Рецессии пока еще нет, есть угроза входа в эту рецессию. Да, там отдельный месяц в промышленности, один-два месяца наблюдается торможение. Но промышленность наша пока неконкурентоспособна. Когда стоимость автомобиля «Жигули» составляет 10-12 тысяч долларов – это неправильная цена, это означает, что совершенно неправильный курс по отношению к доллару и другим валютам. Поэтому коррекция курса до каких-то более адекватных уровней могла бы повысить конкурентоспособность российской экономики, российских производителей и избежать так называемой рецессии, стагфляции. Тогда бы перестали завозить морковку из Польши, выращивать ее у себя, то же самое и картошку из Франции не надо было бы завозить.



Сергей Сенинский: Пока в России не исключают наступления стагфляции экономики – ее сокращения на фоне высокой инфляции, то в США и Европе некоторые эксперты начинают говорить о возможности стагдефляции, то есть сокращения экономики на фоне снижения цен...



XS
SM
MD
LG