Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума России рассматривает в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты России по вопросам противодействия терроризму»


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Александр Гостев : Государственная Дума России в эти минуты рассматривает в первом чтении законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты России по вопросам противодействия терроризму». Депутаты намерены ужесточить наказание за отдельные виды преступлений во время терактов, вести ответственность за пособничество террористам. Законопроект предусматривает внесение поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, согласно которым дела о терроризме должны рассматривать коллегии из трёх судий без участия присяжных заседателей. Законопроект вызвал критику представителей думской фракции КПРФ и российского адвокатского сообщества. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Один из авторов законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты России по вопросам противодействия терроризму» глава думского Комитета по безопасности Владимир Васильев особо обратил внимание журналистов на необходимость ограничения юрисдикции присяжных заседателей.



Владимир Васильев : Попытка ввести порядок, когда присяжные не рассматривают дела по преступлениям террористического характера, была предпринята в прошлом году коллегами - 17 депутатами нашей Государственной Думы. Первым из них был Хинштейн. Тогда не получилось это. И у нас на комитете были дебаты. Я сам вынужден был не поддержать эту инициативу только, что мнение Верховного суда было отрицательным по тому механизму, который предлагался. Сегодня мы нашли механизм. Проблема осталась. Мы ее продолжаем решать. Почему это делается? Присяжные сегодня отбираются по случайной выборке. И это особенно характерно проявляется в регионах Южного федерального округа, особенно Северного Кавказа. Мы имеем несколько примеров (и вы их знаете), а вообще-то, это десятки дел, по которым выносятся оправдательные приговоры лицам, которые изобличены в террористической деятельности. Либо же выносится обвинительный приговор, но со снисхождением. В результате мы имеем преступников, вы знаете это, и по Беслану, когда один из организаторов преступной деятельности был освобожден из-под стражи решением суда присяжных Ингушетии. Таких примеров, к сожалению, десятки и десятки. Кстати говоря, международная практика давно пошла по этому пути.


У нас получается так - 12 присяжных. Люди по случайной выборке, живущие в этом регионе, должны принять решение (вдумайтесь в отношении кого!) в отношении преступной группы террористов, которые своей целью ставили наведение ужаса на людей в этом регионе. Так вот, эти люди должны принять решение о виновности или невиновности конкретных людей, у которых есть родственники. Исследования показывают, что в некоторых наших республиках Кавказа до 80 процентов прямое, косвенное родство. В этих условиях, в каком положении оказываются присяжные?!


В ответе, который мы получили на наш законопроект, Кучерены, он высказывает беспокойство по этому поводу, что сегодня присяжные оказались незащищенными. Мы не можем от них ожидать объективной реакции.



Олег Кусов: Говорил глава думского Комитета по безопасности Владимир Васильев. Эксперты подвергли законопроект критике. Федеральный судья в отставке, один из ведущих разработчиков Концепции судебной реформы в России Сергей Пашин полагает, что юрисдикцию присяжных необходимо расширять, а не сужать.



Сергей Пашин: Присяжные одинаково объективны и по делам о бытовых убийствах, и по делам о бандитизме, и по делам, в которых заинтересовано государство, в том числе федеральные службы безопасности. Присяжных интересуют доказательства. Наоборот, мне кажется, логика должны быть прямо противоположной. Чем опаснее преступление и чем тяжелее возможное наказание, тем больше должно быть гарантий у человека, которого обвиняют в совершении преступлений. Ведь не доказано же до того, как прозвучал приговор суда, что этот человек - террорист, шпион, изменник. Наоборот! Это еще предстоит проверить в ходе судебного заседания. И тут надо наращивать гарантии, а не убирать их.



Олег Кусов: Концепция судебной реформы предполагает расширение юрисдикции присяжных ещё и потому, что с таким особо тяжкими преступлением, как терроризм нельзя бороться без помощи общества, полагает доктор юридических наук Илья Рассолов.



Илья Россолов : Мне кажется, что основная причина, почему этот вопрос поставлен, заключается в том, что суды с участием присяжных выносят оправдательные приговоры. На суд присяжных трудно надавить, так как это все-таки коллегия, а не один судья. Разумеется, надавить на одного судью для вынесения так скажем правильного приговора гораздо проще, чем на целую коллегию.


Институт присяжных заседателей - это элемент гражданского общества. И именно гражданское общество может и должно справиться с таким социальным явлением, негативным социальным явлением, как терроризм, экстремизм. Поэтому одно государство или даже несколько государств с этой проблемой не справится. Эта функция именно гражданского общества. Поэтому именно, на мой взгляд, суд присяжных здесь является более эффективным и более результативным органом. Отменять эту категорию дел с участием присяжных заседателей я сегодня не стал бы.



Олег Кусов: Один из ведущих разработчиков Концепции судебной реформы в России Сергей Пашин не согласен с тем, что в республиках Северного Кавказа суды присяжных не способны на вынесение справедливого решения.



Сергей Пашин: Я был на Кавказе, был в Южном федеральном округе и беседовал и с судьями, и с присяжными, и с адвокатами. Никто не говорил, что суд присяжных не способен вынести справедливого решения. Для адвокатов это сплошь и рядом последняя инстанция, где можно добиться справедливости.



Олег Кусов: Возможности российских граждан участвовать в судебных процессах и влиять на их вердикты урезались уже неоднократно, подчёркивает Сергей Пашин.



Сергей Пашин: Когда речь идет о судебной власти, когда урезаются возможности народа влиять на судебную власть, это, конечно, серьезная конституционная проблема. Вообще, всегда есть право и есть режим, который определенным образом это право толкует. Соответственно, понимание Конституции из года в год меняется. При одной и той же Конституции режим может быть и весьма демократическим, а может стать фашистским, к сожалению. Так вот, право народа участвовать в отправлении правосудия было многократно урезано с принятием новых кодексов.


Вот 9 миллионов гражданских дел в год разбирается в стране. Ни одного этого дела не разбирается с участием народных заседателей. Народные заседатели вообще канули в Лету. И представители народа по уголовным делам участвуют при разбирательстве примерно 540 дел в год. Это присяжные заседатели. Это буквально все. А всего дел - около миллиона.



Олег Кусов: Идея представителей фракции «Единая Россия» - это отход от правовых начал, убеждён Сергей Пашин.



Сергей Пашин: Вообще, эти инициативы во многом напоминают инициативы 1934-1937 годов, когда пытались ужесточить ответственность процессуальными средствами.



Олег Кусов: Так считает федеральный судья в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации Сергей Пашин.


Инициатива депутатов из фракции «Единая Россия» вызвала критику депутатов-коммунистов, которые утверждают, что подобные законопроекты урезают Конституцию государства. Против идеи ограничения юрисдикции присяжных заседателей также выступили юристы, среди которых член Общественной палаты адвокат Генри Резник, правозащитники, партия «Яблоко».



XS
SM
MD
LG