Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Илья Политковской: "Я пока не знаю, кто и как убил мою маму"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие сын Анны Политковской Илья .



Андрей Шарый : Своими впечатлениями от судебного процесса я попросил поделиться сына Анны Политковской Илью.



Илья Политковский : К сожалению, реальная работа по процессу началась последние четыре рабочих дня, последнюю неделю. До этого были всякие мероприятия – открытие, закрытие процесса, споры сторон. Я рад, что, наконец-то, мы приступили к рассмотрению дела по существу. Впечатление пока что хорошее. Получается настоящая дискуссия. Мы слушаем то, что обвинение предоставляет доказательства. И ждем доказательства защиты.



Андрей Шарый : Вам кажутся убедительными доказательства обвинения?



Илья Политковский : Пока что – да. А степень их доказанности и вины – это все-таки на усмотрение присяжных.



Андрей Шарый : У вас есть какие-то замечания по работе ваших адвокатов?



Илья Политковский : Нет! Мои адвокаты пока что работают так, как я и ожидал.



Андрей Шарый : Илья, извините за такой не очень деликатный вопрос. Вам понятно, кто и как убил вашу мать?



Илья Политковский : Пока не понятно. Я представляю группу людей, которая связана с этим убийством. Ответить на ваш вопрос однозначно – я не смогу. Я пока не знаю, кто и как убил мою маму.



Андрей Шарый : А там наверху все дальше теряются, пока тоже непонятно, все в тумане – кто стоит за этими людьми?



Илья Политковский : Пока что все в тумане. Вы правы – все в тумане. Заказчики не определены. Есть некоторые мысли на этот счет, с которыми я пока делиться не могу. Но это всего лишь мысли и версии.



Андрей Шарый : Илья, процесс начался со скандала, связанного с известной историей якобы с требованием присяжных закрыть процесс. А потом, когда присяжный Колесов выступил с опровержением этого процесса, судья Зубов был вынужден его открыть. Я говорил тогда с одним из ваших адвокатов Каринной Москаленко, она говорила, что пока нет оснований добиваться отвода судьи. Вы верите судье Зубову?



Илья Политковский : Я пока что верю Зубову. Не то, что я верю, я не хочу, чтобы была отведена коллегия присяжных, которая уже показала себя с хорошей стороны. Так как по российскому законодательству коллегия и судья неделимы, я готов с этим судьей Зубовым продолжать процесс.



Андрей Шарый : Велико к вам сейчас внимание журналистов? Из каких телекомпаний или газет к вам обращаются за интервью? Скажем, государственные средства массовой информации хотят с вами беседовать?



Илья Политковский : На удивление государственные средства массовой информации хотят со мной беседовать. У зала суда просят интервью. Но пока что, так как у нас начался процесс, это публичная и важная позиция, мы стараемся, чтобы наши представители, то есть адвокаты, выражали одну общую позицию потерпевшей стороны, чтобы не было отдельных комментариев. Но я в любом случае не отказываюсь.



Андрей Шарый : То, что касается заявления о возможности появления в зале суда человека по имени Рустама Махмудов, которого считают непосредственным исполнителем преступления, вы верите в эту версию адвоката о том, что этот человек готов явиться и дать какие-то показания, если ему дадут гарантии чего-то, какие он просит?



Илья Политковский : Вы знаете, мне сложно говорить – верю я или не верю. Естественно, я могу сказать свое мнение по этому заявлению. Я бы очень хотел его в этом зале увидеть. Но давайте подождем, посмотрим – будут ли заявления соответствовать действительности.



Андрей Шарый : Сообщил Илья Политковский. В Москве продолжается судебный процесс по делу об убийстве журналистки Анны Политковской.



XS
SM
MD
LG