Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как Кремль опекает дела государственной важности


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский политический эксперт, специалист в области технологий государственного управления Марк Урнов.



Андрей Шарый : Развитию нанотехнологий российские власти придают в последние годы столь большое значение, что это начинание стало даже темой популярных анекдотов о росте российских президентов. Однако эксперты, отдавая должное важности научного развития отрасли, сомневаются в верности организации процесса. Громадные государственные организации вроде Роснанотеха, руководство которому поручено одному из самых эффективных кремлевских менеджеров Анатолию Чубайсу, вряд ли в состоянии добиться переломных результатов. Я беседую с известным московским политическим экспертом, специалистом в области технологий государственного управления Марком Урновым.



Марк Урнов : Такое впечатление, что наше государство сделало ставку на развитие того, что в свое время в Южной Корее назывались чиболи, то есть такие гигантские корпорации государственные, и видят в них мотор модернизации. И вот одно из таких чиболей и будет являться нанокорпорация. С такой конфигурацией практически исчезает какая бы то ни было конкуренция. Гигантское, мощное государственная структура, контролирующая развитие нанотехнологий. Будет ли у нее достаточно внутренних стимулов для того, чтобы, действительно, динамично развиваться? Ответ «да» предполагает веру в то, что человек по своей природе добрый. И ему конкуренция не важна. Ответ «нет» предполагает, что подобного рода ставка на крупные непрозрачные корпорации неэффективна. Экономика без конкуренции, экономика таких государственных гигантов не будет развиваться так эффективно и так динамично, как, вообще-то говоря, нужно было бы для того, чтобы Россия, действительно, стала страной модернизированной, а не такой, какая она сейчас есть.


Какими бы ни были там управленцы той или иной корпорации, все равно определяется не волей начальника, а стимулами среднего звена, низшего звена и структурой государственной, которая заведомо знает, что она конкуренции не подвергается и, конечно, будет работать ленивее, чем если бы ее подпирали другие, точно такие же конкурирующие государственные заказы. С моей точки зрения, это неэффективно. Это эффект монополистический, который будет есть ресурсы в большей степени, чем на конкурентном рынке, а продукцию и общий эффект давать меньший.



Андрей Шарый : Вот в России сформирована не одна такая корпорация. Ведь Роснанотех – это не единственная корпорация. Таких госкорпораций то ли 8, то ли 9. Вы всем им предрекаете судьбу печальную. Чем это все закончится?



Марк Урнов : Монополизированная экономика, которая постепенно впадает в стагнацию, на фоне нынешнего финансового кризиса, который и в России имеется, так и подавно стагнация достаточно быстро начнется. Потому что люди будут озабочены не столько тем, чтобы предъявлять эффективную продукцию, сколько тем, что отчитываться перед государством о том, что все в порядке. Это ведь не наша российская специфика. Это все то же самое было бы и в Корее, все то же самое было бы и в Соединенных Штатах, и в Англии, где угодно. Таковы фундаментальные просто закономерности экономической жизни.



Андрей Шарый : Почему тогда эти люди, которые там рулят, они выбирают такую неэффективную модель организации экономики и политической жизни?



Марк Урнов : А дело в том, что если присмотреться, то, на самом деле, это же не только принцип, который любят в организации экономики. Точно такой же принцип предлагают и в сфере политики – вытеснение конкуренции, централизация власти. Чем больше власти сконцентрировано в руках у федерального центра, тем лучше. Здесь странным образом путается два понятия – эффективность и концентрация власти или влияние на верхних этажах той или иной структуры. Поскольку так последовательно по всем направлениям осуществляется, такое ощущение, что это просто часть мировосприятия, такая философия жизни.



Андрей Шарый : Есть какие-то другие способы организации российской политико-экономической жизни сейчас или нет?



Марк Урнов : Разумеется, есть. Альтернатив огромное количество. Про политику уже устал язык ворочаться. Нужна реальная конкуренция, которая бы охватывала и верхние этажи. Нужна свободная пресса, нужны свободные партии, нужны свободные общественные организации. В экономике все то же самое. Нужно не создание супергигантов под государственным контролем, а создание частных корпораций, которые не подчинялись бы государству, которые бы смотрели на государство, как на партнера, и находились бы с ним в таком нормальном диалоге, которые бы конкурировали между собой бы и за государственные заказы и за потребителя. При этом не надо было бы впадать в такой грех изоляционизма и как можно больше поднимать таможенные пошлины, чтобы создать для наших, родных компаний условия такие парниковые. Тогда это была бы нормальная и эффективная экономика. Она бы становилась все более и более прозрачной. Она уходила бы от коррупции. Она старалась бы максимально эффективно использовать те средства, которые имеются. В той модели, которая происходит сейчас, все с точностью до наоборот. Такие тяжеловесные и непрозрачные организации, которые в силу просто монополитистической логики будут охотиться за средствами, а финальным продуктом будет, скорее всего, не столько реализация программ, сколько отчеты по поводу реализации программ. Ну, такова природа монополий, к великому сожалению.



XS
SM
MD
LG