Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ключевое слово этой недели – «нанотехнологии»


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева .



Марина Дубовик : Ключевое слово этой недели сравнительно недавно вошло в современный обиход. Почему? Узнаем из традиционной воскресной рубрики Лили Пальвелевой.



Лиля Пальвелева : Ключевое слово этой недели – «нанотехнологии». В среду в Москве открылся Международный форум по нанотехнологиям. Побывавшая там моя коллега Ольга Орлова столкнулась с тем, что теперь появилось много новых предметов, а вместе с ними и слов с вот этим корнем «нано».


С каким, Ольга?



Ольга Орлова : Слова самые различные – наномех, нановеревки, наноплитки, даже видела наноноски. Представитель иранской нанотехнологической инициативы демонстрировал с виду обычные черные носки, но, правда, уверял, что в Иране они страшно популярны, потому что якобы они носятся долго, устраняют неприятный запах и при этом стоят ненамного дороже.



Лиля Пальвелева : Ученые очень давно работают с этими мельчайшими частицами, которые принято обозначать корнем «нано». Термины с этим корнем использовались, например, был нанометр, но использовались только в узкой языковой среде, и их было не так много. Во всяком случае, тогда про наноноски и нанолыжи, а также наношубы речи быть не могло.



Ольга Орлова : Дело в том, что вообще нанотехнологии стали так широко применяться, конечно, именно в последние годы. Именно с их распространением слово «нано» и стало во многом таким маркетинговым ходом.



Лиля Пальвелева : То есть это еще и модное слово!



Ольга Орлова : Да, конечно. Это очень удобно, использовать это слово, для привлечения просто покупателей. Есть другой момент, что манипуляции и исследования структур, которые были в диапазоне нано (наноразмер), конечно, велись очень и очень давно. Где-то они назывались иначе. Например, один из экспертов, который у нас выступал на Радио Свобода Михаил Фигельман, доктор физико-математических наук, говорил, что 20 лет назад он занимался мезоскопической физикой. Теперь это область нанофизики. Когда я его спросила – а почему вы тогда называли мескопической, а теперь нанофизикой? – он сказал, что так просто развивается терминология. И это естественно. В науке это нормальный процесс, что терминология меняется.



Лиля Пальвелева : Ольга, вы научный обозреватель Радио Свобода, объясните все-таки, что означает это самое «нано»?



Ольга Орлова : Надо понимать, что «нано» бывает разное. Если говорить о широком использовании, сейчас о приставке можем говорить, хотя, на самом деле, по сути, это корень, но мы это уже используем, как приставку «нано». Широкое использование – это когда речь идет просто о размере 10 в мину 9 степени. Но в таком случае, как я уже сказала, под нано подходит огромное количество сфер деятельности, как научной, так и в технологической. Тем не менее, среди специалистов, хотя, насколько я знаю, бесконечно идет споры, уточнения и ограничения, что же понимать под строго нанонауками и строго нанотехнологиями, но есть такое, по крайней мере, общее правило, которому уже пришли к соглашению, что все-таки если речь идет о наноструктурах, которые качественно меняют свойства и качественно меняют понимание того, что мы изучаем или с чем мы имеем дело, в таком случае мы можем говорить о настоящих нанотехнологиях и о настоящей нанонауке там, где мы вдруг получаем то, что ни в каком другом состоянии, ни в каких других размерах мы получить не можем.



Лиля Пальвелева : А не кажется ли вам, что у этого корня «нано», когда он начинает использоваться в словах с такими разными значениями, уже и у корня появились какие-то новые значения?



Ольга Орлова : Так и получилось. Потому что действительно мы перешли от понятия размерных к понятиям качественным. Но надо сказать, что в науке, собственно, это уже давно было понятно. Ученые-то как раз эти вещи не путают.



Лиля Пальвелева : Поясняет Ольга Орлова.


XS
SM
MD
LG